Как оригинально поздравить с днем свадьбы племянницу с

Как оригинально поздравить с днем свадьбы племянницу с

Как оригинально поздравить с днем свадьбы племянницу с

Глава 1
Парень шел по утреннему, практически еще безлюдному пляжу, и наслаждался ощущением свободы. Позади остались все невзгоды и передряги, учеба в суворовском, неудачи и расставания... Позади осталось все… Сейчас были каникулы и в данный момент для него существовали только это море, это небо, это солнце, только он и ощущение полной свободы…
Он остановился и посмотрел на море, затем вдаль, на линию горизонта. Голубая гладь моря, ни ветерка… Красота-то какая!
Он бросил полотенце на песок, начал стягивать футболку. Вдруг, взглянув еще раз на море, он увидел, как к морю приближается девушка тоже с явным намерением поплавать.
Девушка подходит к самой кромке воды и останавливается, как бы пытаясь оценить, насколько вода холодная. Потом начинает медленно заходить в море. Вот она уже по колено в воде, но останавливается, видимо, пытаясь привыкнуть к температуре воды.
… С того места, где он стоит, он может видеть ее пышные волосы с рыжим отливом, стройную фигурку… Семнадцать лет, кровь бурлит в жилах, ощущение полной свободы… Почему бы и нет? И он кричит:
- О, нимфа! Твой стройный стан мой взор пленяет!.. Я стою безмолвен!
Девушка оборачивается и…
- Максим?
- Полина… Сергеевна?
Улыбка сползает с его лица.
- Не может быть…
Непроизвольно она делает несколько шагов к нему, выходя из моря, но, как бы опомнившись, останавливается. В несколько прыжков он преодолевает оставшееся расстояние и вот они уже стоят друг напротив друга.
- Вы… - выдавливает он, все еще не веря в происходящее.
- Ты…
Она первая приходит в себя и улыбается:
- Вот как ты, оказывается, знакомишься с девушками? Оригинальный способ – нечего сказать. У девушек должен иметь огромный успех.
Он тоже улыбается:
- Да уж… Не поверите, вы первая, с кем я собрался познакомиться таким образом.
Потом вдруг хмурится и смотрит ей прямо в глаза:
- Простите, обычно с замужними дамами я не знакомлюсь. Мал еще...
- С замужними?.. – На лице ее проскальзывает некоторое недоумение, потом она вдруг вспоминает и отводит глаза. – Да, конечно. Максим, я… - но нужные слова, увы, не находятся.
Да Максиму они, впрочем, и не нужны. Не дожидаясь продолжения, он начинает говорить сам:
- Да нет, Полина Сергеевна, не переживайте, я не начну все сначала. – Мгновение помолчав и, как бы решив что-то для себя, он продолжает, - Вы были правы, я действительно встретил девушку, свою ровесницу, так что теперь все в порядке. (Здесь он, правда, немного лукавит, так как Рита уже давно в прошлом, но не может же он ударить в грязь лицом и сказать, что все из ряда вон плохо и он ничего не забыл. Зачем?) Так что, Полина Сергеевна, как говорится, не парьтесь по этому поводу. Дурак был – вот и чудил.
Незаметно для себя Полина несколько грустнеет, но в то же время вздыхает с облегчением.
- Вот видишь. Я очень рада за тебя, Максим.
- Правда?
Она улыбается.
- Правда.
Он тоже начинает улыбаться и протягивает руку:
- Значит, друзья?
- Друзья. – И она вкладывает свою руку в его.
Они оба улыбаются, но пауза затягивается и через мгновение повисает неловкое молчание. Полина медленно освобождает свою руку из руки Максима и на секунду отводит глаза.
- Так как твои дела, Максим?
- Хорошо. Я же уже сказал. А ваши? – он кашлянул. – К вам, наверное, сейчас присоединится ваш муж?
Теперь пришла её очередь кашлять:
- Муж?.. Гм… Нет, он… его в последний момент дела задержали, так что… он присоединится ко мне на днях.
При этих словах Максим заметно оживился. Несмотря на то, что она была для него потеряна, он не хотел упускать возможность просто побыть с ней рядом, и сейчас была как раз эта возможность.
- Да? Тогда можно вас спросить, как друга? – На последнем слове он сделал ударение.
Полина слегка напряглась, не зная, какой будет вопрос.
- Да, конечно.
- Ну, понимаете, я, можно сказать, только приехал. Так что друзей завести еще не успел, - он ухмыльнулся, - а человек я компанейский… А тут как раз вы, знакомое лицо… Так, пока мужа вашего нет, если, конечно, и планов у вас других нет, не составите мне дружескую компанию на отдыхе?
Полина удивленно приподняла бровь:
- А ты здесь тоже один? А как же семья, друзья?
Максим рассмеялся.
- Ну, дежа вю прямо какое-то. Короче, планировался семейный отдых, но в последний момент отца задержали дела. Так что я сейчас наслаждаюсь свободой, а родители приедут позже. Ну, так как?.. – продолжил он после паузы. – Вы составите мне компанию? Обещаю не надоедать.
Полина на мгновение задумалась. Она понимала, что по логике должна сказать «нет», но ей так хотелось хотя бы несколько дней провести в обществе этого мальчика. К тому же, в данный момент он предлагал ей просто дружбу и, заглушив в себе голос разума, она кивнула головой.
- Да, друг, я согласна.
Максим расслабился. Он очень боялся, что она начнет отказываться, опять рассказывая, что так нельзя и, что из этого выйдет, но, на удивление, она согласилась достаточно быстро, что вселило в него хоть маленькую, но надежду, хотя надежду на что, он и сам боялся себе сказать.
- Ну, так что, может, тогда поплаваем? А то я вас так нахально отвлек.
- Конечно, идем.
Максим забежал в воду и нырнул. Полина же осталась стоять на берегу, опять изучая воду.
- Ну, что же вы стоите?
- А вода очень холодная?
Он рассмеялся.
- Сейчас узнаете.
Он вышел из воды, подбежал к ней и стряхнул на нее воду с кончиков пальцев. Она тоже рассмеялась:
- Максим, прекрати… - но тут же сама зачерпнула в горсти воды и окатила его.
… Они брызгались и плескались, как дети. В этот момент разница в возрасте не просто стерлась, казалось, они оба вернулись на несколько лет назад в детство.
Когда они, наконец, вышли на берег и подошли к вещам Полины, сказать, что они были довольны – значит, не сказать ничего. Лица их искрились радостью и счастьем, окружающий мир был лишь фоном.
- Ты отличный пловец, Максим!
Он рассмеялся:
- Да и вы тоже хоть куда!
- Ну, ладно, Максим, ты извини, но мне пора идти. – Она наклонилась и начала собирать свои вещи.
- Как, уже? – Он не мог поверить, что сейчас все закончится.
Она поднялась и посмотрела ему в глаза, потом, повинуясь порыву, поцеловала его в щеку, прошептала «Спасибо за утро!» и побежала к выходу с пляжа. Какое-то время Максим ошарашенно смотрел, как она убегает, потом опомнился и закричал:
- Полина Сергеевна, а как я вас найду?
Она обернулась, улыбнулась и прокричала:
- Приходи завтра утром на пляж! – и убежала.
Максим долго смотрел ей вслед, потом дошел до своих вещей, сел, широко улыбнулся и погладил себя по щеке, на которой запечатлелся поцелуй Полины.
- Не может быть!
Глава 2
На следующее утро Максим пришел на пляж пораньше, огляделся в поисках Полины, но ее, увы, нигде не было. Он уселся поудобнее и стал ждать. Прошел час… Полина не пришла.
«Испугалась, - с горечью подумал Максим. – Опять боится, что скажут люди, что скажет муж…»
Он поднялся, подошел к морю, набрал в горсть гальки и стал бросать ее в воду. «Что ж такое-то? - думал он. – Я же уже ни на что не претендую. Хочу быть просто другом…»
… А боялась-то Полина не Максима. Боялась она своих собственных странных и противоречивых чувств, которые вызывал у нее один вид этого мальчика. Вчера, когда кто-то так неожиданно окликнул ее и, обернувшись, она увидела его, ей показалось, что земля качнулась у нее под ногами. Именно он был причиной всего того, что происходило с ней в эти два года; именно из-за него она уволилась из училища и сменила место жительство, вообще уехав из города; именно из-за него придумала всю ту историю с замужеством и именно из-за него чуть не умерла сама, когда услышала, что он разбился из-за нее на машине... Тогда, когда она вынуждена была приехать в город еще раз, она вновь встретила его и только голос разума, который всегда звучал в ней очень громко, удержал ее от искушения. Она придумала для него еще одну историю с замужеством, одним махом желая оборвать все то, что было и что могло бы быть, в тот раз простившись с ним, казалось, навсегда. Но нет, судьбе было угодно свести их еще раз в тот момент, когда она этого меньше всего ждала.
Когда она увидела его там, на берегу, в ней перемешались все чувства сразу: и радость от встречи, и страх, и боль, и угрызения совести… и даже где-то в глубине затаившаяся надежда на то, что все могло бы быть по-другому. Потом Максим успокоил ее тем, что все в прошлом, у него есть девушка и предложил стать друзьями. Такое развитие событий больше устраивало ее голос разума. Они провели вместе замечательное утро, Максим ни словом, ни жестом не смутил ее, наоборот, это она не сдержалась и поцеловала его в щеку. Позже, наступил вечер и пришло время для самоедения, которое было так свойственно Полине. Она убеждала себя, что это был лишь дружеский, ничего не значащий поцелуй, и тут же этот злобный голос разума подсказывал ей, что, раз она сама придает тому поцелую такое значение, значит, никакой он не дружеский и неизвестно еще, как воспринял его Максим. Нельзя давать парню опять надежду и потом вновь ее отнимать.
Она спала беспокойным сном, то ее одолевали кошмары, то снился Максим… Наступило утро, близилось время встречи с Максимом, а она так и не решила, как ей быть. С одной стороны, она и боялась, и хотела этой встречи, а с другой…
… Максим стоял на берегу и медленно бросал камешки в воду. Он бросил последний, проследил за его полетом, да так и остался стоять с опущенными руками, глядя куда-то вдаль. Вдруг где-то в том месте, куда он бросил свой камешек, упал еще один. Он резко обернулся.
- Привет, Максим! – сзади него стояла и улыбалась Полина.
- Привет! – губы Максима тоже расплылись в широкой улыбке. – Долго вы, однако, спите!
Полина рассмеялась.
- Извини, я знаю, я опоздала.
Он махнул рукой:
- Не берите в голову! Ну что, поплаваем?
- Давай!
Все утро Полина вглядывалась в лицо Максима, пытаясь найти хоть тень смущения или намека на то, что он воспринимает ситуацию как-то не так, но нет, лицо его было ясным и безоблачным, он действительно просто наслаждался ее обществом и прекрасным днем и ничего более. Она боялась, что он вспомнит о вчерашнем поцелуе, но опять же, нет. Значит, он действительно воспринял его, как дружеский, а соответственно, она сама выдумала все и, если и была какая-то опасность все испортить, то она исходила от нее самой.
За этими размышлениями и застал ее очередной вопрос Максима:
- Полина Сергеевна!.. Вы меня слышите?
Она тряхнула головой.
- Что? Прости, Максим, я немного отвлеклась. Что ты сказал?
- Я говорю, может, пойдем куда-нибудь, поедим? Я, по правде сказать, сегодня еще не завтракал.
- Ты знаешь, я тоже. Идем!
Они встали, собрали вещи и пошли в ближайшее кафе, которых, к счастью, было в избытке. Они выбрали столик с видом на море, сели за него и стали ждать официанта с меню. Вдруг Полина схватила Максима за руку:
- Только, Максим, давай без глупостей. Давай сразу договоримся, каждый платит за себя сам.
Он посмотрел на ее руку, держащую его, и улыбнулся. «Хорошо бы задержать этот миг», - промелькнуло в голове.
- Да без проблем! Я уже взрослый мальчик, чтобы не делать глупостей.
В памяти всплыл тот случай, когда он пытался заплатить за Полину, а позже она вернула ему деньги, сказав, что никогда больше он не будет за нее платить. И собственные слова о выкупе он тоже вспомнил. Улыбка стала еще шире.
Полина, видимо, тоже вспомнила тот случай, потому что щеки ее порозовели и она поспешно убрала руку. На ее счастье, подошел официант, принесший им меню, и у нее появилась возможность спрятаться за своим экземпляром, сделав вид, что полностью углубилась в его содержание.
Впрочем, от Максима не ускользнуло ее смущение. Какое-то время он наслаждался видом смущающейся Полины, потом спросил:
- Ну, что, будем заказывать?
Полина, мысленно корившая себя последние несколько минут за свое странное поведение и не менее странную реакцию на, в общем-то, ничего не значащую фразу Максима, опустила меню и кивнула головой:
- Да, я готова.
Максим позвал официанта и они сделали заказ. В ожидании заказа Полина сидела и нервно постукивала кончиками пальцев по столу. Ей бы и нужно вернуть разговор в нормальное русло, но что-то не получается и Максим, похоже, совсем не собирался ей в этом помогать. Он просто молча сидел, смотрел на нее и улыбался.
Наконец, принесли заказ. Полина не придумала ничего лучше, чем сосредоточенно приняться за еду. Глядя в безмятежное лицо Максима, она понимала, что сама поставила себя в это странное положение, что ведет себя глупо, но, увы, ничего не могла с собой поделать.
А, внешне безмятежный Максим, точно так же не знал, что делать. Он понимал, что произошло что-то, из-за чего Полина чувствует себя не в своей тарелке, и что, скорей всего, это что-то связано с ним, но вот, что – он мог только догадываться.
Наконец, он решился нарушить тишину:
- А хотите, я расскажу вам об училище? Вы же, наверное, иногда вспоминаете о нем?
Полина облегченно вздохнула, в душе благодаря Максима за сообразительность, и ухватилась за эту новую тему, как за соломинку.
- Конечно, хочу. Ты уже, наверное, скучаешь по своим друзьям? Я знаю, вы все очень сдружились там.
- Сдружились, это верно, – он радостно улыбнулся. - Хотя вот сейчас я по ним точно не скучаю.
Полина, пившая в этот момент сок, поперхнулась, и Максим поспешил добавить: - В смысле, море, солнце и вода – наши лучшие друзья!
Он рассмеялся. Полина рассмеялась вместе с ним:
- Это точно!
Атмосфера разрядилась и остаток завтрака прошел тепло и непринужденно. Максим рассказывал Полине байки из своей суворовской жизни, смешные истории о себе и друзьях и Полина весело смеялась, живо представляя и неуклюжего Печку, и слегка заносчивого Сухомлина, и чересчур любвеобильного Трофима, и слишком честного Синицу. Время для обоих пролетело незаметно, когда Полина вдруг спохватилась:
- Ой, извини, Максим, мне пора идти. Мне позвонить должны, а телефон я забыла в номере. Так что идем.
Они расплатились и вышли из кафе. Но Максим не спешил прощаться.
- Давайте, я вас проведу.
- Нет, не нужно, это лишнее.
- Тогда завтра на пляже?
Полина улыбнулась:
- Да, завтра на пляже. Пока!
Она уже начала отворачиваться, чтобы уходить, но Максим вдруг остановил ее:
- Подождите, скажите хотя бы, где вы остановились?
Она загадочно улыбнулась:
- Пусть останется элемент недосказанности…
Но Максим был не из тех, кто так легко сдается:
- Э, нет, какой элемент недосказанности может быть между друзьями. – Он хитро подмигнул. – Мы ведь друзья?
Полина рассмеялась:
- Друзья. Хорошо, сдаюсь… - Она назвала, где остановилась. – Все, теперь мне точно пора. Давай, друг, до завтра.
Она протянула руку для прощания, Максим взял ее в свою, ненадолго задержал, потом отпустил.
- До завтра.
Но Максим слукавил, прощаясь до завтра. Часов в семь в дверь номера Полины постучали. Она удивилась, поскольку явно никого не ждала, но все же пошла открывать. Каково же было ее удивление, когда на пороге оказался Максим.
- Максим? Ты что здесь делаешь? Что-то случилось?
Он усмехнулся.
- И снова здравствуйте, Полина Сергеевна! Я тут мимо проходил, дай, думаю по-дружески, по-соседски, можно сказать, зайду к Полине Сергеевне, вдруг ей скучно, делать нечего... Нельзя же оставлять друга в беде.
Полина рассмеялась:
- И что же вы имеете предложить мне, Максим… простите, как вас по батюшке… Петрович, да?
- Петрович, Петрович. Я имею предложить вам, Полина Сергеевна, культпоход в кино. Вы согласны?
- Гмм… - она задумалась, стоит ли ей соглашаться и не истолкует ли Максим это как-то превратно, но, взглянув в открытое лицо Максима, она отогнала прочь свои сомнения и вопросительно подняла бровь:
- А какой фильм?
Не ожидавший такого быстрого согласия, Максим растерялся, потом пожал плечами и беспечно сказал:
- Понятия не имею.
Полина рассмеялась:
- Отличный выбор!..
Максим, немного подумав, подмигнул:
- Но вы же, как учитель этики и эстетики, как человек, который сеет разумное, доброе, вечное, должны же быть в курсе событий, происходящих в мире культуры, и, в частности, в мире отечественного и зарубежного кинематографа.
Чем дольше он говорил, тем звонче и веселее смеялась Полина.
- Знаешь, Максим, никогда не ожидала от тебя такого глубокомысленного изречения. Да я уже больше и не твой учитель… - запнулась, покраснела, и поправилась, - … в смысле, в данный момент не учитель этики и эстетики. Хотя ты прав, нужно быть в курсе… Идем. Проходи, мне нужно время, чтобы собраться.
Максиму хотелось, очень хотелось пройти, посмотреть, как она живет, чем дышит. Он понимал, что это лишь временное жилье, но все же… Но нет, находиться с ней рядом, в одном помещении, где не будет больше никого, только он и она, – он побоялся, что вряд ли сможет поддержать эту иллюзию дружбы, скажет или сделает что-нибудь - и она просто прогонит его. Он и так не знал, сколько времени ему еще отпущено для того, чтобы побыть с ней – со дня на день должен был приехать ее муж, так что в данный момент он не был готов рисковать этим хрупким, но все же шансом побыть с ней рядом. Он помотал головой:
- Нет, я лучше на улице подожду. Только, пожалуйста, недолго, а то сеанс скоро начнется, а, если все женщины собираются с такой скоростью, как моя мама – то мы точно не успеем.
Полина улыбнулась:
- Договорились. Сколько у меня есть времени?
- Минут десять – пятнадцать, не больше.
- Слушаюсь, Максим Петрович, через 10 минут я – в вашем распоряжении.
Максим согласно кивнул:
- Хорошо, я жду на улице, - и ушел.
Полина закрыла за ним дверь и прислонилась к ней спиной. «Что я делаю?» - пронеслось у нее в голове, но она тут же заглушила в себе начавший прорезаться голос разума и поспешила собираться.
Она не стала наряжаться, так как решила, что это же было не свидание. Так как кинотеатр был опять же для отдыхающих, то она решила, что можно обойтись полуспортивным стилем: джинсы, легкая, в тон джинсам, блузка, босоножки на низком каблуке. Причесалась, слегка подкрасила губы, подвела глаза. Перед выходом еще раз взглянула на себя в зеркало – осталась вполне довольна результатом.
Выйдя на улицу, поискала Максима глазами. Он стоял чуть поодаль и не сводил глаз с дверей в здание. Увидя ее, он оживился и поспешил подойти. Не смог удержаться и оглядел ее с ног до головы. Полина покрылась румянцем под его оценивающим взглядом, но в душе обрадовалось, прочитав одобрение в его глазах.
- Отлично выглядите! И какая скорость!
- Спасибо, Максим.
Она и правда отлично выглядела. В своем наряде она выглядела гораздо моложе своих лет и сейчас любой посторонний сказал бы, что Максим и Полина – ровесники. Несколько смутившись, она подняла на него глаза и улыбнулась:
- Ну что, идем?
- Идемте.
Какой был фильм, долго ли он длился, позже каждый из них вряд ли мог бы сказать, поскольку весь сеанс они были увлечены абсолютно другим занятием. Максим все время украдкой поглядывал на Полину, при этом очень стараясь, чтобы она этого не заметила. А она… она, как это ни смешно, делала то же самое. Если бы в этот момент кто-нибудь со стороны взглянул на них, он бы подумал, что это старшеклассники пришли на первое свидание и просто не знают, как себя вести, чтобы не спугнуть едва начавшие зарождаться отношения и все не испортить, хоть в наше время такое трепетное отношение друг к другу и редкость. Правда, в какой-то момент Полина словила себя на том, что она в очередной раз исподтишка поглядывает на Максима, осознала всю комичность поведения для взрослого человека, хмыкнула, пробормотала: «Детский сад!..» и попыталась сосредоточиться на происходящем на экране, но, увы, ничего не могла с собой поделать – взгляд ее настойчиво обращался к Максиму, сидящему рядом. Несколько раз взгляды их все же пересеклись, они улыбнулись друг другу, и тут же перевели взгляд на экран. Когда же Максим вроде бы случайно положил свою руку на подлокотник, на котором уже лежала рука Полины, она едва заметно вздрогнула и сразу же убрала руку. «Что ты ведешь себя, как девчонка? - ругала она себя, - это же переходит уже все границы разумного!» Переходит - то переходит, а что делать, если в душе она и чувствовала себя девчонкой на первом свидании?..
… Сеанс, наконец, закончился и они вышли на улицу. Вдохнули воздух полной грудью, посмотрели друг на друга, - и рассмеялись.
- Ну что, - сказала Полина сквозь смех, - я считаю, культпоход удался. Теперь я, как ты выразился, в курсе событий кинематографа. Спасибо.
- Да не за что. Вы, если что, обращайтесь, всегда поможем.
Максим понимал, что сейчас она начнет прощаться, а ему так не хотелось отпускать ее…
Он собрался с духом и, как можно более небрежно, сказал:
- Полина Сергеевна, а давайте перед сном по набережной прогуляемся… ну, типа, чтоб кошмары не снились.
Спать не хотелось, так что после некоторого колебания, она кивнула головой:
- Идем, я очень люблю вечернее море.
Не одних их притягивало вечернее море. Народу на набережной было очень много, то и дело встречались целующиеся пары. Заходящее солнце, розовые облака, темная, блестящая гладь моря, легкий бриз, где-то на линии горизонта плывущий корабль – невозможно было остаться равнодушным. Казалось, все, абсолютно все, располагало к любви и нежным признаниям. Полина с Максимом тоже это почувствовали. Но, если Максим хотел было уже сделать следующий шаг, то Полина запаниковала. Максим обернулся к ней:
- Полина Сергеевна… Полина, я…
По его глазам, по тону, которым он говорил, Полина поняла, что заветные слова готовы сорваться с его губ, - и она поспешила его перебить:
- Максим, а расскажи о своей девушке?..
В первый момент Максим не понимает, о чем она:
- Девушке?.. Какой девушке?
Полина удивленно поднимает бровь:
- Ну, как же, в первый день, когда мы встретились, ты говорил, что у тебя есть девушка, что ты ее любишь…
Максим вздохнул. Очарование рассеялось, момент был упущен.
- А что о ней рассказывать? Девушка, как девушка… - потом вдруг вспомнил, что он же реально должен быть влюблен в ту девушку, а Полина, как ни прискорбно, замужем… И, вообще, для него оставалось загадкой, чувствует ли она что-нибудь к нему или ей просто приятно с кем-нибудь коротать время в ожидании приезда мужа. И этим кем-то, по чистой случайности, оказался он, Максим. Он с воодушевлением улыбнулся. – Шутка... На самом деле, замечательная девушка. Зовут Рита. К сожалению, - он состроил печальную гримасу, - все сложилось так, что ей нужно было ехать в Москву, к родителям. Так что теперь я один, совсем один, печален и безутешен. – Он ухмыльнулся.
Полина рассмеялась:
- Максим, ты можешь быть хоть иногда серьезным?
Лицо его мгновенно преобразилось.
- С вами, Полина Сергеевна, я всегда абсолютно серьезен.
Полина почувствовала, что они опять съезжают на, в данный момент, опасную для нее тему. Нужно было срочно что-то делать, сказать что-то, но не допустить того, что вот-вот может быть произнесено. Затея с прогулкой по набережной явно была плохой идеей. Ну, не была она готова услышать от Максима какие бы то ни было слова признаний, хоть как бы ей того ни хотелось.
Это как в той песне: «И хочется, и колется, и мама не велит…» Ей уже 24 года, она живет в своем, пусть немного скучном, но устоявшемся мире, который и так уже однажды рухнул по милости именно его, Максима. Пришлось экстренно уходить с работы, менять место жительства, придумывать себе мужа… И все для чего? Для того, чтобы вновь встретить здесь Максима и вновь поставить под опасность краха этот ее спокойный, устоявшийся мирок. Нет, она положительно была к этому не готова. Мысли эти вихрем проносились у нее в голове, она лихорадочно искала нужные слова, но не нашла ничего лучше, чем сослаться на головную боль:
- Максим, ты не обидишься, если мы сейчас расстанемся? У меня ужасно разболелась голова.
Максим покачал головой.
- Нет, не обижусь. Только мы не расстанемся. Как представитель сильного пола, я доведу вас до самой двери вашего номера, а то, знаете, мало ли чего…
Она рассмеялась:
- Ну, ты настоящий рыцарь! Идем.
По дороге они говорили обо всем и ни о чем, Максим рассказывал какие-то анекдоты, Полина смеялась, в общем, - разговор двух друзей, которым просто интересно в компании друг друга.
- Ну, как ваша голова? – спросил Максим, когда они подошли к ее двери.
Полина вдруг вспомнила, что у нее должна болеть голова, слегка стушевалась, и кивнула.
- Ты знаешь, гораздо лучше. А сейчас еще выпью таблетку, лягу в постель и, думаю, совсем пройдет.
Максим улыбнулся.
- Это хорошо. Значит, есть шанс, что завтра вы придете на пляж?
Полина тоже улыбнулась.
- Однозначно.
Максим понял, что пришло время уходить.
- Ну, я тогда пошел. – Он ухмыльнулся. – И не надо, не предлагайте мне ни кофе, ни чай. И не просите, все равно остаться не могу. И так уже пропустил свою любимую передачу. «Спокойной ночи, малыши!», называется. – Он рассмеялся собственной шутке, развернулся и пошел прочь, на ходу крикнув: «До завтра!»
Смеясь, Полина тоже крикнула ему: «Пока!», открыла дверь и зашла в номер.
Она все еще продолжала улыбаться, когда готовила себе чай и пила его, выйдя на балкон. Сияла луна, в небе рассыпались мириады звезд, в воздухе пахло морской свежестью и какими-то цветами… Она отставила чашку и задумалась. Ей нравился этот мальчик, ой, как нравился… Мальчик… Временами да, он вел себя, как безбашенный мальчишка, а временами… Ее влекло к нему, как ни к кому еще не влекло. И вот именно это ее и пугало. Мы все живем в мире, в котором присутствуют определенные догмы, и одна из них – женщина не может быть старше мужчины, вот не может – и все тут. Мужчина может, а женщина – нет. Никто не может объяснить почему, но – нельзя. Вот и Полина воспитывались в этом же самом мире, и была подвержена тем же самым предрассудкам. Она, правда, называла их принципами. И вот сейчас она оказалась перед выбором – отступить от принципов и будь, что будет или остаться им верной, но потерять, возможно, тот самый, единожды данный, шанс на счастье. Она тряхнула головой… Нет, не может быть это тот самый шанс – слишком много возникнет неразрешимых проблем, если она поддастся искушению…
Максиму тоже не спалось. Он брел по темной улице и размышлял. Жизнь в семнадцать лет оказалась гораздо сложнее, чем можно было ожидать. Кто бы мог подумать, что у бесшабашного подростка, которым он был еще пару лет назад, возникнет столько проблем? Он поднял глаза к небу и посмотрел на звезды. «Почему? Ну почему все так сложно?» - промелькнуло в голове. Внезапно с его губ сорвалось имя: «Полина!» - альфа и омега всех его желаний, начало и конец пути… Именно она, а точнее, внезапно вспыхнувшее к ней чувство, изменило его. Он улыбнулся, вспомнив тот, самый первый поцелуй в щеку. Он хотел просто пошутить над ней, а получилось так, что пропал сам. Сколько же глупостей сделал он из-за нее… не перечесть. Он даже готов был расстаться с жизнью, узнав, что она выходит замуж. На счастье, в машине оказались надежные подушки безопасности. Все, абсолютно все вокруг считали, что это лишь простая мальчишеская влюбленность, которая пройдет, как только он повзрослеет, встретит девушку своего возраста и выбросит блажь из головы. Он сам думал так долгое время. Рита была именно той девушкой, которая, как предполагалось, и должна была завоевать его сердце. Умная, красивая, любящая его… чего еще можно было желать? И он тоже полюбил ее, правда, как оказалось, ненадолго, да и не той любовью. Стоило Полине показаться на горизонте, он тут же забыл о Рите. В тот раз она опять огорошила его новостью о своем очередном замужестве. Он старался, он очень старался забыть ее и начать новую жизнь. Он даже хотел порвать ее фото – единственное, что напоминало ему о ней. Не смог… И вот теперь она здесь, такая близкая и такая далекая одновременно…
Его размышления были прерваны веселой компанией выпивших парней. Судя по всему, они выпили уже достаточное количество горячительного для того, чтобы их потянуло на подвиги. И сейчас именно этих подвигов им и не хватало. К несчастью, на их пути оказался Максим. Вначале, погруженный в свои мысли, он вообще не обратил на них внимания. А вот они на него обратили.
- Эй, парниша, закурить есть?
Он понял, что обращались к нему, и, не останавливаясь, машинально ответил:
- Я не курю.
Такое невнимание показалось явно оскорбительным для одного из компании.
- Слышь, мужик, куда пошел? С тобой люди разговаривают.
Максим напрягся:
- Мужики, вы чего? Я же сказал, я не курю.
К ним подключился еще один:
- Ты смотри, не курит он! Ну, на, тогда выпей с нами.
Максим понял, что в конфликт лучше не вступать. Их четверо, а он один.
- Мужики, вы извините, я не пью тоже. Я лучше пойду.
Но не тут-то было.
- Ты, типа, гордый, что ли? Так мы тебя счас быстро научим. Пацаны, держите его…
Двое попытались его схватить, но Максим тоже не собирался сдаваться. Завязалась драка. Но их-то все-таки было четверо на одного, так что вскоре Максим только оборонялся, стараясь закрыть руками лицо и голову. На его счастье, драка длилась недолго, так как они услышали звук сирены патрульной машины. Компания разбежалась в разные стороны. Поднявшись с земли, Максим тоже решил, что лучше убежать, чем иметь дело с патрулем.
Добравшись до номера, первым делом он принял душ и лег в постель. Ночь выдалась ужасной. Было жарко, всю ночь снились кошмары, тело ломило от полученных ударов.
Утром, проснувшись, первым делом посмотрел на себя в зеркало. Под глазом расплылся синяк, на теле тоже местами были синяки и кровоподтеки. К тому же, болела голова. «Красавец!» - сам про себя подумал Максим. Пошел, выпил таблетку, голова через некоторое время успокоилась. Максим еще раз посмотрел на себя в зеркало. Ну и как в таком виде появиться перед Полиной? Можно, конечно, позвонить, извиниться и отменить встречу. Нет, эту мысль он отмел сразу. Ни за что на свете он не откажется от встречи с ней. В общем, решил футболку с шортами не снимать, сославшись на то, что плавать не хочется. Синяк под глазом закрыл темными солнцезащитными очками. Перед выходом еще раз взглянул в зеркало, усмехнулся: «Ну, чисто тебе Агент номер ноль!»
Конечно же, от Полины не укрылся его странный вид.
- Максим, что случилось? С чего вдруг очки эти? Ты же не носил?
Он попытался перевести все в шутку.
- Да, знаете, Полина Сергеевна, по-моему, у меня проявляются признаки вампиризма. Вот уже солнечный свет глаза режет.
Полина улыбнулась.
- Ну-ну. Ну, что, пойдем поплаваем?
Что-что, а раздеваться Максим точно не собирался.
- Знаете, у меня встречное предложение, пойдемте куда-нибудь позавтракаем, а то есть что-то очень хочется.
- Я – за…
Они зашли в то же кафе, в котором завтракали вчера, сели за тот же столик. Максим усмехнулся:
- Дежа вю прям какое-то!..
Полина рассмеялась:
- Это точно.
Они сделали заказ и, в ожидании, пока заказ принесут, просто сидели и слушали крики чаек. Каждый думал о чем-то своем. Говорить не хотелось…
Полина первой нарушила молчание.
- Максим, может, ты все-таки снимешь очки? Извини, но я люблю видеть глаза человека, когда разговариваю с ним.
Максим вздохнул.
- Не могу отказать даме…
Он снял очки, поднял голову, посмотрел Полине в глаза и широко улыбнулся:
- Красавчик, не правда ли?
Он увидел, как глаза Полины расширились, когда она увидела его синяк.
- Максим, что случилось?
Максим хмыкнул. Он не собирался рассказывать Полине все, как было и уж тем более говорить, что не знает, чем бы все закончилось, если бы не патрульная машина.
- Видите ли, Полина Сергеевна, не сошлись с одним новым знакомым во мнении по вопросам мироздания.
- Максим, - Полина начинала терять самообладание, - ну, что ты все шутишь?
- Полина Сергеевна, - он попытался закрыть тему. – Что же вы не кушаете? Я так уже жуть как проголодался.
Он с преувеличенным энтузиазмом принялся за еду. Какое-то время она наблюдала за тем, как он ел, потом с нажимом произнесла:
- Максим…
Он прекратил есть, принял серьезный вид и начал:
- Ладно, рассказываю все, как было. Короче, иду я вчера к себе, а навстречу мне амбал вот такой идет… - он развел руки пошире. – Ты, говорит, мне дорогу перешел. И на меня… Ну, я, понятное дело, тоже не дурак. Короче, я ему как дам!.. Встаю – а он стоит… Я ему опять как дам! Встаю – а он опять стоит…
К концу его тирады Полина уже весело смеялась.
- Ты, как я посмотрю, мастер спрыгивать с темы. Ладно, не хочешь рассказывать – не рассказывай. Только на будущее прошу – будь, пожалуйста, осторожнее.
Потом вдруг протянула руку и коснулась его синяка:
- Очень больно?
Максим вздрогнул, но не от боли, а от неожиданности. На мгновение ему захотелось взять эту руку и прижать посильнее к себе. Он покачал головой и улыбнулся:
- Приятно.
Полина убрала руку и укоризненно посмотрела на него:
- Опять шутишь?
Максим посмотрел ей прямо в глаза.
- Куда уж серьезнее? Ради вашего прикосновения я готов приложиться о бетонную стену.
Полина смутилась и опустила глаза.
- Слушай, и правда, давай есть, а то уже остыло все давно.
Максим пожал плечами.
- Давайте есть.
Окончание завтрака прошло в полном молчании. Они расплатились и вышли на улицу.
- Знаете, - сказал Максим, - что-то мне сегодня не хочется плавать. Зато у меня есть предложение. Как вы посмотрите на то, чтобы прокатиться на катере?
- На катере? Отличная идея! Только, Максим, - Полина нахмурилась, - скажи, плавать ты не хочешь не зря ведь, правда? Я так подозреваю, что этот синяк у тебя не единственный, да?
Максим посмотрел на нее и ухмыльнулся:
- Я надеюсь, вы не будете заставлять меня снимать футболку, так же как и очки? Хотя… если вы настаиваете, то я всегда готов. – Он подмигнул ей. – Итак, сеанс стриптиза начинается…
Продолжая ухмыляться, он нарочито медленно потянулся к футболке с явным намерением ее снять. И… как он и ожидал, Полина поспешно его остановила.
- Максим, прекрати. Ты вообще хоть когда-нибудь бываешь серьезным?
Он согласно кивнул головой.
- Когда-нибудь точно бываю. Ну, так как насчет катера?
Полина улыбнулась.
- Если ты обещаешь быть серьезным, я с удовольствием прокачусь на катере.
Максим скорчил гримасу:
- Торжественно обещаю вести себя серьезно, если вы обещаете не вести себя, как строгая учительница.
Полина какое-то мгновение непонимающе смотрела на него, потом засмеялась:
- Один – один.
… Чайки, парящие в небе, катер, рассекающий морскую гладь, и женщина, за которую готов отдать жизнь, рядом – в данный момент Максим чувствовал себя совершенно счастливым. И пускай она замужем и все складывается совсем не так, как хотелось бы; и пускай сейчас она принимает только его дружбу, а ему хотелось бы любовь – все это не главное. Главное – это то, что сейчас она здесь, с ним. Разговаривает только с ним, улыбается только ему… Жизнь прекрасна!
Полина, в свою очередь, тоже наслаждалась этой прогулкой. Крики чаек над головой; ветер, развевающий волосы; бурлящий след, остающийся за катером, и рядом Максим, общество которого она не променяла бы ни на что на свете. Она еще не определилась, как себя с ним вести, и даже боялась проанализировать то чувство, которое возникало у нее при одной только мысли о Максиме, но она была благодарна судьбе за то, что подарила ей эти несколько дней. Память о них навсегда останется с ней. Очень жаль, что эти отношения не могут иметь продолжения… но сейчас она просто не хотела об этом думать. Зачем портить такой замечательный день?
К сожалению, все хорошее очень быстро заканчивается. Закончилась и эта прогулка. Максим помог Полине сойти на берег и они медленно побрели по пляжу. Становилось жарко. Хоть и не хотелось, но нужно было прощаться. Полина первая решилась нарушить тишину:
- Ну, что? До завтра?
Максим удивился.
- А почему до завтра? Может, вечером сходим куда-нибудь?
Полина вспомнила о прошлом вечере. Звезды, море, и Максим рядом… Нет, опасная идея. Она покачала головой.
- Извини, не могу. Нужно сделать кое-что…
И все-таки не удержалась… приблизилась, прошептала «Спасибо за прогулку» и коснулась его губ легким, быстрым поцелуем. И так же быстро ушла. Кровь ударила Максиму в голову. Он мог бы догнать ее, но так и стоял, оцепенев, и только одна мысль пульсировала в голове: «Она меня поцеловала! Она сделала первый шаг!»
Глава 3
Полина забежала в номер. Лицо ее пылало. «Что я натворила? – крутилось в голове. – Что я натворила?» Она упала на кровать. «Что же делать-то теперь? И как это воспринял Максим?» Внезапно она успокоилась, поднялась, пошла ополоснула лицо. «В конце концов, что произошло? Ничего. Всего лишь один легкий поцелуй в знак благодарности. И все. Если Максим истолковал это как-то по-своему – это его проблемы. Лучше всего, вообще сделать вид, что ничего не случилось. И вообще, пора завязывать со всей этой историей. Ничего хорошего из этого не выйдет». Но легко сказать – сложнее сделать. Как завязывать? Сказать Максиму, что они не могут больше встречаться – значит, объяснить почему, а значит, признать, что она к нему что-то чувствует. Все запутается еще больше. Сказать, что приезжает муж? Ну и где взять этого мужа? Не выйдешь же на улицу к первому встречному и не скажешь: «Мужчина, не хотите ли временно побыть моим мужем?» И что остается – уехать? Она вздохнула. Опять уехать? Сколько же можно бегать? Два года длится эта история с отъездами и приездами, а судьба все сводит их в одном месте. А, может, это не просто так? Может, это знак? Она потрясла головой. Стоп, какой знак? Если продолжать думать в этом направлении, то так можно додуматься кто знает до чего. Ничего, ничего не может быть у 24-летней женщины и 17-летнего мальчишки. Ни-че-го! Все. Точка. И, если для этого придется уехать, то она уедет, как бы это ни было больно.
Она взяла сигарету и закурила. Обычно она не курила, но иногда это помогало расслабляться. Сейчас был как раз тот случай.
Наутро она держалась с Максимом достаточно отстраненно, чтобы не сказать холодно. Она не смущалась, не отводила глаз. В принципе, она сразу же задала тон поведения при встрече. Как только Максим радостно протянул руку для приветствия, она тоже протянула свою, улыбнулась и спросила:
- Как дела? Максим, скажи, а ты давно разговаривал со своей девушкой? Рита, кажется, да? Скучаешь, наверное? Я вот по своему мужу, если честно, уже соскучилась.
«Опять», - с тоской подумал Максим. – «Что ж такое-то? Чуть мне кажется, что я немного приблизился, и все начинается сначала… Ну ничего, я терпеливый, время у меня, я надеюсь, еще есть. Так что посмотрим, Полина Сергеевна, посмотрим…» После вчерашнего поцелуя он был просто уверен в том, что она что-то к нему испытывает, а значит, хоть маленькая, но все-таки надежда есть.
А в данный момент он принял ее условия и поддержал игру:
- Да, скучаю, сил нет. Каждый вечер созваниваемся, даже по несколько раз. – Он ухмыльнулся.
Полина удивленно подняла бровь.
- По несколько раз? Если ты так скучаешь, что же она не присоединится к тебе?
Он пожал плечами.
- К сожалению, не всегда можно сделать то, что хочешь. Вы-то уж должны это знать, нет? – он многозначительно посмотрел на нее.
Но в этот раз Полина подготовилась к встрече с ним очень хорошо, поэтому смутить ее было не так уж легко, хотя она прекрасно поняла намек. Она согласно кивнула головой.
- Да, ты прав. Очень жаль.
Он, продолжая внимательно смотреть на нее, вздохнул.
- А мне-то как жаль, не представляете.
Полина очень хорошо понимала, что в данный момент он говорил не о Рите, а о ней, но развивать тему не собиралась. Сегодня она собралась быть равнодушной и рассудительной и не даст так просто сбить себя с толку.
- Отчего же? Понимаю. Так что, пойдем поплаваем или позавтракаем?
Максим опять вздохнул и посмотрел на море. Этот раунд остался за Полиной, но сдаваться он не собирался. Она решила быть безразличной и холодной? Он вспомнил вчерашний поцелуй… Прекрасно. Выберем другую тактику и посмотрим, как долго она сможет оставаться безразличной, ведь есть, есть ответное чувство. И вчера он в этом убедился.
- Сначала поплаваем, а потом позавтракаем. Идет?
- Абсолютно.
Пока они плавали, Максим не спускал глаз с Полины. Ее смущали и нервировали эти взгляды, которые порой становились уж слишком многозначительными и откровенными. Пора было с этим заканчивать.
- Все, Максим, хватит. Идем, я есть хочу.
Тон, которым она это сказала, не обещал ничего хорошего.
«О-о! – подумал Максим. – Кажется, перестарался. Как бы не вышло еще хуже. Ладно, дружба так дружба».
- Да, идемте.
Они зашли в кафе, сели за столик, дождались, пока им принесли меню. Максим радостно потер руки.
- Знаете, я тоже страшно проголодался. Что закажем?
Они сделали заказ и молча сидели в его ожидании. Беседа не клеилась. Максим понял, что нужно было срочно что-то предпринимать. К тому же, его очень интересовал еще один вопрос и, напустив на себя как можно более безразличный вид, он произнес:
- Ну, вот, о моей девушке мы поговорили. А что же ваш дражайший супруг?.. Когда же, наконец, он к вам присоединится?
Он напрягся, боясь услышать, что вот, завтра и приедет. Но нет, Полина не спешила с ответом. Ее вообще этот вопрос застал врасплох и сейчас она лихорадочно подыскивала ответ. Она кашлянула:
- Гм… честно, не знаю. Его все еще не отпускают дела… - и тут же поспешно добавила, - но я жду его со дня на день.
Максим расслабился. Не знает, значит. Превосходно! Значит, несколько дней у него еще есть и, кто знает, что может случиться за эти несколько дней? При этой мысли он заулыбался. Эта улыбка не ускользнула от Полины.
- Чему ты улыбаешься?
Все еще продолжая улыбаться, он посмотрел на нее:
- Да так, подумалось… А вообще, знаете, день чудесный, жизнь прекрасна!.. Почему бы и не улыбаться?
Она посмотрела на его обезоруживающую улыбку и тоже заулыбалась. Ну, не могла она долго оставаться серьезной в присутствии этого мальчика! Никто не мог оставаться равнодушным, когда он так улыбался, по крайней мере, не она – это точно.
Принесли заказ. Они принялись за еду. Максиму очень нравилось наблюдать за тем, как Полина ест. Видно было, что она не просто утоляет голод, а наслаждается самим процессом. Но в открытую Максим опасался смотреть на нее, так как боялся, что ей это не понравится. Поэтому лишь изредка исподтишка поглядывал. Полина медленно поглощала пищу, но мысли ее были заняты совсем другим. Поддерживать иллюзию дружбы становилось все сложнее. Все запутывалось еще больше. Нужно было что-то решать и немедленно. И вездесущий голос разума уже подсказывал, что именно. Расстаться с Максимом, не видеть его, не слышать, выбросить из головы это наваждение. Так будет лучше для них обоих: и для нее, и для Максима. Она подняла голову и пристально посмотрела на Максима. В этот момент он как раз тоже взглянул на нее и увидел, что она его рассматривает. Он непонимающе и как-то беззащитно улыбнулся и спросил:
- Что? Что-то случилось?
Она спохватилась и опустила глаза.
- Нет, ничего. Прости, я просто задумалась.
Нет, не могла она с ним расстаться прямо сейчас. Не сейчас, и не здесь… Она мысленно попросила у своего голоса разума еще хотя бы пару деньков. И потом она решится…
Максим не рискнул спрашивать, о чем именно она задумалась, так как совсем не нужно было быть психологом, чтобы понять: внутри Полины идет какая-то борьба и спросить ее об этом сейчас вполне могло означать – подтолкнуть ее к какому-то решению. И, судя по ее взгляду, решение, к сожалению, могло быть не в его пользу.
Завтрак закончился. Они вышли из кафе и Полина торопливо начала прощаться.
- Давай, Максим, пока. Прости, но мне нужно сделать еще кое-что.
Он сделал слабую попытку задержать ее.
- Сделать? Полина Сергеевна, мы же на отдыхе, какие здесь могут быть дела?
Полина нахмурилась:
- Представь себе, могут. Все, пока.
Максим почти физически ощущал, как между ними начинает расти стена отчуждения и непонимания, но пока ничего не мог сделать. Обычно находчивый, с Полиной он терялся. Нужно срочно что-нибудь придумать. Вот только что? Пока он этого не знал.
- До встречи, - произнес он ей вслед, очень надеясь, что эта встреча еще состоится.
На следующее утро Полина не пришла. Прождав около часа, Максим уже собрался идти к ней, когда у него вдруг зазвонил телефон. Он посмотрел на экран. Полина.
- Да, Полина Сергеевна, здравствуйте.
- Привет, Максим. – Голос ее звучал устало, но четко. – Прости, я не смогла сегодня прийти… - и через мгновение добавила, - не обижайся, хорошо?
Максим грустно улыбнулся. «Не обижайся». Но довольно бодро ответил:
- Да, конечно, не беспокойтесь. А что, что-то случилось?
«Еще нет, - подумала Полина, - но может случиться…»
- Нет, Максим, не беспокойся, ничего страшного. Мы потом поговорим… Пока!
- До свидания, Полина Сергеевна.
Максим отключил телефон и посмотрел на него невидящим взглядом. Ситуация выходила из-под контроля. Медлить больше нельзя.
Вечером в дверь номера Полины постучали. От неожиданности она вздрогнула. Она никого не ждала, никто не мог к ней прийти. «Максим», - пронеслось в голове. Она набрала в грудь побольше воздуха. Спокойствие, только спокойствие. Нужно быть решительной и непреклонной.
Полина не ошиблась. Открыв дверь, она увидела улыбающегося Максима.
Она вздохнула:
- Максим, я не могу с тобой никуда пойти.
Максим приложил палец к губам.
- Тихо… Полина Сергеевна, вы еще даже не знаете, что я хочу сказать.
Она грустно улыбнулась. Ее всегда притягивала непосредственность Максима.
- Хорошо, Максим, говори, я слушаю.
Максим удовлетворенно кивнул головой.
- Полина Сергеевна, у меня сегодня день рождения. Я очень хочу отпраздновать его с вами. – Он улыбнулся. – Пожалуйста. Я уверен, вы не сможете мне отказать.
Отказывать, глядя прямо в ясные глаза Максима, было бы действительно тяжело. Да, наверное, уже и ни к чему. Она приняла решение, сделала свой выбор… А сейчас судьба посылала ей еще несколько счастливых часов в обществе Максима. От этого подарка она отказаться не могла.
Она заулыбалась.
- Ты прав, не смогу. Что же ты раньше не сказал, что у тебя день рождения? А так, - она растерянно развела руками, - я даже подарить тебе ничего не могу.
Максим с облегчением выдохнул и подмигнул:
- А подарите мне свое присутствие на моем празднике жизни, и все. – И, пока она не передумала, быстро проговорил. – Значит, так. Форма одежды – клубная. Времени на сборы у вас – двадцать минут. Все. Я жду на улице.
Максим ушел, а Полина осталась стоять в раздумьях, что же ей надеть. Сегодня она уделила гораздо больше внимания своему внешнему виду, чем в прошлый раз, когда они ходили с Максимом в кино. Она оценила свое отражение в зеркале. Светлое облегающее платье чуть выше колен, босоножки на невысоком каблучке, в тон им сумочка; легкий макияж; рыжие, ниспадающие волосы… Да, она положительно себе нравилась. Она улыбнулась сама себе и вышла на улицу. В глазах Максима она прочитала восхищение, что и обрадовало, и испугало ее одновременно.
- Ну, что? Куда пойдем?
- О, я нашел чудное место! На корабле что-то среднее между рестораном и ночным клубом. Я надеюсь, нам там понравится.
Место действительно оказалось чудным. На нижней палубе располагался ночной клуб; кому же мешала громкая музыка и хотелось более романтической обстановки, мог подняться на верхнюю палубу, где столики стояли прямо под открытым небом.
Максим вопросительно поднял бровь.
- На нижнюю? Или подышим свежим морским воздухом?
Полина сделала глубокий вдох. Хорошо-то как!
- Подышим…
Их провели к столику, принесли меню.
Максим выжидающе посмотрел на Полину.
- Ну, что закажем?
Полина вздохнула.
- Знаешь, я, по правде, не голодна. Давай салатик какой-нибудь и сок.
Максим ухмыльнулся и погрозил ей пальцем.
- Ну, Полина Сергеевна, я так не играю. Я, конечно, маленький мальчик, но не до такой степени. Сегодня мне исполнилось семнадцать. Водку мне, еще, конечно, не продадут в магазине, но уж вино какое-нибудь точно можно. Как насчет шампанского?
Полина улыбнулась и подняла вверх руки.
- Сдаюсь. Шампанского так шампанского. Только, предупреждаю, немного, потому что оно ударяет мне в голову и я могу опьянеть.
Максим удивленно поднял бровь:
- Правда? Не может быть. Не беспокойтесь, мы этого не допустим.
Если бы в этот момент Полина внимательнее посмотрела на Максима, она бы заметила, как в его глазах заиграли маленькие веселые чертики.
Максим подозвал официанта. Через несколько минут принесли заказ. Официант разлил шампанское в бокалы, оставил ведерко с бутылкой на столе и удалился.
Полина подняла свой бокал.
- Ну, что, Максим… Я поздравляю тебя с днем рождения и желаю, чтобы все, что ты сам для себя хочешь, сбылось у тебя в этой жизни. Ты этого заслуживаешь. – Она улыбнулась. – Загадай желание.
Их бокалы встретились, раздался приятный звон.
Максим тоже улыбнулся:
- Загадал. Когда-нибудь я обязательно вам о нем расскажу.
Они выпили. Полина почувствовала, как внутри разливается приятное тепло.
- Вкусное вино.
Максим улыбнулся:
- Это хорошо, что вам нравится. – Он помолчал. – Полина Сергеевна, я же еще не сказал вам спасибо за то, что вы согласились прийти со мной сюда.
Полина покачала головой.
- Максим, да ты что...
- Да что я? – Он опять улыбнулся. – Ничего. Я говорю вам «спасибо» за то, что сегодня вы согласились составить мне компанию, а то, знаете, праздновать день рождения одному… - он сделал печальное лицо, - … не очень хорошая перспектива.
Она обеспокоенно посмотрела на него.
- А что, твои родители так и не смогли к тебе приехать?
Он также печально покачал головой.
- Нет, дела никак не отпускают…
- А девушка?
А вот про девушку он как-то вообще забыл.
- Девушка? Ну… девушку родители не отпускают. – Он не стал заострять на этом внимание, огляделся по сторонам и продолжил: - Да чего грустить? Посмотрите вокруг, - он развел руками, - море, небо, звезды, мы… Просто замечательный вечер и замечательный у меня день рождения! А давайте выпьем за этот вечер, а? Когда еще такой повторится?
Полина согласно кивнула головой.
- Давай.
Он налил шампанское в бокалы. Они выпили. Полина огляделась вокруг. Вечер действительно был замечательным. Сейчас она не хотела бы оказаться ни в каком другом месте, только здесь, с Максимом. Слова сами сорвались с губ:
- Знаешь, Максим, я тоже хочу сказать тебе спасибо за то, что пригласил меня сюда. Я очень рада, что свой день рождения ты решил отпраздновать именно со мной. Спасибо, что ты есть, и что ты именно такой. Ты очень хороший.
Максим широко улыбнулся. «Так, - подумал он, - еще чуть-чуть – и Юпитеру больше не наливать».
- Ну, вы меня прямо совсем засмущали. Хотя… я тоже очень рад, что со мной сегодня именно вы. А давайте выпьем за вас. За то, чтобы ваши желания тоже все сбылись. – Он хитро подмигнул ей. – Даже те, в которых вы сами себе еще не признались.
Она покачала головой и накрыла бокал рукой.
- Нет, Максим, мне, кажется, давно уже хватит.
- Полина Сергеевна, ну вы что, за себя же грех не выпить.
Она засмеялась и убрала руку.
- Ты прав, грешить я не хочу.
Шампанское опять заискрилось в бокалах.
... Максим сидел и любовался Полиной. Глаза ее заблестели, щеки порозовели, улыбка стала шире и открытее. Перед ним сидела не Полина Сергеевна – строгая учительница, а Полина Сергеевна – красивая молодая женщина, с милой, озорной улыбкой, весело смеющаяся над его шутками, и не заботящаяся о том, кто и что подумает. Казалось, оковы, сковывающие ее мысли и чувства, спали и она, наконец, стала такой, как была на самом деле. Максим мысленно поздравил себя с блестящей идеей пригласить ее на свой день рождения.
- Полина Сергеевна, а может, спустимся на нижнюю палубу? Потанцуем?
Она радостно кивнула головой.
- Идем. Я очень люблю танцевать.
На нижней палубе было людно и шумно, играла громкая музыка. Для того, чтобы услышать друг друга, приходилось кричать.
- Не поверишь, - прокричала Полина, - я в таком месте сто лет уже не была.
Максим засмеялся.
- Надо же. А выглядите значительно моложе.
Полина тоже засмеялась. Заиграла медленная музыка.
- Полина Сергеевна, разрешите вас пригласить?
Краем глаза он увидел, как несколько человек недалеко от них оглянулись посмотреть, кто и к кому так обращается. Полина, похоже, тоже это заметила.
- Максим, а давай на «ты» и Полина, договорились?
Шире улыбки, чем появилась на лице у Максима, просто трудно было представить.
- Нет, мне больше нравится Полина Сергеевна. Шутка. Ну, так что, потанцуем?
- Конечно.
Она положила руки ему на плечи…
… Держать ее в своих объятиях, вдыхать аромат ее духов, видеть, как радостно она улыбается, глядя тебе прямо в глаза, при этом полуобнимая за шею… У Максима чуть не закружилась голова от нахлынувших чувств.
- А знаете, - Полина укоризненно посмотрела на него и он сразу же поправился, - знаешь, конечно же… Пардон, мадам, это я с непривычки, - он улыбнулся. – Ты очень хорошо танцуешь. Жалко, что я как танцор, не очень…
Полина весело засмеялась.
- А, по-моему, ты себя недооцениваешь. Мне очень нравится танцевать с тобой. Мне кажется, мы отличная пара.
- Правда? – его улыбка стала хитрой. – Знаешь, я недавно читал беседу с одним семейным психологом. У него спрашивали, как можно узнать подходят ли люди друг другу в сексуальном плане. Так он сказал, что идеально это можно проверить в танце. Так что… – Он замолчал, но улыбаться не перестал.
- Максим… - Полина укоризненно погрозила ему пальцем, но улыбаться тоже не перестала.
Максим рассмеялся и постучал ладонью себя по губам.
- Прошу прощения, виноват… Хотя чего это я? Это же не я сказал, а психолог. А я просто вспомнил.
Танец закончился. Полина посмотрела на Максима.
- Ну, что, господин психолог, спасибо за танец, мне правда очень понравилось. Но давай вернемся на верхнюю палубу. Здесь шумно очень и жарко. И пить очень хочется.
Они вернулись к своему столику. Максим подмигнул.
- Шампанского? Прекрасно утоляет жажду.
- Давай.
… Полина смотрела на Максима сквозь бокал шампанского. Он как раз рассказывал очередную веселую историю. «А, может, не надо никуда бежать? – промелькнуло в голове. – Может, так все и должно быть?»
Она тряхнула головой.
- Максим, а, может, пойдем уже? А то я сейчас глупости начну говорить…
Максим рассмеялся.
- Ты? Глупости? Не может быть. И знаешь, по секрету тебе скажу, даже, если ты и скажешь глупость, ты скажешь ее с таким серьезным видом, что я и не замечу.
Она махнула рукой.
- Да я не о том. Просто я сейчас могу сказать что-нибудь, о чем потом сильно пожалею.
Максим непонимающе посмотрел на нее.
- В смысле? Ты о чем?
Полина засмеялась.
- Что ж ты непонятливый такой? Ладно, проехали… Идем.
Они вышли на улицу. Максим подставил руку и торжественно произнес.
- Мадам, перед тем, как я доставлю вас в ваши покои, я имею честь пригласить вас на прогулку по набережной.
Она взяла его под руку и так же торжественно произнесла:
- Сударь, я благодарю вас за ваше приглашение и принимаю его.
Они посмотрели друг на друга и одновременно рассмеялись.
Они пошли вдоль набережной. В какой-то момент Полина остановилась и посмотрела на Максима.
- А идем к морю.
Она сбросила босоножки и побежала к морю. Максим, улыбаясь, подобрал ее босоножки и пошел следом.
«Ну и кто из нас старше?» - пронеслось в голове.
Он догнал ее уже у самого моря и, смеясь, проговорил:
- Полина, ну ты что? Я же уже старый за тобой бегать! Мне же уже семнадцать лет!
Она рассмеялась еще звонче. Потом вдруг посерьезнела:
- Ты прав. Идем, а то, похоже, сейчас я буду глупости не только говорить, но и делать.
Он подал ей руку и они медленно побрели к ее гостинице.
- Полин, может, обуешься? – Максим протянул ей босоножки.
- Ой, нет. Знаешь, я не очень люблю обувь на каблуке. Ноги устают. Вообще, я считаю, что обувь на каблуке придумали мужчины-садисты. Сами-то они каблуки не носят.
Максим рассмотрел босоножки поближе.
- А мне нравится. – Он притворно вздохнул. – Жалко, размерчик не мой.
Полина рассмеялась.
- Представляю тебя в таких босоножках.
Он тоже засмеялся:
- Ага. Еще и в суворовской форме…
Так, смеясь, они дошли до ее номера. Максим внимательно смотрел, как она открывает дверь ключом, потом вдруг сказал:
- Полина, ты знаешь, вообще-то у меня сегодня не день рождения. День рождения у меня был 25 июня. Так что я тебе соврал.
Он обернулась.
- Зачем?
Он пожал плечами.
- Ну, как зачем? Надо же было тебя вытащить из номера, а сама ты ну никак не хотела. – Он помолчал, потом спросил. – Ты злишься на меня?
Она улыбнулась.
- Злюсь? Врать, конечно, нехорошо. Но как я могу злиться на тебя за это? Наоборот, спасибо за такой вечер.
Он расслабился и тоже заулыбался.
- Правда? А тогда где поцелуй?
Полина непонимающе посмотрела на него:
- Не поняла?.. Поцелуй?
- Ну, да, - он согласно закивал головой. – Каждый раз, когда ты говоришь «Спасибо за...», ты меня целуешь.
- Надо же, какая у тебя помять. – Она улыбнулась. – Ну, хорошо, спасибо, тебе, Максим, за вечер. – Она протянула руку, погладила его по щеке и притянула к себе с явным намерением поцеловать в щеку, но в этот момент Максим повернул голову и вместо щеки поцелуй пришелся в губы.
Глаза Полины расширились, она убрала руку, какое-то мгновение посмотрела на Максима, потом тряхнула головой, как будто сбрасывая наваждение.
- Так. Стоп. Все, пока.
Она торопливо зашла в номер, закрыла за собой дверь и прижалась к ней спиной. Бешено бился пульс, дыхание перехватило.
Максим стоял у ее двери с такими же ощущениями. Нет, он не собирался уходить. Только не в этот раз.
Он постучал в дверь. На его удивление Полина почти сразу же открыла ее. Он притянул ее к себе и крепко прижался к ее губам. Потом так же быстро отпустил.
- Вот, – проговорил он, прерывисто дыша. – Теперь все.
Он повернулся, чтобы уйти. Полина не собиралась его останавливать. Просто ее рука сама взяла его за плечи, сама развернула его, губы сами потянулись к его губам… И вот они уже в объятиях друг друга. В какой-то момент они оба почти в унисон подумали: «Надо остановиться». Но разве можно остановить бушующий ураган, надвигающееся цунами, извергающийся вулкан?.. Исчезло все. Остались только они и ночь… Ночь жаркой любви, страстных поцелуев, пламенных объятий…
… В мозгу у Максима как будто что-то взорвалось и рассыпалось на миллиарды кусочков… Это не был его первый раз, но это был первый раз с женщиной, которую он действительно любил, и этот раз он не забудет никогда в жизни.
Глава 4
Максим заснул, а Полина лежала, закрыв глаза, и думала. У нее были мужчины и до этого, опытные мужчины, но ни с одним она не почувствовала того, что подарил ей этот мальчик. Максим… Внезапно она открыла глаза. Хмель сняло, как рукой. До нее дошел весь смысл только что произошедшего.
Произошло то, с чем она так долго боролась, от чего так долго бежала. В один миг рухнул весь ее мир, который она так тщательно и с таким старанием строила. Одним неосторожным желанием были низвергнуты все ее принципы, все, во что она так долго верила и чем так долго жила. А дальше что?..
Она поднялась с постели, оделась, вышла на балкон и закурила. Нужно было расслабиться и подумать. Она посмотрела на сигарету в руках. Пока опять не появился Максим, она почти совсем не курила. Так, разве что иногда. А сейчас…
… Она сидела и смотрела на спящего Максима. Во сне он выглядел невинным мальчиком, этаким ангелочком. Как же этому ангелочку удалось затронуть в ней те чувства, о существовании которых в себе она даже не подозревала? Почему это не удалось сделать тем, другим мужчинам, которые случились в ее жизни, да и в ее постели тоже? И что делать со всем этим теперь? Одни вопросы, а ответов к ним, увы, не существовало.
Максим открыл глаза и увидел Полину, сидящую напротив и смотрящую на него. Он радостно улыбнулся и протянул:
- Полина.
В это утро он положительно чувствовал себя самым счастливым человеком в мире. Все, о чем он так долго мечтал, наконец, сбылось. Его взгляд натолкнулся на очень серьезный взгляд Полины и улыбка застыла на лице. Полина счастливой не выглядела.
- Максим, вставай, нужно поговорить. Я на балконе подожду, пока ты оденешься.
Она вышла на балкон, а он моментально поднялся и начал одеваться. Меньше всего он хотел заставлять Полину ждать. Уже одетый, он вышел на балкон, подошел к ней, коснулся ее плеча.
- Я готов.
Она обернулась и посмотрела в его светлые, чистые глаза. «Боже, дай силы сказать то, что собираюсь!»
- Идем в комнату.
Она первая прошла в комнату, села, подождала, пока сел он. Потом, медленно и с трудом подбирая слова, начала:
- Максим… вчера был замечательный вечер и я тебе за него очень благодарна… Но… мы выпили… я не очень соображала, что делаю… И под влиянием момента… В общем, то, что произошло… - она рукой указала на кровать, - этого не должно было произойти…
Как же трудно было говорить, глядя в эти преданные глаза!..
Максим непонимающе посмотрел на нее:
- Полина, что ты такое говоришь?..
Она набрала в грудь воздуха и на одном дыхании произнесла:
- Я говорю, что то, что случилось - было ошибкой, - она подняла руку, останавливая пытавшегося что-то сказать Максима. – Не перебивай!.. Вина за это лежит целиком и полностью на мне. Но я хочу, чтобы ты понял, у этого не может быть никакого продолжения. И вообще, лучше тебе сейчас уйти отсюда, а мне… а мне уйти из твоей жизни. – Она замолчала.
До Максима, наконец, дошел смысл ее слов. Он вскочил.
- Полина, да ты что? Какой ошибкой? Какая вина? Как уйти? Куда?
- Максим, ты вообще слышал, что я говорила? – она невольно повысила голос.
Он кивнул головой и так же на повышенных тонах ответил:
- Я слышал, я прекрасно слышал весь твой бред! У меня просто не укладывается в голове, как ты можешь такое говорить? Как это, не может быть никакого продолжения? То, что произошло, - он махнул рукой на кровать, - перевернуло всю мою жизнь. А теперь ты говоришь, что это было ошибкой?
Она тоже поднялась и прокричала:
- Да, это было ошибкой! Если это перевернуло твою жизнь, прости, мне очень жаль! Я бы очень хотела, чтобы ничего этого не было, но изменить я уже ничего не могу! Так что еще раз прости!
Он тоже перешел на крик:
- Прости?! И все?! Это все, что ты мне можешь сказать?! Ты этого не хотела?! Как же тогда все это случилось-то, а? Только не говори, что против твоей воли!
Она отрицательно покачала головой.
- Нет, не против… Я выпила лишнего и, да, я признаю, меня влекло к тебе. Но пойми же ты – этого не должно было быть.
- Выпила лишнего? То есть ты хочешь сказать, что это у тебя по пьяной лавочке все вышло, да?!
Надо было с этим заканчивать.
- Если хочешь, да, по пьяной лавочке!
Он подошел к ней вплотную и прокричал ей прямо в лицо:
- Так, значит, по пьянке поиграла с мальчиком – и все? А, может, ты просто на мальчиках повернутая?
Раздался звук пощечины, потом повисла могильная тишина.
Они стояли, тяжело дыша, и со злостью глядя друг на друга. Максим первый пришел в себя.
- Прости. Ты же знаешь, я так не думаю. Я просто не могу поверить, что все это происходит с нами.
На глаза Полины навернулись слезы, но она сумела их сдержать.
- Ты тоже меня прости, если сможешь.
Максим сел на стул, свесил вниз голову, потом внезапно вскочил и заходил по комнате.
- Ну почему, почему все так. Я же знаю, все это было не просто так. Ты же что-то ко мне чувствовала. Не могла ты притворяться. – Он вдруг остановился. – Это все из-за мужа, да?
Полина отвела глаза в сторону и молча кивнула.
- Но ты же его не любишь! Иначе между нами просто ничего бы не было.
Она продолжала молчать. Максим опять начал выходить из себя.
- Что ты молчишь? Скажи хоть что-нибудь!
- Да что сказать? Дело даже не в муже. – Она изо всех сил пыталась говорить спокойно. – Максим, ты сядь, и мы спокойно поговорим.
- Хорошо. – Он сел. – Давай поговорим. Так в чем же тогда дело?
Она тоже села и вздохнула.
- В чем? Даже, если предположить, что между нами что-то есть. Только предположить… – Она увидела, что Максим опять пытается что-то сказать. – Подожди. Просто послушай. Дело в том, что тебе только 17 лет. И дело даже не в том, что между нами разница в семь лет. Хотя и это, конечно, тоже. Поверь, если бы тебе было, скажем, 25 – эта разница была бы уже не так заметна. А пока…
С горячностью, свойственной ему, Максим перебил ее:
- Какая разница: 17 или 25? Я хочу быть с тобой. Это главное.
Полина горько улыбнулась.
- Главное… Главное то, что ты несовершеннолетний. А у нас, если ты вдруг не знаешь, даже статья в уголовном кодексе есть. Так и называется: «За развращение несовершеннолетних». Так что твой отец, если захочет ее применить, будет абсолютно прав.
Максим ухватился за слово «отец».
- Отец? Причем здесь мой отец?
Полина зажмурилась. Это слово само сорвалось с языка. Не нужно было этого говорить.
- Ну, не отец… кто-нибудь еще. Какая разница? Сколько там дают? От 5 до 15 лет? – Она усмехнулась. – Только не говори, что ты будешь меня ждать все эти годы.
Максим помолчал.
- Полина, скажи, мой отец с тобой разговаривал? Ты поэтому замуж вышла?
Я ведь знаю, ты не любишь своего мужа.
Она встала и подошла к окну. Потом повернулась к Максиму.
- Да причем здесь муж? И вообще, никто со мной не разговаривал. Как ты не поймешь, я лишь объясняю тебе ситуацию. Опять же, даже если предположить, что твой отец… ну, или кто там еще, не доведет дело до конца, огласка пойдет по всему городу. Любое приличное место работы будет для меня заказано. И что, ты будешь содержать меня за свои карманные деньги, учась тем временем в училище?
Она посмотрела ему прямо в глаза. Увы, он не знал что ответить.
Полина усмехнулась.
- Короче, это была предполагаемая трагедия. Не бери в голову. Правда состоит лишь в том, что мы оба совершили ошибку (а, главным образом, я), поддавшись лишь моменту. Завтра же я еду домой к мужу. Через пару-тройку дней мы с тобой оба будем вспоминать об этом лишь, как о страшном сне, а потом и вовсе забудем…
- Забудем? – Максим опять вскочил с места. – Моменту поддалась, говоришь? Ты можешь посмотреть мне в глаза и сказать, что ничего ко мне не чувствуешь?
Она посмотрела ему в глаза, но лишь затем, чтобы сказать:
- Максим, давай обойдемся без этого? А то это уже напоминает мыльную оперу. Прошу тебя. Возвращайся домой, к своей девушке, и я уверена, с ней ты все забудешь и будешь счастлив. По крайней мере, я на это очень надеюсь.
Она подошла к нему и погладила по щеке.
- Ты очень хороший. Спасибо тебе, что ты есть. – Она отвернулась. – А теперь уходи. Так будет лучше для всех.
Максим тоже отвернулся, борясь с подступившими слезами.
- Значит, так? Просто выгоняешь меня – и все? С глаз долой – из сердца вон? – Он перешел на крик. – Как же так можно?! Как?! Просто растоптать и выбросить за ненадобностью?! Нет, я тебе счастья желать не стану! Чтоб ты мучилась всю жизнь так же, как мучаешь меня! Как можно было влюбиться в такую?! Ненавижу!
Он выбежал, громко хлопнув дверью, спустился вниз и побежал по улице, не разбирая дороги, и даже не пытаясь вытереть ручьем бегущие слезы.
Полина вздрогнула от звука громко хлопнувшей двери. Она действительно растоптала сейчас этого мальчика, так же, как растоптала себя. Но так будет лучше для всех, так будет обязательно лучше для всех. Через год-другой он ее даже не вспомнит…. Она, наконец, дала волю давно сдерживаемым слезам.
Глава 5
Сколько Полина просидела без движения, она вряд ли могла бы сказать. Слез больше не было. Все чувства притупились тоже. Какое-то время она еще невидящим взглядом смотрела куда-то вдаль, потом тряхнула головой. Нужно было что-то делать. Что-то… Нужно было заново создавать разбитую жизнь, попытаться собрать те мелкие кусочки, которые от нее остались, и склеить их в одно целое. Ну, ничего. Она сильная, она справится. Ей только 24 года. Вся жизнь еще впереди. Она еще будет счастлива, обязательно будет. Даже, если в ее жизни не будет Максима. Нет, она никогда не забудет его и те дни, которые они провели вместе, и, особенно, эту ночь. Но она постарается забыть эту жуткую сцену расставания, инициатором которой она стала. Пусть все останется лишь воспоминанием, приятным воспоминанием – и все. У них все равно ничего не могло получиться.
Единственной мыслью, которая тревожила ее больше всего, была мысль о Максиме. Как он там? Что с ним сейчас? В памяти всплыли события почти двухгодичной давности. В тот раз он чуть не умер, разбившись из-за нее на машине. Как он поведет себя сейчас? Ничего, убеждала она себя, сейчас он уже большой мальчик. Он должен был стать сильнее… и мудрее, в конце концов. С ним ничего не случится. С ним все будет хорошо. Потому что, если с ним что-то случится… она просто не сможет с этим жить.
Она поднялась и пошла собирать вещи…
… Максим бежал, не видя никого впереди себя и не разбирая дороги. Ноги сами привели его к морю. Легче всего – спрыгнуть откуда-нибудь с утеса, или заплыть подальше в море и отдаться во власть пучины морской – и будь, что будет… А дальше - все равно. Исчезнет эта злость, эта невыносимая боль, которая раздирает его изнутри. Исчезнет все. Пусть все живут, как хотят. Ему будет все равно. Его уже здесь не будет.
Он начал расстегивать одежду, непрерывно глядя на морскую даль. Да, там ему будет хорошо. Очень хорошо… Внезапно в его голове как будто переключился тумблер. Стоп. А как же мать, отец? Что будет с ними? Один раз он это уже проходил. Тогда он чудом остался жив. Нет, он не хочет знать, что его мать убита горем. А отец… Максим вытер слезы. В тот раз отец помог ему советом, а в этот… Он вспомнил слова Полины. Максиму есть, что у него спросить. Он должен наверняка знать, приложил ли руку отец к тому, что Полина так скоропостижно уехала тогда. Если да, то он виноват и в том, что случилось сегодня.
Полина… Он вспомнил, каких слов наговорил ей. Он был зол на нее, очень зол. Но он любил ее слишком сильно, чтобы потерять. Он уже дважды терял ее и сейчас, когда он только обрел ее, он не мог потерять ее снова. Ведь она не любила своего мужа, это было ясно. Нужно успокоиться и попытаться поговорить с ней еще раз, попытаться пробить ее броню, попробовать уговорить ее не отнимать хотя бы надежду. Он глубоко вдохнул и выдохнул. Сейчас он успокоится, пойдет примет душ, переоденется и вернется к Полине. Она должна его выслушать.
… Он вошел в гостиницу, на ресепшене спросил Полину и уже направился было к ней, но его остановили.
- Подождите, молодой человек, Ольховская Полина Сергеевна сегодня выехала. Как вас зовут?
- Максим… Макаров…
- Тогда она оставила вам письмо.
Он взял письмо, вышел на улицу и открыл его:
«Максим, если ты сейчас читаешь это письмо, значит, ты, наверное, попытался хотя бы понять меня, если не простить. Спасибо тебе за это. Я знаю, это прозвучит жестоко, но мое решение окончательное, и я его не изменю. Я уезжаю прямо сейчас, и так будет лучше для нас обоих. Я желаю тебе найти девушку, с которой ты будешь счастлив и забудешь обо всем том, что произошло. Я верю в то, что ты будешь счастлив. Ты этого заслуживаешь.
Максим, я очень прошу, не надо меня искать. Оглянись вокруг, я уверена - твое счастье где-то рядом. Ты его просто не замечаешь.
Прощай, Полина.»
Максим сжал зубы. Уехала, все-таки уехала. Нет, он не оставит все просто так. Он достал мобильный телефон. «Пожалуйста, Полина, - взмолился он, - возьми трубку».
… Полина вздрогнула от звонка мобильного, посмотрела на дисплей – Максим. Палец автоматически потянулся к кнопке ответа, но в нескольких миллиметрах остановился… Телефон продолжал настойчиво звонить. Она посмотрела в окно на проносящиеся мимо дома, деревья, предметы, прикусила губу, покачала головой и нажала кнопку сброса…
Ну, и что теперь делать? Максим стоял в полной растерянности. Не может все закончится так. Только не так. Он еще какое-то время постоял, потом, просто, чтобы не стоять на одном месте, пошел. Куда, зачем, этого он не знал. Просто шел, куда глаза глядят, пытаясь привести в порядок мысли, и решить, что делать дальше.
Он очнулся, только, когда оказался на берегу моря. Огляделся вокруг, как был, в одежде, сел прямо на песок. Здесь они с Полиной провели те несколько счастливых дней, которые он не забудет до конца своей жизни, как бы дальше эта жизнь не сложилась. Хотя, что значит, как бы не сложилась? Он сделает все возможное, чтобы найти Полину и уговорить ее дать им шанс. Он, пока, не знает, как это сделать, но что-нибудь он обязательно придумает. Если нужно будет, подключит Александра Михайловича, даже отца… все равно кого, но не даст ей в третий раз исчезнуть в никуда. Он поднялся, отряхнул брюки и направился в свою гостиницу. Нужно было собирать вещи. Пора домой…
Глава 6
На следующий день родители очень удивились, увидев Максима, входящего с вещами в квартиру. Точнее, не родители, а мать. Отец, вероятно, как всегда, был на работе.
- Максим, ты? Откуда? – она встревоженно посмотрела на него. – Что-то случилось.
- Нет, мам. – Он поспешил успокоить ее. – Ничего не случилось. Надоело просто – сил нет! – Он скорчил смешную гримасу. – Солнце, море, чайки эти кричащие… Скукотища!
Он огляделся по сторонам.
- Мам, а где отец? На работе?
- Конечно. Где ему еще быть? Ты же его знаешь.
А, ну да. – Максим бросил вещи. – Я тогда пойду душ приму и посплю. Устал с дороги.
Мать внимательнее присмотрелась к нему.
- Максим, с тобой точно все в порядке?
- Да все, мам, просто устал очень.
- Ну, иди.
Он принял душ, прошел к себе в комнату и упал на кровать. В голове лихорадочно вертелись какие-то мысли, перебивая одна другую, но ни в одной не было вопроса на ответ – что теперь делать? Единственной четко оформленной мыслью была мысль о том, что нужно как можно скорее поговорить с отцом. Ему не давало покоя то, что тогда сказала Полина. Неужели отец с ней разговаривал, неужели он ей угрожал?
Максим сам не заметил, как провалился в глубокий, беспокойный сон. Ему снилась Полина. Она стояла недалеко от него, в светлом, развевающемся платье, с развевающимися волосами; улыбалась и манила рукой. Расстояние было небольшим – метров 30. Он бежал к ней, и вот, когда расстояние становилось таким, что, казалось, стоит протянуть руку, и ты ее коснешься, он натыкался на какую-то невидимую стену. Со всей силы он колотил по ней руками и ногами, но стена оставалась неприступной. Полина грустно улыбалась, пожимала плечами и уходила, растворяясь где-то вдали. Максим продолжал, что есть силы колотить по этой стене, кричал: «Полина! Не уходи!.. Вернись!.. Я же люблю тебя!..», но она продолжала растворяться. Он слышал только ее призывный голос: «Максим! Максим!..»
- Максим! Максим! – он проснулся оттого, что его трясли за плечо. Это была мать.
- А? Что, мам?..
- Максим, с тобой все хорошо? Ты кричал во сне.
Максим встревоженно посмотрел на мать.
- Кричал? А что я кричал?
Она пожала плечами.
- Не знаю. Имя какое-то, по-моему. Полина или что-то типа того.
- Полина. – Он замолчал, придумывая, что бы сказать. – Аааа, да, у нас проводница в поезде была, Полиной звали. Страшная такая тетка. Так мне приснилось, что она меня с поезда выкидывает... – он передернул плечами. – С дороги, наверное, кошмар приснился. Терпеть не могу поезда.
- Да? Ну, ладно. Может, поешь чего-нибудь?
Максим облегченно вздохнул. Похоже, мать поверила ему. Он покачал головой.
- Нет, мам, сейчас не хочется. Я лучше папу подожду.
- Ну, как знаешь. Отдыхай тогда.
Мать вышла из комнаты.
«Ну, и что мне с этим делать? Теперь меня еще и сны преследовать будут?»
Он встал и подошел к окну. До начала занятий оставалась еще неделя, то есть свободного времени достаточно, чтобы начать хоть что-то делать. Но что? Сначала нужно поговорить с отцом. Он представил себе этот разговор. Да, задача предстояла не из легких. Отец обладал крутым нравом и, если он вбил себе что-нибудь в голову, он своего мнения не изменит. Хорошо, если окажется, что Полина упомянула отца только под влиянием момента, и он не имеет к этому никакого отношения. А если нет? Что тогда? Что делать? И как жить, зная, что собственный отец разрушил твое счастье? Да еще и жить с ним под одной крышей? Конечно, если он сделал это, он думал, что действует из лучших побуждений. И он – отец, но…
Его мысли прервал звонок в дверь. Отец пришел с работы. Максим выглянул из своей комнаты.
- Привет.
Брови Петра Ивановича поползли вверх.
- Макс? Ты что здесь делаешь? Ты же еще должен быть на отдыхе? Что-то случилось?
Максим засмеялся.
- И ты туда же! Да ничего не случилось. Просто надоело жуть как, вот и решил домой вернуться.
Петр Иванович недоверчиво посмотрел на сына.
- Странно, раньше тебе никогда не надоедало. Ты уверен, что ничего не случилось?
- Уверен, на все 100!
- Ну-ну…
В прихожую выглянула мать.
- Петя, давай, разувайся, мой руки. Все уже на столе.
За столом отец посмотрел на Максима.
- Ну, давай, рассказывай, как тебе там отдыхалось? Понравилось?
Максим кивнул головой и посмотрел на мать. Он еще не решил, как вести себя с отцом, так что рассказывать пока ничего не хотелось, а на ту тему, которая мучила больше всего, лучше было разговаривать в отсутствии матери. Он усмехнулся:
- Понравилось. Но, когда я ем – я глух и нем.
Петр Иванович закашлялся.
- Надо же… И давно это с тобой?
Максим опять утвердительно кивнул головой.
- Давно. В училище научили.
- Ты смотри, сын, хоть чему-то тебя полезному научили. Ну, ешь, ешь…
После ужина они прошли в гостиную. Петр Иванович, как всегда, занялся просмотром каких-то бумаг, а Максим с матерью включили телевизор. Зазвонил телефон. Оказалось, звонила какая-то подруга матери. Ей срочно нужно было поговорить, причем лучше не по телефону, так что, пообещав, что ненадолго, мать ушла к подруге.
Максим напрягся. Лучшего случая представиться просто не могло.
- Пап, ну, что, поговорим? – начал он издалека.
Петр Иванович, не отрываясь от бумаг, кивнул:
- Да, Макс, бумаги только досмотрю. Ты говори – я слушаю.
Максим решил не ходить долго вокруг да около и спросил напрямую:
- Пап, скажи, ты имеешь отношение к тому, что уехала Полина Сергеевна?
Все так же, не отрываясь от бумаг, Петр Иванович переспросил:
- Какая Полина Сергеевна? Куда уехала?
Максим внимательно посмотрел на отца.
- Пап, это очень серьезно. Отложи бумаги и посмотри на меня.
Что-то в тоне Максима зацепило отца. Он отложил бумаги и взглянул на сына.
- Хорошо, давай, я слушаю.
- Пап, я еще раз спрашиваю, ты имеешь отношение к тому, что Полина Сергеевна Ольховская уехала из города?
Петр Иванович непонимающе пожал плечами.
- Макс, а я еще раз спрашиваю, кто такая эта Полина Сергеевна Ольховская и куда она уехала?
Максим заглянул ему в глаза. Похоже, тот действительно не понимал. Может, он и правда не причем?
- Полина Сергеевна Ольховская работала у нас в училище учительницей этики и эстетики. – Нет, он не отведет глаза. – Из-за нее я на машине тогда разбился.
От Максима не ускользнуло, что отец напрягся, хоть и попытался это скрыть.
- Ах, эта… И что? Куда она уехала?
- Зимой она приезжала опять в Тверь, мы с ней встретились случайно. Помнишь, ты меня с ней видел?
Петр Иванович отрицательно покачал головой, хотя Максиму показалось как-то неубедительно.
- Мы должны были с ней встретиться еще раз, но она как-то внезапно уехала. Ты имеешь к этому отношение?
Петр Иванович посмотрел Максиму прямо в глаза.
- А с чего ты решил, что я имею к этому отношение?
В глазах Максима зажглась надежда.
- Значит, нет? – потом он вдруг добавил. – Мы с ней случайно встретились на отдыхе.
Петр Иванович прищурил глаза.
- И что? Макс, вы разговаривали?
Максим утвердительно кивнул.
- Разговаривали. А теперь я разговариваю с тобой.
- То есть, я так понимаю, она сказала тебе, что уехала из-за меня?
Максим в упор посмотрел на отца.
- А это не так?
Тот встал и заходил по комнате, потом опять сел.
- Так, Макс, так.
Максим вскочил.
- Зачем?! Отец, зачем ты это сделал?!
- Зачем? Макс, ты меня еще спрашиваешь? Да из-за нее один раз мы тебя уже чуть не потеряли! Вообще, что может быть у тебя общего с женщиной, которая старше тебя насколько?.. 7 лет, да? Не ошибаюсь?
- Не ошибаешься! 7 лет! Да! Ну и что?
Отец подошел вплотную к Максиму и заглянул ему в глаза.
- Да то, Максим, то. Ты что, правда, не понимаешь? Она взрослая женщина, а ты еще пацан. Зачем она тебе? И, прости, конечно, зачем ты ей нужен?
Максим сжал зубы.
- Ей я, может быть, и не нужен, а вот Я ее люблю! Понятно тебе?
Петр Иванович пожал плечами.
- Да понятно, что ж здесь непонятного? Ты со своими любовями знаешь, как мне уже надоел? То Полина Сергеевна эта, то Рита… Такое впечатление, что ты делаешь это мне назло. Макс, ты что, не можешь найти себе нормальную девчонку? Нормального возраста, из нормальной семьи?
Максим вскипел.
- Нормальную? Нормальную – это какую? Такую, чтобы тебе по всем параметрам подходила? Так, может, ты сам ее за меня и выберешь?
Петр Иванович утвердительно кивнул головой.
- Если надо будет, и выберу. Потому что твою крышу, я вижу, уже окончательно снесло. Что же она тебе наговорила, эта твоя Полина Сергеевна?
Сам того не замечая, Макс как ужаленный, носился по комнате и кричал:
- Наговорила? Ничего она мне наговорила! Ты лучше скажи, что ты ей наговорил, что она так быстро уехала? Я не понимаю, как ты мог?.. Как ты мог вмешиваться в мою жизнь? Это же моя жизнь!
Петр Иванович хмыкнул:
- Твоя жизнь? Твоя! Только ты еще и мой сын, помнишь? И я за тебя в ответе. Так что, извини, если ты сам не можешь в ней разобраться, я тебе в этом помогу, даже, если ты сейчас этого не хочешь и не понимаешь. А Полина Сергеевна твоя, надо признать, умная женщина… Мы с ней поговорили, она все поняла и помогла мне. Она, так же, как и я, думает, что все это блажь с твоей стороны.
- Даже так? – Максим кричал все громче и громче. – Блажь, говоришь? Она так думает? Может, ты ее подтолкнул к тому, чтобы она так думала? Что ты ей наговорил? Угрожал? К статье пообещал привлечь?
Петр Иванович напрягся.
- Мда, видимо, не такая уж она и умная… Это она тебе лапшу на уши про статью навешала?
Максим вдруг побледнел и остановился, потом отрицательно покачал головой:
- Она здесь не причем. А ты, значит, и правда угрожал ей... Как ты мог, отец? Как ты мог?!
В этот возглас Максим вложил всю свою боль, все свое разочарование в отце. На глаза навернулись слезы.
Петр Иванович посмотрел на сына. На какое-то мгновение ему стало жаль его.
- Мог, сын, мог. Пойми ты, это для твоего же блага. У тебя таких Полин будет еще знаешь, сколько? Зачем портить себе жизнь в самом ее начале? Ты же еще пацан. Ну, не пара она тебе, не пара. Не может быть у вас будущего. И хорошо, что она уехала. Или… - она внимательно посмотрел на Максима, - скажи, у вас что-то было там, на отдыхе?
Максим уже даже не пытался сдерживать слез.
- Она уехала. Она опять уехала...
Петр Иванович облегченно вздохнул.
- Все-таки умная женщина.
Максим подошел к отцу вплотную и посмотрел ему в глаза.
- Не знаю, смогу ли я простить тебя за то, что ты сделал, - проговорил он сквозь слезы. - Но я тебе обещаю, что я найду ее, обязательно найду, чего бы мне это не стоило. И прошу тебя, не стой у меня на пути. Или сына у тебя больше не будет.
Он выбежал из комнаты, громко хлопнув дверью.
Петр Иванович посмотрел на закрывшуюся дверь, сел и задумался. Все оказалось гораздо серьезнее, чем он себе это представлял. Нужно было что-то делать.
Максим забежал к себе в комнату и упал на кровать. Плечи его мелко содрогались от рыданий. Потом он вдруг затих, какое-то время еще полежал, встал, вытер слезы и посмотрел в окно. Ему вдруг стало стыдно перед собой за слезы, причем не первые за последние несколько дней. Он же все-таки мужчина. А мужчина должен быть сильным, и не рыдать, как девчонка. Мысленно он поклялся себе, что это были его последние слезы. Действовать нужно, а не рыдать. Сейчас нужно было решать, что делать в первую очередь. После недолгих раздумий он решил, что завтра же пойдет к Александру Михайловичу, помощнику отца, и попросит у него помощи. Тот был в некоторой степени его другом, и уже не раз помогал ему в сложных ситуациях, в том числе, и с Полиной. Полина… Рука машинально потянулась к мобильному телефону, нашла заветный номер и нажала вызов. Максим с трепетом и надеждой приложил телефон к уху. А вдруг? Вдруг она все-таки ответит. Увы… Сначала шли длинные гудки, потом вызов сбросили. Максим с тоской посмотрел на телефон. Это была та единственная тонкая ниточка, которая хоть как-то еще связывала его с Полиной. Нужно перестать ей звонить, в крайнем случае, хотя бы сейчас, иначе она просто сменит номер, и оборвется даже эта призрачная надежда на связь с ней.
… Полина стояла на балконе и вглядывалась в темное небо, как будто оно могло дать ей ответ. Увы, оно не знало ответа ни на один из вопросов, которые крутились у нее в голове. Как такое могло случиться? Что теперь делать? Как собирать осколки того, что осталось от ее жизни? Она горько усмехнулась: «Прямо, как у классиков: Что делать? и Кто виноват?» Ну, по крайней мере, на последний вопрос она знала точный ответ. Она одна виновата в том, что позволила всему так далеко зайти. В конце концов, она же взрослее Максима и должна была быть мудрее. Но нет. Впервые она позволила голосу сердца заглушить голос разума. И вот что из всего этого вышло. Она разбила сердце себе, и, что хуже всего, она разбила сердце Максиму, этому бедному мальчику, который любил ее так искренно и чисто. Мальчику… Этот мальчик оказался для нее желаннее всех мужчин на свете. Его любовь действительно была такой искренней и беззаветной, что она просто не могла не откликнуться на нее. А потом… он был таким ласковым, таким нежным… Она вздрогнула. Что же это за наваждение такое, что при одном только воспоминании о той ночи у нее появляются такие чувства, которых она никогда раньше не испытывала? Так нельзя. Это неправильно. Нет, она все-таки правильно сделала, что уехала. Как там у классика?.. «Я знаю, что любовь пройдет, когда два сердца разделяет море». Их, конечно, разделяет не море, но достаточно внушительное расстояние для того, чтобы все прошло. И все-таки… Как он там? Что сейчас делает?
... Вдруг зазвонил телефон и прервал ее мысли. Она посмотрела на дисплей и сердце бешено заколотилось. Максим… Он что, почувствовал, что она о нем думает? Да нет, не может быть. Чертовщина какая-то… Какое-то время она еще смотрела на телефон, потом нажала кнопку сброса. «Наверное, лучше всего, сменить номер» - промелькнуло в голове.
Глава 7
На следующий же день Максим отправился поговорить с Александром Михайловичем. К сожалению, он не знал, что с ним уже успел поговорить его отец. Как только мэр пришел на работу, он сразу же вызвал помощника.
- Слушай, Саша, что-то мне подсказывает, что к тебе сегодня придет или позвонит Макс. Так вот у меня просьба…
Помощник весь обратился в слух:
- Да, Петр Иванович, в чем дело?
- Саша, сделай мне одолжение, дружок, - помощник отметил, что голос мэра был очень уж спокойным, чтобы не сказать заискивающим, - ты скажи Максу, что ты поможешь, всем, чем сможешь, а сам, пожалуйста, - он сделал ударение на последнем слове, - пусти все на самотек, - понятно?
Он отвернулся к окну.
Саша кивнул головой.
- Конечно, понятно. Петр Иванович…
Мэр резко обернулся и грубо спросил:
- Что еще?
- А можно узнать хотя бы, о чем речь идти может?
Петр Иванович скривился, как от зубной боли.
- Можно… Помнишь учительницу эту, из-за которой Макс в больницу попал?
Помощник опять согласно кивнул головой.
- Ну, вот… Макс, скорей всего, будет просить тебя посодействовать, чтобы найти ее.
Брови помощника поползли вверх.
- Не понял?.. Так столько же времени прошло…
- Да нечего здесь понимать, Саша, - раздраженно ответил мэр, - ты просто сделай, как я прошу, и все. Договорились? – он испытующе посмотрел на помощника.
Тот опять с готовностью кивнул головой.
- Договорились.
- Ну, все, тогда, свободен, - Петр Иванович сделал отпускающий жест рукой.
И вот сейчас Макс пришел к Александру Михайловичу. Он начал издалека:
- Александр Михайлович, вы же мне в некотором роде друг, ведь так?
Помощник мэра подумал, что, наверное, сегодня его судьба такая – согласно кивать головой.
Он кивнул.
- Ну, и?..
- И вы мне уже не один раз помогали?
Опять кивок.
- И?.. Кстати, тебе не кажется, что ты этим слишком часто пользуешься?
Как помощнику показалось, Максим даже слегка смутился, но, видно, решил не отступать.
- Короче, у меня к вам еще одна просьба. – Он слегка приподнял руки, как будто сдавался. – Я обещаю, что после этого постараюсь к вам больше не обращаться.
- Даже так? – Александр Михайлович не на шутку заинтересовался. – Что-то это на тебя не похоже.
- Александр Михайлович, я серьезно.
- Ну, давай, Макс, давай, излагай. Твой отец и так меня работой загрузил.
- Мне нужно человека одного найти… Точнее, женщину…
- Вон как? А, по-моему, ты уже приходил ко мне с такой просьбой, не помнишь?
Теперь уже Максим кивнул головой. Он чувствовал, что помощник отца даже насмехается над ним в некоторой степени, но сейчас ему это было все равно. Главное – чтобы он согласился помочь.
- Да, помню. Собственно, я хочу то же самое. Найти Ольховскую Полину Сергеевну.
Александр Михайлович вовремя вспомнил, что ему следует удивиться.
- Опять? Макс, ты, что, с ума сошел? Зачем тебе это нужно? Я думал, у тебя все с этим?
- Александр Михайлович, - Максим не собирался ничего объяснять. – Вы просто скажите, поможете или нет. И все. Извините, но я ничего не могу объяснить.
Помощник пожал плечами.
- Да, Макс, ну, и задал ты мне задачку. И где же ее искать, по-твоему? В тот раз ее хоть в городе искать нужно было, а теперь? Насколько я знаю, она давно уехала из города, так?
Максим понурился.
- Да, уехала. И где ее искать, я понятия не имею. Все, что у меня есть – это ее мобильный. И то, если она его не сменила.
Александр Михайлович сидел и внимательно изучал Максима. В парне что-то положительно изменилось и, хотелось верить, в лучшую сторону. И причиной всему была эта самая Полина Сергеевна Ольховская. Жалко, что собственный отец Максима этого не видит. Ему реально захотелось помочь Максиму, но… ослушаться мэра означало потерять все, что имеешь. Да, дилемма…
- Окей, Макс. Давай номер. Посмотрим, что можно сделать.
Максим радостно протянул ему клочок бумаги.
- Я знал, что вы настоящий друг.
Максиму показалось или Александр Михайлович смутился?
- Да ладно, иди уже. И запомни, я ничего не обещаю, понял?
Максим так же радостно закивал головой и вышел. Какое-то время помощник мэра крутил в руках клочок бумаги, потом бросил его в ящик стола. Пока его ждали гораздо более важные дела.
Глава 8
Прошла неделя, которая для Максима показалась годом. От Александра Михайловича о Полине никаких новостей не было, звонить ей он тоже больше не решался из опасения, что так она действительно сменит номер телефона. На всякий случай, он сходил по старому адресу Полины, представился, как дальний ее родственник, которому она просто забыла оставить адрес. Спросил, может быть, она оставила свой новый адрес теперешним жильцам квартиры, на случай вдруг почта какая придет или, может, еще что, но ответ получил отрицательный. Что еще можно сделать он, пока, не представлял, а потому метался по квартире из угла в угол, как загнанный зверь в клетке. Скорей бы начались занятия в училище!
Полина же старалась, как могла наладить свою жизнь. Она узнала, что в одном из лицеев города требуется учитель этики, подала свое резюме и после недолгого, но успешного собеседования, получила там место. Уже через несколько дней можно было приступать к занятиям. Новые коллеги тепло приняли ее и она как-то сразу влилась в коллектив. В общем, все складывалось, как нельзя лучше: она втягивалась в работу, вместе со всеми готовилась к новому учебному году; одним словом, жизнь била ключом. А вечерами она приходила домой и оставалась одна… И вот тогда становилось хуже всего. Ее начинали одолевать мысли. Мысли о потерянном прошлом и невозможном будущем. Мысли о Максиме. Максиме, который прочно поселился в ее сердце. Нужно было, во что бы то ни стало, вытеснить его оттуда, вот только не получалось…
Наконец, в училище начались занятия. Максим пришел на КПП одним из первых. Постепенно начали подтягиваться другие суворовцы. Загорелые, отдохнувшие, повзрослевшие. Внешне Максим ничем не отличался от них. Такой же повзрослевший, загорелый, подтянутый, с улыбкой на губах. Его выдавали лишь глаза, серьезные и печальные, так резко контрастировавшие с его таким беспечным видом.
- Пацаны, - начал Трофимов, - вот это каникулы! Вот это я понимаю! Слушайте, я таких девиц закадрил!.. Не поверите!.. – Он начал перечислять по именам, пока все не засмеялись…
- Слушай, Трофим, ну ты запарил, - перебил Сухомлин, - когда ж ты уже на ком-нибудь остановишься?
- Ну, ты даешь, Сухой, - Трофимов ухмыльнулся, - как я могу остановиться, когда девушек столько!.. – Он широко развел руками, - а я один? Ладно, не хочешь слушать про мои успехи?.. Без проблем! Расскажи, как свои каникулы провел.
Сухомлин самодовольно потер руки.
- Супер! Мы их с Олькой вместе провели. Как-нибудь расскажу в подробностях.
Так, мало-помалу, все рассказали о своих каникулах. Молчал только Максим. Да он их, в принципе, и не слышал. Все думал о своем. Наконец, он очнулся от того, что кто-то пнул его в плечо. Это был все тот же Трофимов.
- Слышь, Макар, а ты чего молчишь? Ты-то что делал?
- Я? – он окончательно пришел в себя. – Да ничего интересного. Так же, как и вы, на морях был, пару девах закадрил. Короче, классно оттянулся. Пацаны, идемте, а? А то нас уже Василюк с Философом заждались.
Ребята дружно зашагали в расположение.
… Новый учебный год начался и для Полины Сергеевны Ольховской. Десятый класс. Она открывает дверь и двадцать пять пар устремляются на нее. Она улыбается, проходит к столу.
- Здравствуйте, меня зовут Ольховская Полина Сергеевна. Я буду читать у вас этику и эстетику. Давайте познакомимся с вами. Я буду называть фамилию по журналу, а вы, пожалуйста, поднимайте руку. – Глаза ее машинально обращаются на первую парту и… нет, не может быть… светлые волосы, ясные глаза... В этот миг перед ее глазами проплыла вся их история с Максимом, от первого взгляда и до конца. Она тряхнула головой… Видение развеялось… Перед ней сидел просто обычный светловолосый мальчишка и внимательно на нее смотрел. «Максим, - она подняла глаза к небу, - что же ты меня не оставишь? Теперь я буду видеть тебя во всех?»
Глава 9
Дни шли за днями, месяцы за месяцами. С периодичностью в несколько дней Максим справлялся у Александра Михайловича, не нашел ли тот хоть какую-нибудь ниточку, которая привела бы его, Максима, к Полине. Увы, нет. Тот ничего не знал. Хотя он не особенно и усердствовал, но все же предпринял кое-какие шаги, чтобы помочь Максиму. Номер телефона не был зарегистрирован на Полину, так что возможность найти ее по регистрации отпадала. Привлекать тяжелую артиллерию ему не хотелось, так как это значило бы привлечь внимание Петра Ивановича, а это было бы уже лишнее. Так что прости, Максим, решай свои проблемы сам.
В один из зимних, снежных вечеров Максим сидел у себя в комнате и смотрел в окно. Он был в увольнительной, но идти никуда не хотелось, впрочем, как и во все прошлые увольнительные. Хотя друзья и звали его всегда с собой, но он предпочитал отделываться отговорками и просто уходил. Часами бродил по городу или просто сидел у себя в комнате. С некоторых пор он не любил шумных компаний.
В этот день все было, как всегда, но не совсем. Глядя на летающие за окном снежинки, он думал о своей жизни. Скоро Новый Год, а он впервые не ощущает приближения этого праздника. Ему только семнадцать лет, а он ведет себя, как будто ему лет сто. Сколько же можно страдать? Все, хватит! Хватит страдать от жалости к себе, от безысходности, от любви к Полине. Она сама выбрала свою дорогу, а, заодно, и его. Она вернулась к мужу и теперь, поди, живет с ним в любви и согласии, а о нем, Максиме, скорей всего, и думать забыла, как о прискорбном недоразумении, случившемся с ней на курорте. А он так и будет страдать от неразделенной любви до конца своих дней? Ну, нет. Он, Максим Макаров, не такой. Достаточно он ждал ее, искал, надеялся. Все, хватит. Нужно найти себе красивую и, желательно, неглупую девчонку, способную любить и вызвать к себе любовь. И все. Клин клином вышибают.
Он потянулся к телефону и набрал номер.
- Слышь, Сухой, вы где? В боулинге? Не уходите еще? Оки. Я сейчас приду.
В боулинге он развлекался по полной, обыграл всех друзей, все время хохмил, подшучивал над ними, заигрывал с девчонками. Ребята не могли не заметить произошедшей с ним перемены. Первый озвучил свое наблюдение Трофимов.
- Слышь, Макар, ну, наконец-то, ты собой стал. А то мы уж думали, что тебя, чего доброго, подменили.
Максим засмеялся.
- А, это я болел. А вообще я белый и пушистый. – Он пнул Трофимова в плечо. – И готов обыграть тебя еще раз.
- Опа. Давай! Только я больше не поддамся.
Максим засмеялся.
- Трофим, это ты поддавался? Слушай, давай поспорим, что я у тебя выиграю. На что угодно.
- Ну, давай. А на что?
- Нуууу, - Максим задумался. – Если я выиграю, ты познакомишь меня с той девчонкой из твоего списка, которую я укажу.
- Да легко! А если проиграешь?
Максим опять засмеялся.
- Трофим, это исключено. Но, если вдруг… Я исполню любое твое желание.
Трофимов удивленно поднял брови.
- Слово пацана?
Максим подмигнул.
- Слово мужика!
Все рассмеялись и стали сосредоточенно следить за игрой. Максим был явно в ударе и с легкостью выиграл.
- Ну, Трофим, готовь свой список! Сейчас я выберу себе такую дева…
Слова застряли у него в горле. Он увидел, как в боулинг вошел… муж Полины. Он видел его только раз в жизни, но этого хватило, чтобы запомнить его раз и навсегда. И дама, сопровождающая его, была отнюдь не Полина.
Трофимов, стоящий рядом, подтолкнул его.
- Эй, Макар, ты чего?
Максим вышел из ступора и глянул на него.
- Да, фигня, знакомых увидел, которых давно уже не видел. Пацаны, - добавил он, обращаясь ко всем, - вы без меня играйте пока. Я счас приду.
Трофимов закивал головой:
- Ну-ну, знакомых… Представляю я твоих знакомых. Слышь, Макар, а меня с ними познакомишь?
- Трофим, отвянь, тебе своего списка мало?
Не слушая, что ответил Трофимов, Максим решительно направился в сторону вошедшей пары. Трофимов проследил за ним взглядом.
- Мужики, какие-то странные у Макара знакомые.
Сухомлин засмеялся.
- Трофим, тебе же сказали: отвянь! Пошли играть лучше.
К этому времени Максим уже преодолел расстояние, отделявшее его от пришедших, и подошел к их столику.
- Здрасте! – перебил он их разговор.
И мужчина, и женщина удивленно подняли на него глаза. Женщина лишь кивнула головой, а мужчина ответил:
- Здравствуйте, молодой человек. Мы можем чем-то помочь?
Максим усмехнулся.
- Помочь? Мне? Нет, мне помощь не нужна. Я просто хотел спросить, а ваша жена знает, где вы и с кем?
Мужчина непонимающе посмотрел на него, а у женщины заметно округлились глаза.
- Вообще-то, знаю. Он в боулинге со своей женой, то есть со мной. Я что-то ничего не понимаю. – Она обернулась к мужчине. – Саша, может, ты мне объяснишь? Что это за странный парень? Вы знакомы?
Саша пожал плечами, хотя в его памяти что-то проскользнуло, но сразу же исчезло.
Он посмотрел на Максима.
- Молодой человек, потрудитесь объяснить, что все это значит? Вы нас ни с кем не путаете?
Теперь пришла очередь удивляться Максиму.
- Я? Путаю? Да ничего я не путаю! Вы его жена? – он посмотрел на женщину. – Да вы что! У него уже есть жена. Полина зовут! Он год назад женился.
Женщина удивилась еще больше.
- Год назад? Молодой человек, да мы с ним женаты уже несколько лет! – Она опять повернулась к мужу. – Саша, что происходит? Что это за парень? О чем он говорит? И кто такая Полина? Подожди, я знаю только одну Полину… Полина…
- Ольховская, - закончил за нее ее муж. Когда Максим упомянул имя Полины, он вспомнил всю ту историю. И этого суворовца он тоже вспомнил. – Марина, я тебе потом все объясню. Молодой человек, давайте отойдем, поговорим. - Он поцеловал жену. – Прости, я на минутку.
Он поднялся и посмотрел на ничего не понимающего Максима.
- Ну, что, идем?
Максим вышел следом за ним на улицу.
- Значит, так, - начал Александр без вступлений. – Я не хочу, чтобы моя жена долго ждала меня. Полине тогда нужно было уехать, срочно. Она не знала, как тебе объяснить, чтобы ты ни на что не надеялся. Ну, и попросила меня подыграть ей с этим замужеством, понял?
Максим сглотнул и кивнул головой.
- Чтобы я ни на что не надеялся… Понял, что же тут непонятного?
Александр посмотрел на Максима. Он понимал, что не нужно этого говорить, но все же сказал:
- Не держи на нее зла. Так нужно было. Она не хотела, чтобы тебе было больно потом.
Максим горько усмехнулся.
- Лучше было сделать больно сразу. Ладно, проехали. Спасибо, что объяснили.
Он направился к двери в боулинг, потом вдруг обернулся… В его глазах засветилась надежда.
- Скажите, а она не оставила вам своих координат? Пожалуйста… Хотя бы город.
Александр покачал головой.
- Нет, она хотела обрезать все концы. Она ничего не оставила. – Он помолчал, потом добавил. – Но… если она вдруг свяжется со мной, я скажу, что ты ее ищешь.
Максим выдавил из себя улыбку.
- Ищу, очень ищу. Спасибо.
Он вошел в боулинг и подошел к друзьям.
- Пацаны, у меня что-то голова разболелась. Я пойду, ладно?
Трофимов посмотрел на него.
- Макар, ну ты че? Я же отыграться хотел.
Максим пожал плечами.
- Трофим, ну, ты потренируйся пока. В следующий раз отыграешься. Все, пацаны, пока.
Он вышел на улицу и побрел по заснеженным улицам. Из головы не шла фраза: «чтобы ты ни на что не надеялся…» А он, идиот, на что-то еще надеялся…
Он шел, куда глаза глядят, не разбирая дороги и изредка натыкаясь на прохожих. Она обманула его. Конечно, не без участия отца и его угроз, но все-таки. Все это время он верил, что она замужем, а она… Она не сказала, что это неправда даже тогда… Почему? Зачем она это сделала? Боялась, что он будет слишком настойчивым? Не хотела себя ничем связывать? А так, она замужем, и все вопросы отпадают сами собой. Ну и пусть.
... Погруженный в свои размышления, он не заметил, как налетел на кого-то, что-то выбил из рук. Очнувшись, он посмотрел, что произошло. Какая-то девушка собирала на снегу вещи, высыпавшиеся из пакета, который выбил у нее Максим. Он бросился ей помогать.
- Девушка, простите, ради Бога. Я такой неуклюжий.
Вместе они собрали разбросанные вещи и поднялись на ноги. Девушка подняла на него глаза. Видимо, ей понравилось то, что она увидела, потому что она улыбнулась.
- Да ладно, не бери в голову. Сама виновата. Зазевалась. Вперед на дорогу надо смотреть, а не по сторонам.
Максим посмотрел на девушку. Симпатичная, приблизительно его возраста, может быть, на пару лет старше. Он ведь хотел сегодня найти себе девушку? А девушка, стоящая перед ним, ему нравилась. Так, может, это тот самый клин, которым ему удастся вышибить Полину из сердца? Он улыбнулся и как можно галантней произнес:
- Мадемуазель, я бы хотел компенсировать нанесенный вам урон и, если вы располагаете временем, я почел бы за честь пригласить вас в кафе выпить со мной чашечку горячего кофе.
Девушка улыбнулась. Парень, стоящий перед ней, ей положительно нравился. И так изысканно выражался. Он, конечно, шутил, но было в нем что-то такое… Она с сомнением посмотрела на пакет в руках.
- Вообще-то, мне нужно идти. Но… в такой холод чашечка горячего кофе… Я согласна, если ненадолго.
Максим довольно потер руки.
- Отлично. Вон и кафе. Давай пакет, помогу. – Он забрал у нее пакет. – Ну что, идем?
Девушка согласно кивнула головой. «Надо же, и ведет себя, как джентльмен», - отметила про себя.
- Идем.
Они зашли в кафе, разделись, сели за столик. Максим заказал кофе, потом посмотрел на нее и улыбнулся.
- Может, познакомимся? А то, наверное, мама тебе говорила, что нельзя разговаривать на улице с незнакомыми дядями, да еще и пить с ними кофе? Меня Максим зовут.
Девушка рассмеялась.
- А меня Таня. До дяди тебе, правда, еще далековато, но, когда ты им станешь, ты будешь уже знакомым дядей.
Максим тоже рассмеялся.
Они пили кофе, болтали ни о чем, смеялись. Максим чувствовал себя почти счастливым. Ему, наконец-то, удалось думать о чем-то еще, кроме Полины. Жизнь налаживалась.
Он попили кофе и вышли на улицу. Максим все еще держал в руках ее пакет.
- Слушай, Тань, а давай я тебя провожу. А то вдруг еще кто-нибудь на тебя налетит. Опять придется вещи собирать.
Таня улыбнулась.
- Ну, идем.
Через десять минут они подошли к ее дому.
- Ну, что, Максим, спасибо и за кофе, и за то, что провел. Пока!
Максим отдал ей пакет.
- Да не за что. Тань, а ты не хочешь еще раз встретиться?
Таня посмотрела на Максима.
- А почему бы и нет? Записывай телефон.
Глава 10
Максим пришел домой, зашел к себе в комнату, сел в кресло и задумался. Он приятно провел время с Таней, но из головы не шал встреча с «мужем» Полины. Рука непроизвольно потянулась к телефону. Он знал, что Полина сбросит вызов, но все равно…
… Зазвонивший телефон отвлек Полину от любимого ею в последнее время занятия: она сидела перед окном, смотрела на летающие снежинки и пыталась ни о чем не думать. А мысли, как назло, сами лезли в голову. Она посмотрела на дисплей. Максим. Нужно было все-таки сменить номер телефона, но нет, она не смогла, не решилась. Это значило бы разорвать последнюю ниточку, хоть и химерно, но связывающую его с ним. Как уже было не раз, она протянула палец к кнопке сброса, но что-то остановило ее. Слегка поколебавшись, она нажала кнопку ответа и поднесла телефон к уху. Нет, она не собиралась ничего говорить, просто услышать, что он там, на другом конце, просто уловить его дыхание…
Максим стоял и слушал длинные гудки. Потом гудки вдруг оборвались, но это был не сброс вызова. На том конце сняли трубку.
- Полина… - от волнения его голос охрип. – Не знаю, слушаешь ли ты меня, но… знаешь, сегодня я видел того, кого ты представила своим мужем. Он, оказывается, давным-давно уже муж совсем другой женщины… Полина, зачем ты это сделала? А впрочем, теперь уже неважно. Ты сама сделала свой выбор и мне остается только уважать его. – Слезы подступили к горлу. Он кашлянул. – Знаешь, идет Новый год. Так вот, я желаю тебе в Новом году, чтобы сбылись все твои желания и ты, наконец, нашла свое счастье. Может, ты встретишь кого-нибудь, с кем не побоишься быть вместе и все у вас будет хорошо. Хотя, может быть, когда-нибудь ты и вспомнишь, что был когда-то на свете глупый мальчишка, который тебя любил… Ну, ладно, это я отвлекся. Я, правда, желаю тебе найти свое счастье. На самом деле, я звоню тебе, чтобы попрощаться и сказать, что ты можешь больше не беспокоиться. Я больше не буду тебя тревожить. Сегодня я встретил девушку. Может быть, у нас все получится. Так что, прощай. И будь счастлива.
Максим отключился. А Полина так и стояла с телефоном у уха. Он попрощался. Оборвалась последняя ниточка. Из глаз потекли слезы.
Слезы… горькие спутники одиночества… Сколько раз за последнее время они предательски заполняли ее глаза? Сколько раз она клялась себе, что все, это был последний раз, и она больше никогда не будет плакать из-за Максима? А все повторялось снова и снова. И вот сейчас она сидела, откинувшись на спинку кресла, а из глаз ее снова катились слезы, которые она и не думала вытирать. В голове пульсировала только одна мысль: «Он нашел себе девушку. Он попрощался».
Она встала и подошла к окну. А чего ты, собственно, хотела, великовозрастная дура, Полина Сергеевна Ольховская? Ведь ты же сама этого добивалась. Сама просила сделать его именно это: найти себе девушку и оставить тебя в покое. За что боролась – на то и напоролась. Все твои моральные принципы и устои остались непоколебимы; людям, да и себе самой, абсолютно не в чем тебя упрекнуть. Что же теперь у тебя так тошно на душе? Что же ты так горько плачешь?
Вдруг опять зазвонил телефон. Она с надеждой схватила трубку. Нет, не Максим.
- Привет, Саша. Как дела?
- Привет, Полина. Нормально. А ты как? Что у тебя с голосом?
Она вытерла слезы и откашлялась.
- Да так, ничего. Простудилась слегка. А так, все нормально.
- Вот и чудненько. Полина, я чего звоню-то… Я сегодня видел паренька того, помнишь, суворовца. Мы с Мариной были... Короче, он меня узнал, подошел... В общем, я вынужден был рассказать ему правду о той нашей псевдоженитьбе. Прости.
Полина сделала глубокий вдох и выдох.
- Ничего, Саша, не переживай. Все нормально.
- Полина… - Саша помолчал. – Он очень интересовался тобой. Просил координаты. Может, нужно было дать?
Она покачала головой.
- Нет, Саша, не нужно. Уже ничего не нужно... И не важно... Все, Саш, прости, я не могу сейчас говорить. Пока!
Она отключилась.
Он просил ее координаты. Зачем? Приехать и лично сказать, что он нашел себе девушку? Чтобы она тоже могла порадоваться за него? Хватило и одного телефонного звонка. Все, хватит. Это становилось уже невыносимо. Невыносимо оставаться одной в этой квартире и все думать, думать и думать о том, что произошло. Она быстро обулась, схватила пальто, и, на ходу одеваясь, выбежала из квартиры. Туда, на улицу, на снег, куда угодно, среди людей, где шумно и весело, где кипит подготовка к Новому году. Лишь бы не оставаться одной.
Сама того не заметив, она выбежала на дорогу… Чей-то крик… визг тормозов… Странно, но удара она не почувствовала… Лишь почувствовала, что земля уходит из-под ног…
Она очнулась оттого, что кто-то бил ее по щекам.
- Девушка, очнитесь, девушка…
Она открыла глаза. Прямо над ней склонился какой-то молодой человек. Именно он и был тем, кто пытался привести ее в чувство. Она посмотрела по сторонам. Вокруг уже собрались люди.
- Что случилось? – произнесла она. Ее собственный голос показался ей настолько слабым и чужим, что она испугалась.
Молодой человек улыбнулся.
- Ну, вот, вы пришли в себя. Давайте я помогу вам подняться, а потом все расскажу. – Он посмотрел вокруг. – Все, люди, спектакль окончен, можно расходиться.
Некоторые начали возмущаться, предлагали вызвать милицию, но все потихоньку начали расходиться.
Мужчина помог Полине подняться, внимательно ее осмотрел, отряхнул от снега.
- Ну, что, вы целы?
Полина тоже посмотрела на себя, пошевелила головой, плечами, руками.
- Да вроде бы. А что же все-таки случилось?
Мужчина вытащил из кармана платок, вытер лицо, потом посмотрел на Полину.
- Вы выбежали на дорогу. Я чудом успел затормозить. – Он показал на машину, которая действительно стояла в нескольких сантиметрах от того места, куда упала Полина. – Но, видимо, от испуга вы упали и потеряли сознание. – Он внимательно посмотрел на нее. – Скажите, зачем вы выбежали на дорогу? Хотели покончить жизнь самоубийством?
Она испуганно посмотрела на него и замотала головой.
- Нет, что вы! Просто я… - она запнулась. – У меня неприятности большие… Простите, я не соображала, что делаю… И спасибо, что… так вовремя затормозили.
Он усмехнулся.
- Бога благодарите. Вы, видимо, в сорочке родились. – Он еще раз с сомнением посмотрел на нее. – Вы точно уверены, что с вами все в порядке? Может быть, я все-таки отвезу вас в больницу?
Полина еще раз пошевелила плечами.
- Да нет, все нормально. Еще раз спасибо. Я, пожалуй, пойду.
Но молодой человек, похоже, не собирался ее так просто отпускать.
- Девушка, ну куда вы пойдете в таком состоянии? Я просто не могу вам позволить вот так вот уйти. Если с вами что-нибудь случится, я себе этого просто не прощу. А давайте, я отвезу вас в какое-нибудь кафе, мы выпьем там коньячку с кофе, - он поправился, - точнее, коньячку с кофе выпьете вы, а я за рулем. Так что хватит и просто кофе. Вы успокоитесь и потом уже пойдете, куда вам нужно.
За все то время, пока они разговаривали, Полина едва ли взглянула на своего собеседника. Теперь же она подняла глаза и внимательно на него посмотрела. Приятный молодой человек лет 27-30, чуть выше нее, с честным, открытым взглядом, в котором читалось искреннее желание ей помочь. А почему бы и нет? Одна чашечка кофе ни к чему не обязывает, а ей так сейчас хотелось с кем-нибудь поговорить. Лишь бы не быть одной и отвлечься от гнетущих ее мыслей.
Она улыбнулась и согласно кивнула головой.
- Кофе с коньячком звучит очень успокаивающе.
Он с облегчением улыбнулся, подошел к своей машине, открыл дверь и сделал приглашающий жест Полине.
- Прошу.
Полина села в машину, сразу же почувствовала тепло от работающей печки. Слегка расслабилась.
Мужчина занял свое место водителя и посмотрел на сидящую рядом Полину.
- Разрешите представиться, Вадим.
Полина улыбнулась в ответ. Он посмотрел на нее.
- И?.. Это, конечно, хорошо, что вы улыбаетесь, но хотелось бы и ваше имя услышать.
Полина опять улыбнулась.
- Ой, простите, я немножко заторможенная после всего. Полина.
Вадим тоже улыбнулся.
- Очень хорошо. Полина. Вам это имя идет. Ну, что, Полина, едем?
Она кивнула головой. Вадим еще раз улыбнулся и завел машину.
Глава 11
В кафе Вадим помог Полине снять пальто, разделся сам, и провел ее к столику.
- Ну, что, Полина, от коньячка в кофе не откажетесь? Очень успокаивает.
Полина пожала плечами.
- А почему бы и нет?
Он заказал ей кофе с коньяком, себе просто черный кофе, подождал, пока принесли заказ, потом взглянул на нее.
- Пейте кофе. Согреетесь и успокоитесь.
Она сначала понюхала кофе, потом сделала маленький глоток. Чарующий аромат, изумительный вкус… Она сделала глоток побольше. Почувствовала, как по телу разливается тепло. Посмотрела на Вадима.
- Очень вкусный кофе. Спасибо, что привезли меня сюда.
Он пожал плечами.
- Да не за что. Я вообще люблю помогать красивым девушкам.
Он заметил, что Полина слегка покраснела.
- Ну-ну, не нужно смущаться. Я уверен, вам много раз говорили, что вы красивы. – После недолгой паузы он вопросительно посмотрел на нее. – Не хотите мне рассказать, что же с вами все-таки произошло, после чего все могло так плачевно закончиться?
Полина отхлебнула еще кофе, подняла на него глаза и пожала плечами.
- Да, собственно, не так уж много. Моя жизнь разлетелась на кусочки.
Он удивленно поднял бровь.
- Не понял?
То ли это коньяк в кофе так подействовал на Полину, то ли мысли сами нашли выход, но она вдруг начала говорить:
- Да, именно. Вся жизнь на кусочки… Знаете, человек, которого я люблю, нашел себе другую девушку. Он сам мне об этом сказал. И знаете, что самое смешное?.. – она горько усмехнулась, а на глазах опять предательски заблестели слезы. – Самое смешное то, что я сама его об этом попросила.
Внезапно она остановилась. До нее вдруг дошло то, что она сказала. «Человек, которого я люблю…» В первый раз она не только в открытую призналась в этом себе, но и произнесла это вслух, при другом человеке.
Вадим непонимающе смотрел на нее.
- Не понял? Как это, сама об этом попросила?
Она потерла лоб рукой.
- Вот так. Сама. Понимаете, там все сложно очень. В общем, у нас нет будущего. Мы не можем быть вместе.
- Почему?
Она вздохнула.
- Почему… Какая теперь разница? Сегодня он позвонил мне, рассказал о другой девушке, пожелал счастья и попрощался… Сказал, что больше беспокоить не будет… Я ведь сама этого хотела. А теперь… теперь не знаю, как со всем этим жить.
Вадим взял ее за руку.
- Для начала неплохо бы просто успокоиться. А потом, я уверен, выход найдется сам. Поверьте мне, знаю по собственному опыту.
Он улыбнулся. Полина взглянула ему в глаза и сквозь слезы тоже улыбнулась. Ей так захотелось ему поверить.
- Вот, очень хорошо, что вы улыбаетесь. Значит, еще не все потеряно. Полина, у меня к вам есть предложение, - он помолчал, - а давайте перейдем на «ты». Я очень хочу стать вашим другом, а друзья, как известно, обращаются друг к другу на «ты».
Глаза Полины зажглись надеждой. Этот человек не просто выслушал ее, но и предлагает свою дружбу в этот жуткий для нее момент.
- Правда? Вы правда хотите стать моим другом? Знаете, у меня и друзей-то в этом городе нет. Так, товарищи, коллеги по работе… А друзей совсем нет…
Вадим еще раз улыбнулся. Эта девушка ему нравилась, очень нравилась.
- Я правда хочу стать вашим другом. Ну, если вы не против, конечно. – Он притворно нахмурил брови. – Так я не понял, мы на «ты» или на «вы»?
Полина засмеялась.
- На «ты», однозначно. И спасибо вам… тебе.
Он пожал плечами и подмигнул.
- Не за что. Приходите еще.
Они вышли из кафе, Вадим предупредительно открыл перед Полиной дверцу машины, подождал, пока она сядет, затем сел сам. Взглянул на нее.
- Ну, что, как ты себя чувствуешь?
В глазах Полины читалась благодарность.
- Уже лучше, спасибо.
- Вот и замечательно. Отвезти тебя домой или, может, по городу покатаемся?
Полина покачала головой.
- Нет, лучше домой.
Он улыбнулся.
- Слушаю и повинуюсь. Только, прости, я твоего адреса не знаю.
Полина назвала адрес, Вадим завел машину и повез ее домой.
Через несколько минут он припарковал машину у ее дома, вышел, открыл перед ней дверцу, подождал, пока он выйдет.
- Полина, тебе, правда, лучше?
Она кивнула головой.
- Да, Вадим, спасибо, ты мне очень помог. Пока.
Она уже развернулась, чтобы уходить, но он остановил ее. Он просто не мог допустить, чтобы эта девушка вот так, просто, ушла из его жизни.
- Полина, а оставь мне свой телефон, пожалуйста, и мой запиши. Так, на всякий случай… Вдруг пригожусь зачем. Или тебе поговорить с кем-нибудь нужно будет.
Полина улыбнулась.
- Конечно, ты отличный собеседник.
Они обменялись номерами телефонов.
… После звонка Полине Максим еще какое-то время смотрел на телефон. Произнести те слова, которые он сказал, оказалось значительно легче, чем он предполагал. Он хмыкнул. Оставалась только мелочь – выполнить то, что он сказал. Что ж, он займется этим прямо сейчас. Он взял мобильный, выбрал номер Тани и, написав: «Спокойной ночи», нажал «отправить». Все, Полина, прощай!
С этого дня для Полины, как и для Максима, началась новая полоса в жизни. По крайней мере, им так казалось.
Вадим стал часто звонить Полине, приглашать ее в разные кафе, театры, рестораны. Нет, он ее не торопил, ни на что не намекал. С первой же встречи он понял, что Полина – девушка непростая, и обычная, проторенная дорога ухаживаний не для нее. В этом случае требовалось быть терпеливее и изобретательнее. Но ему нравилась эта девушка и, чем дальше, тем больше. Что ж, эта девушка стоила того, чтобы подождать. Пускай она сначала привыкнет к нему, как к другу, а потом можно будет сделать и следующий шаг.
А Максим… Максим проводил все увольнительные с Татьяной. Отличная девчонка! Он чувствовал себя с ней легко и спокойно, она была настоящим другом, но… только другом. Как-то вечером, когда он проводил ее до дома, и уже собрался уходить, она вдруг схватила его за руку.
- Максим, а ты не хочешь подняться ко мне? У меня есть отличный кофе. Попьем, музыку послушаем.
Максим посмотрел вокруг. Конец апреля, замечательный вечер, в воздухе благоухает сирень. Он заколебался.
- Тань, ну, не знаю. А предки твои против не будут?
Таня засмеялась.
- Не будут, не будут. Их вообще дома до завтрашнего вечера не будет.
- Даже так? Ну, что ж, не могу отказать даме. Идем. Кофе так хочется!
Смеясь, они поднялись к Тане в квартиру. Она развела руками.
- Ну, вот, так я живу. Ты проходи в комнату, не теряйся. Я пока кофе приготовлю.
Максим рассмеялся.
- Ну, даже, если захочешь, меня не так легко потерять.
Пока Максим рассматривал комнату, Таня позвала из кухни:
- Макс, ты какой кофе любишь?
- Да мне все равно! Каким угостишь!
Через несколько минут Таня принесла кофе.
- Макс, может, музыку включишь? А, вообще, подожди, я сама.
Она подошла к дискам, выбрала какой-то и вставила в музыкальный центр. Комната заполнилась медленной, мелодичной музыкой.
Максим отхлебнул кофе.
- Ты права, очень вкусный кофе.
Он посмотрел на Таню. Весна, замечательный вечер, романтическая музыка, рядом сидит очаровательная девушка. Почему бы и нет?
- Таня, может, потанцуем?
Таня улыбнулась.
- Конечно, я очень люблю танцевать.
Он обнял ее за талию, она положила ему руки на плечи… От ее волос исходил такой приятный аромат… Максим не удержался и зарылся лицом в ее волосы.
- Ты так приятно пахнешь…
Он поднял голову и посмотрел на нее. Ее губы были так рядом, такие манящие. Он прикоснулся к ним своими. Девушка не отпрянула. Он поцеловал ее еще раз. Таня обвила его шею руками и прижалась сильнее. Максим закрыл глаза и углубил поцелуй. Потом, наконец, оторвался от ее губ и проложил маленькую дорожку из поцелуев по ее шее…
- Полина…
Это имя вылетело из его уст непроизвольно, но прозвучало очень отчетливо. Он открыл глаза. Таня отстранилась от него.
- Что? Что ты сказал, Макс?
Он пожал плечами.
- Я сказал Полина, - он горько усмехнулся. – Девушка, которую я, как идиот, все еще люблю. – Он приподнял ее подбородок и заглянул ее в глаза. – Тань, прости меня, если сможешь. Ты очень хорошая девушка, замечательный друг, и я думал, что у нас все получится. Я ошибся… Прости. И пока.
Он вышел на улицу, поднял глаза к небу. «Полина, ну почему, почему я не могу тебя забыть?»
Глава 12
У Вадима процесс ухаживания за Полиной занял без малого полгода, прежде, чем он решился сделать следующий шаг. За это время Полина настолько привыкла к нему, что уже просто не представляла, что еще совсем недавно жила одна в этом городе, никого и ничего не зная, без друзей и родных. Она безоговорочно доверяла Вадиму.
Был ласковый июньский день, когда у нее зазвонил телефон. Она улыбнулась. Вадим.
- Да, Вадим. Я слушаю.
- Полина, в общем, у меня сегодня замечательный день. Я, наконец, заключил сделку, над которой работал почти 8 месяцев. Ты знаешь, для меня это такое событие... Короче, я хочу отметить его с моим лучшим другом. – Он замолчал.
- Полина, что ты молчишь?
- Вадим, я слушаю. Ну, так отмечай. Я очень за тебя рада и я тебя поздравляю. Но я-то здесь причем?
Она услышала, как Вадим смеется.
- Так, Полина, ты и есть мой самый лучший друг! Ну, что, ты согласна разделить со мной эту радость?
- Вадим, конечно! О чем речь?
- Только, знаешь, сегодня мне не хочется ехать ни в какой ресторан. Я приглашаю тебя к себе. Ты не против?
- В принципе, нет. А что, ты еще и готовить умеешь?
Вадим опять засмеялся.
- Полина, во мне куча скрытых талантов, о которых ты, пока, даже не догадываешься. Я заеду за тобой в восемь.
- Хорошо, буду ждать.
Как и обещал, Вадим заехал ровно в восемь.
- Ну, что, готова?
Полина кивнула головой.
- Тогда едем.
Полина была поражена сервировкой стола.
- Вадим, ты прав, в тебе, наверное, действительно масса скрытых талантов. Ты меня очень удивил.
В глазах Вадима блеснули озорные огоньки.
- Полина, так на том стоим. Ладно, давай, не будем пока о моих талантах. Лучше, садись и давай отметим мой успех.
Он отодвинул ей стул, потом разлил шампанское по бокалам.
- Вадим, только, ты же знаешь, я немного выпью. Не люблю я этого.
Он согласно кивнул головой.
- Конечно, конечно, не беспокойся.
Он поднял свой бокал, она подняла свой.
- Полина, - начал он, - сегодня у меня счастливый день. Наконец, у меня завершилась сделка, над которой я так долго работал. Но… - он многозначительно посмотрел на Полину, - для меня этот день счастливый вдвойне, так как я могу разделить эту радость с тобой, моя дорогая Полина. Именно с тобой. Ты знаешь, в последнее время ты очень много значишь для меня. Очень много. – Он сделал ударение на слове «очень». – Надеюсь, я что-то значу и для тебя тоже.
Полина посмотрела на него.
- Вадим, ну, что ты такое говоришь. Ты же знаешь, ты мой самый лучший друг. Да что я говорю? Ты мой единственный друг. Я тебя очень люблю.
Он подошел и склонился над ней. Заглянул ей в глаза.
- Полина, - его голос слегка охрип, - я тоже тебя люблю. Очень люблю.
Он забрал у нее бокал, отставил его в сторону и опустился перед ней на колени так, что их глаза оказались на одном уровне.
- Полина, ты единственная женщина, с которой я хочу отмечать все свои успехи и делиться неудачами, ты единственная женщина, которую я хочу видеть с собой рядом и днем и ночью, ты – просто единственная. – Он приблизился и прижался губами к ее губам. Поцелуй был долгим, нежным, томительным. Наконец, он оторвался от ее губ и посмотрел на нее. – Полина, у меня есть шанс на ответное чувство?
Глаза Полины наполнились слезами. Этот нежный поцелуй разбудил в ней память о другом поцелуе… поцелуях, таких сладостных и упоительных… Она посмотрела Вадиму в глаза.
- Вадим, пожалуйста, сядь рядом. Давай поговорим.
Вадим медленно поднялся с колен и сел рядом с ней на стул.
- Полина…
- Вадим, не нужно… Дай я скажу. Хорошо?
Он кивнул головой.
- Вадим, - Полина с трудом подбирала глаза. – Ты очень хороший. И я действительно тебя очень люблю. Но… - она посмотрела ему в глаза. – Как друга. Прости. Та девушка, чье счастье ты составишь, будет одной из самых счастливых девушек в мире. Мне очень жаль, что я не могу быть ею… - Она опустила глаза.
Вадим отвернулся. Потом вдруг повернулся и пристально посмотрел на Полину.
- Скажи. Что, это из-за того парня?..
Полина промолчала.
- Ты все еще любишь его?
Она кивнула головой.
Вадим горько усмехнулся.
- Счастливчик! – Он посмотрел на бокалы с шампанским. – Давай тогда выпьем хотя бы за его счастье и за счастье той девушки, которой достанусь я.
Полина улыбнулась.
- Вадим, спасибо тебе, что понял. Я очень не хочу терять тебя.
Он усмехнулся.
- Это я тебе гарантирую. Не потеряешь. Как я могу упустить из виду единственную девушку, которая мне отказала? – Он поднял свой бокал. – За твое счастье, Полина!
Она подняла свой бокал.
- И за твое, Вадим!
Они чокнулись и выпили. Шампанское приятным теплом разлилось по ее телу. Она вдруг вспомнила, когда в последний раз пила шампанское. С Максимом, на его так называемом «дне рождения». Вдруг она напряглась… День рождения! Тогда он сказал, что его день рождения… правильно, 25 июня! Всего через пару недель!..
Глава 13
… Тверь встретила ее ласковым солнцем. Как давно она здесь не была! Сколько всего случилось за это время!
Она приехала на неделю раньше. До последнего момента она колебалась, быть или не быть. Вдруг, зря она все это затеяла?
Сегодня была суббота, а, значит, у суворовцев увольнение. Как бы невзначай, она прогуливалась неподалеку от училища, надеясь на то, что ей удастся встретить хоть кого-нибудь из суворовцев. И вот… какая удача, Синицын! Именно тот, кто ей был нужен!
- Илья! Здравствуйте! – она как бы случайно вышла ему навстречу. – Надо же, какая встреча!
Синицын радостно заулыбался.
- Полина Сергеевна! Я так рад вас видеть! А как вы здесь?.. Вы же, вроде, не здесь живете? Не в этом городе?
- Да, не здесь. По делам приехала ненадолго. Как ваши дела? Как девушка? Кажется, она в Англии была?
- Да, все нормально. Да, Ксюха в Англии. Но обещала, что к выпускному моему приедет. Вы знаете, у нас через неделю выпускной.
- Правда? – Полина удивленно подняла брови. – Надо же, я совершенно забыла, что выпускной обычно в это время.
- Ну, а как остальные суворовцы? Перепечко, Трофимов, Сухомлин… Макаров? – она постаралась, чтобы фамилия Макарова прозвучала так же, как и остальные. – Их девушки, наверное, тоже на выпускном будут?
Синицын согласно кивнул головой.
- Да, девушки Сухомлина и Перепечко будут. А Трофимов и Макаров девушками еще не обзавелись.
Услышав, что у Макарова нет девушки, Полина постаралась, чтобы ее глаза ее не выдали.
- Илья, вы не представляете, как я рада была вас видеть. Только, пожалуйста, не говорите никому, что вы меня видели. На всякий случай. А то, помните, раньше проблемы были…
Она замялась, но Синицын уже понимающе кивал головой.
- Конечно, Полина Сергеевна, не беспокойтесь. Я все понимаю. Я тоже был рад вас видеть. До свидания.
- До свидания, Илья. – Она зашагала прочь.
… Максим с друзьями отмечал свой день рождения у себя дома, когда в дверь позвонили. Он удивился, поскольку никого больше не ждал, но все же пошел открывать дверь. На пороге стоял молодой парень в униформе и держал какой-то пакет.
- Максим Макаров? – спросил он.
Максим кивнул головой.
- Да.
- Курьерская доставка. Распишитесь. – Он протянул ему пакет и бланк, в котором нужно было расписаться.
Максим поставил подпись.
- Подождите. А от кого это?
Парень пожал плечами.
- Мне не передавали. Если хотите, позвоните в офис, узнайте. Вот телефон. – Он протянул ему визитку.
- Хорошо, спасибо. – Максим взял визитку и закрыл за курьером дверь. Потом покрутил в руках пакет, осторожно его распаковал. В пакете оказалась маленькая коробочка с булавкой для галстука и открытка. Он раскрыл открытку. Всего несколько фраз: «Максим! Поздравляю тебя с Днем твоего рождения! Желаю тебе исполнения всех твоих желаний! Будь счастлив! Полина».
Он судорожно сглотнул. Потом схватил визитку, которую дал ему парень, и начал лихорадочно набирать номер телефона.
- Алло! Это курьерская доставка? Моя фамилия Макаров. Мне недавно заказ доставили… Да. Адрес? – Он назвал адрес. – Так вот, я хотел бы узнать, кем и откуда был сделан заказ? Не имеете права говорить? Девушка, я вас очень прошу, у меня сегодня день рождения, пожалуйста, скажите хотя бы, был ли он сделан из этого города или из другого? Из этого? Спасибо вам большое.
Он положил трубку. Что же делать? Нельзя терять ни минуты. Если он прав, то он знает, куда идти. Он зашел в комнату.
- Пацаны, мне ужасно неловко… но… короче, появилось одно срочное дело. Мне нужно уйти. А вы здесь отметьте мой день рождения за меня, как следует, договорились? Как только освобожусь, я приду.
Друзья сначала недовольно загудели, потом согласились.
- Да, ладно, уж, Макар, иди, куда нужно. – Прокричал Трофимов. – Твое здоровье!
Со всех ног Максим бросился бежать.
Вот она, эта гостиница. Едва переводя дыхание, он подошел к ресепшену.
- Скажите, Ольховская Полина Сергеевна у вас остановилась? Да?
Уже через мгновение он бежал, перепрыгивая через ступеньки, к заветному номеру. Остановился, пытаясь перевести сбившееся дыхание, постучал в дверь. Услышал за дверью шаги. И вот, дверь открылась. Полина, она… Он стоял, тяжело дыша, и не мог произнести ни слова.
- Максим… - прошептала она.
Он кивнул головой, все еще не отдышавшись, проговорил:
- Пригласишь войти?
- Конечно, - она посторонилась, чтобы он мог войти.
Он вошел и остановился перед ней. Какое-то время они, почти не мигая, смотрели друг на друга.
- Я пришел поблагодарить тебя за подарок, - сказал он слегка севшим голосом.
Она улыбнулась.
- Тебе понравился?
Сначала он кивнул, потом покачал головой.
- В мире есть только один подарок, который я хочу получить больше всего на свете. – Он сделал еще один шаг к ней. – Полина, ты подаришь мне себя?
Полина покраснела, но глаз не отвела. Прошло несколько, таких томительных для Максима, секунд, которые показались ему вечностью, потом она тоже сделала шаг ему навстречу и приблизилась вплотную. Вместо ответа она улыбнулась, провела рукой по его лицу, потом зарылась рукой в его волосы, притянула его к себе и прижалась губами к его губам. Эти сладкие губы… Он помнил их всегда, он видел их во сне… Не отрываясь от ее губ, он обхватил ее руками и понес в комнату. Они сами не заметили, как оказались на постели. Он целовал каждый дюйм, каждый сантиметр ее тела, а она даже и не думала сопротивляться, двигаясь в унисон с ним. Наконец, для них исчезли все каноны и запреты… Остались только они: мужчина и женщина, сплетенье рук, сплетенье душ… И зачем нужны эти запреты, если вдвоем они гораздо счастливее, чем порознь…
… Полина лежала на постели, слегка отвернувшись от него. Максим с напряжением ждал, что же будет, когда она взглянет на него. Не в силах больше терпеть, он провел рукой по ее обнаженному плечу. Она обернулась, и в ее глазах он не увидел ничего того, что так боялся. В ее мечтательном взгляде он увидел лишь огоньки счастья и желания. Она улыбнулась.
- Где же ты был раньше?
Максим непонимающе взглянул на нее, потом рассмеялся.
- Это я где был раньше? Я всегда был здесь и ждал тебя. А вот где была ты? – Его глаза погрустнели. – Мучительница.
Она потянулась и поцеловала его в губы.
- Прости меня.
Он покачал головой.
- Ну, одного поцелуя явно недостаточно для прощения. – Его глаза смеялись.
Полина сама удивилась, откуда в ней взялась такая раскованность. Она повернулась так, что он оказался внизу и начала целовать его глаза, щеки, губы, медленно прокладывая себе дорожку вниз. Потом посмотрела на него:
- А так?
Ему уже трудно было говорить, но он все-таки улыбнулся и произнес:
- Так? Я подумаю…
Через мгновение их покинули все мысли, осталась только непреодолимая волна желания, которая захлестнула их с головой…
… У Синицына зазвонил телефон.
- Макар, ну ты где?
- Илюха, я тебя очень прошу, извинись за меня перед пацанами. Вы там празднуйте без меня, о’кей? Потом закройте дверь, а ключи отдашь мне завтра на выпускном, договорились?
У Синицына округлились глаза.
- Макар, ты че? У тебя крыша поехала?
- Ну, Илюха, - в голосе Максима появились умоляющие нотки, - пожалуйста, сделайте, как я прошу. Считайте, что это ваш мне подарок.
- Ну, ладно. Только смотри, чтоб у тебя крышу окончательно не снесло. – Он отключил телефон и посмотрел на друзей. – Мужики, празднуем без Макара. Давайте, гуляем.
… Максим отключил телефон и посмотрел на все еще лежащую на постели Полину. Подошел к ней, довольно потер руки и пропел:
- Наконец, сбываются все мечты,
Лучший мой подарочек – это ты…
Полина звонко рассмеялась и протянула к нему руки…
… На следующий день в суворовском училище был выпускной. В торжественной обстановке собрались суворовцы, их учителя, родители и знакомые. Суворовцам вручили аттестаты, в полном молчании они смотрели, как выносят знамя, затем начали бросать в воздух фуражки… «Вот и все! До свидания, товарищ генерал!».
Максим то и дело бросал взгляды на пришедших. Вон стоят его родители, вон друзья, вон родители и друзья остальных суворовцев. Не было только… Вдруг его глаза оживились… все-таки пришла… Как только смог, он тут же подошел к ней, взял за руку и, пока все были заняты своим, украдкой сорвал поцелуй с ее губ…
- Я так рад, что ты пришла. Я так тебя люблю!
Она серьезно посмотрела на него, так же украдкой запечатлела на его губах свой поцелуй:
- Я тоже тебя люблю! Как же много времени мы потеряли…
Они смотрели друг другу в глаза, держась за руки, и улыбались. Перед ними была вся жизнь…
Глава 14
И они совсем не замечали удивленных взглядов суворовцев, увидевших Полину Сергеевну и Максима, радостно улыбающихся друг другу. Вся дружная компания, оживленно что-то обсуждая, направилась к ним.
- Полина Сергеевна, здравствуйте, - еще издалека прокричал Трофимов. – А вы-то здесь какими судьбами?
Полина, увидев суворовцев, заметно напряглась и освободила свою руку из руки Максима. Взгляд ее стал несколько испуганным, но она постаралась сохранить улыбку на губах.
- Добрый день! Да вот, оказалась в городе по делам, случайно встретила Максима, - она бросила быстрый взгляд на ничего не понимающего Максима. – Он пригласил меня на ваш выпускной. Ну, а я, как ваш бывший учитель, просто не смогла отказать себе в удовольствии посмотреть на вас, таких красивых… - закончила она с уже искренней улыбкой. – Поздравляю вас, ребята!
- Спасибо! – хором ответили они, а потом вразнобой заговорили:
- Мы так рады вас видеть…
- Так хорошо, что вы здесь…
- А вы здесь надолго?..
Молчал только Максим. Улыбку, еще недавно озарявшую его лицо, сдуло, как будто ветром. Полина исподтишка бросала на него взгляды. Опущенная голова, желваки, играющие на его скулах, не предвещали ничего хорошего.
Вдруг до нее донеслось:
- Полина Сергеевна, а идемте с нами праздновать?!
Кажется, это был все тот же Трофимов.
Вдруг Максим поднял голову и на лице его появилась усмешка.
- Да, Полина Сергеевна, - подхватил он, - вы не представляете, как мы счастливы вас видеть. Вы же почтите нас своим присутствием? Мы все вас очень просим. – Он сделал ударение на слове «все».
Полина посмотрела ему прямо в глаза, потом обернулась к суворовцам:
- А почему бы и нет? Спасибо, ребята, я согласна. А где и когда?
Она обращалась ко всем, но ответил Максим:
- В семь. В «Ницце».
Она кивнула головой.
- Хорошо, я приду.
- Ну, что, Полина Сергеевна, - это уже был Синицын, - мы тогда вас ждем. А сейчас, до свидания, нам нужно еще вещи забрать и так далее. До свидания.
- До свидания, ребята.
Суворовцы пошли к зданию, но Максим за ними не спешил. Он просто стоял и смотрел на Полину.
- Макар, ну, ты идешь? – кто-то позвал его.
- Да, пацаны, сейчас. Мне еще с отцом поговорить нужно. Я догоню.
Ребята ушли, а Максим с Полиной так и остались стоять, глядя друг на друга. Он первым нарушил молчание:
- И что это было?
Полина опустила глаза, а когда подняла, в них стояла мольба.
- Максим, прости меня. Я просто смалодушничала. Когда я увидела ребят… в общем, я не готова еще объявить на весь мир, что я… что ты… ну, что мы вместе…
Максим криво усмехнулся.
- Не готова? Мне, наверное, показалось, но несколько минут назад ты говорила, что ты меня любишь… Скажи, ты меня стыдишься? Может, ты вообще никому ничего не собираешься говорить? Так, просто развлечешься с мальчиком – и все? И никому ничего говорить не нужно…
Он опустил голову. На скулах опять заиграли желваки.
- Максим, пожалуйста, прошу тебя, пойми меня…
Нет, он не поднял головы. Он не хочет, он просто не может ничего понять.
- Максим, я люблю тебя. Я, правда, тебя люблю. – Она подняла его голову за подбородок и заглянула ему в глаза. – И я обещаю, что я всем об этом сообщу, слышишь? Просто дай мне немного времени. Хорошо?
В ее глазах и голосе было столько искренности, что вряд ли кто-нибудь вообще мог устоять. По крайней мере, точно не Максим. Он слегка улыбнулся.
- Ну, если только немного…
Полина облегченно вздохнула и улыбнулась ему в ответ.
- Я тебе обещаю.
- Макс, - услышал он голос отца за спиной. Максим обернулся. К ним подходили его отец с матерью. Он взглянул на Полину. В ее глазах читались растерянность и испуг. Так быстро встречи с Петром Ивановичем она явно не ожидала. Максим стал к ней как можно ближе, ободряюще улыбнулся и коснулся ее руки своей, потом широко улыбнулся отцу с матерью.
- Мам, пап, я так рад, что вы пришли. Мам, познакомься – это Полина. Отец, тебе ее не представляю, вы уже знакомы.
Петр Иванович внимательно посмотрел на Полину. На его лице появилась недобрая усмешка.
- Да уж. Знакомы. Здравствуйте, Полина Сергеевна. Я думал, мы обо всем поговорили и договорились.
Максим сделал шаг вперед и приблизился к отцу.
- Это ты договорился, отец. Но, если хочешь, мы можем поговорить еще раз, - он посмотрел на Полину, - все вместе.
Максим замолчал. Вокруг ходили, говорили, суетились люди, но ничего этого для них не существовало. Максим с отцом стояли, прожигая друг друга испепеляющими взглядами. Казалось, даже воздух вокруг них был настолько наэлектризован, что поднеси кто-нибудь спичку – и все вспыхнет в один момент. Почувствовав неладное, вмешалась мать Максима.
- Петя, что с тобой? Что случилось? Максим?.. – она переводила взгляд с мужа на сына, ничего не понимая. Потом обратилась к Полине, - Полина, хоть вы мне можете объяснить?
Полина прикусила губу. Как может она рассказать этой милой женщине, что именно она, Полина, всему виной? К счастью, Петр Иванович первым ответил жене:
- Я тебе потом все объясню, Лариса. Да и сын твой тоже, - он кивнул на Максима, - если захочет, конечно. Ну, все, нам пора ехать. – Он обернулся к Максиму. – Иди за вещами.
Максим покачал головой.
- Никуда я не пойду. – Он посмотрел на Полину. – У меня есть еще дела. А потом мы с пацанами праздновать идем.
Отец грозно посмотрел на сына.
- Я сказал, иди за вещами.
Полине очень не хотелось вмешиваться, но нужно было что-то делать. И наилучшим выходом в данной ситуации, по всей вероятности, было попрощаться ей самой. Он мягко посмотрела на Максима.
- Максим, тебе, правда, нужно идти. Да и мне тоже, извини. – Она обернулась к его родителям. – До свидания.
Лариса пробормотала «до свидания», Петр Иванович же вообще никак не отреагировал, все так же, не отрываясь, глядя на сына.
Полина быстро зашагала к воротам. Ну и денек сегодня! Нет, она явно не была ко всему этому готова, поэтому просто даже придумать не могла, что же делать дальше.
Какое-то время Максим со злостью смотрел на отца, потом бросился вслед за Полиной. Он догнал ее уже возле самих ворот.
- Полина!
Она обернулась.
- Максим, ну, зачем ты? Лучше не зли сейчас отца. Потом поговорим, хорошо?
Максим внимательно посмотрел на нее, как будто мог прочитать ответ в ее глазах.
- Потом? Но ты не уедешь снова? Ты можешь мне это обещать?
Она грустно улыбнулась и покачала головой.
- Не уеду, Максим. Обещаю.
Он слегка расслабился, но все так же искал в ее глазах ответы.
- И ты все еще хочешь слышать, что я тебя люблю?
Улыбка Полины стала не такой грустной.
- Хочу, очень хочу. И хочу также, чтобы и ты помнил, что я тебя люблю.
Максим улыбнулся и подмигнул ей.
- Тогда нам с тобой никто не страшен, - потом вдруг стал серьезным, - знаешь, сейчас я очень хочу тебя поцеловать.
Взгляд Полины стал испуганным.
- Максим, лучше не зли сейчас отца, ладно? Все, пока. До встречи.
Она повернулась к воротам, но Максим опять окликнул ее.
- Полин, а ты придешь сегодня в «Ниццу», как собиралась? Ребята же будут ждать.
Полина улыбнулась.
- Куда же я денусь? Ребят я подвести не могу. – Она подмигнула. – Особенно, одного очень настойчивого суворовца.
Максим тоже заулыбался.
- Я буду ждать. Очень. Ну, ладно, пока, а то отец там рвет и мечет уже, а нам этого пока не нужно.
Он дождался, пока Полина скрылась за воротами, и медленно пошел к родителям.
- Ну, что, попрощался со своей разлюбезной? – с места в карьер перешел отец. – Надеюсь, навсегда?
Максим гордо вскинул голову и посмотрел отцу в глаза.
- Не дождешься! – его голос прозвучал громко и четко.
Не дожидаясь ответной реакции, он пошел в училище собирать вещи, на ходу бросив: «Я за вещами».
Петр Иванович был так зол на сына, что даже ногой топнул.
- Нет, ну, ты видела? – переключился он на жену, - Да как он смеет так со мной разговаривать?! Как он вообще смеет так себя вести?! И эта тоже!.. Хороша, нечего сказать!.. А ведь производила впечатление вполне вменяемой!.. Ну, ничего, ничего… Посмотрим еще…
Лариса взяла мужа за руку.
- Петя, да что с тобой? Что ты так разошелся? По-моему, эта Полина вполне приличная девушка. – Она увидела разъяренный взгляд мужа. – Ну, мне так показалось…
- Приличная девушка, говоришь? Да ты знаешь, кто это? Она бывшая учительница Макса! – Он увидел, как глаза жены округлились от удивления. – Да, да… ты правильно услышала… Учительница! Та самая, из-за которой Макс… - он вдруг вспомнил, что жена не знает о той аварии, - впрочем, не важно. Макс просто с ума сошел!
Лариса стояла и переваривала полученную информацию.
- Думаешь, у них это серьезно?
- Лариса, - он посмотрел на жену, - да ты что? О какой серьезности может идти речь? Да она старше его на семь или восемь лет! Если он с ней сейчас свяжется, она же ему всю жизнь испортит! Нет, Макс – мой сын! Я не позволю ей этого сделать!
Лариса задумалась, потом подняла глаза на мужа и нерешительно сказала:
- Петя, ты, конечно, прав. Но, может быть, не стоит вмешиваться? Макс сейчас в таком возрасте... Через пару месяцев он сам все поймет и одумается.
Мэр грозно посмотрел на жену.
- Одумается? Да если сейчас не вмешаться, глядишь, он тебе ее еще в невестки приведет! Нет, я сказал! Это нужно пресечь на корню!
Из училища вышел Максим с вещами.
- Ну, что, едем?
- Едем, - буркнул отец, - машина давно уже ждет.
Войдя в квартиру, Максим сразу же отправился в свою комнату.
- Макс! – позвал отец. – Разговор еще не окончен.
Максим устало обернулся.
- На сегодня уже окончен. У меня сегодня выпускной, помнишь? Давай, ты не будешь мне портить настроение перед вечером, а?
Не дожидаясь ответа, он ушел в свою комнату и упал на постель. Он знал, конечно, что с родителями будут проблемы из-за Полины, но просто не хотел об этом думать. Да и о чем было думать? Еще до вчерашнего дня он даже понятия не имел о том, где была Полина, и уж, тем более, не мог предположить, что она приедет к нему вот так, сама. Все произошло так внезапно. При воспоминании о прошедшем дне на лице Максима появилась мечтательная улыбка. Да уж, воистину царский подарок. Лучший подарок в его жизни. Жаль только, что он идет в комплекте с кучей проблем. Но что же делать? Комплект, так комплект. Ни за что на свете он не откажется от своей мечты, вдруг ставшей реальностью. От своей Полины. Полина. Слишком долго он ждал ее, слишком сильно любил, чтобы вот так, по чьей-то прихоти, от нее отказаться. И пусть не все в мире от него зависит, но, по крайней мере, то, что зависит, он сделает. И докажет всему миру, и, в первую очередь, отцу, что это не блажь, не капризы разбалованного ребенка. Он любит Полину, а теперь убедился, что и она любит его, раз смогла побороть все свои предрассудки и сделать шаг навстречу. Да еще какой шаг! Он опять улыбнулся. Просто безоговорочная капитуляция! Он поднялся с постели. Как ему хотелось бежать сейчас к своей Полине, к своей мечте! Но, посмотрев на часы, он покачал головой. Нет, до встречи в ресторане оставалось не так уж много времени. Если сейчас он пойдет к Полине, то они рискуют сильно опоздать, а то и, чего доброго, совсем не прийти. Пацаны ему этого не простят. Ладно, он терпеливый. Дольше ждал, так что подождет еще немного. Но зато потом… Он опять заулыбался. Что ж, по крайней мере, одну вещь он может сделать. Он потянулся к телефону и набрал номер.
- Да, Максим, - раздался в трубке встревоженный голос Полины. – Что-то случилось?
Он вздохнул:
- Случилось. Случилось то, что я люблю тебя. Давно и надолго.
- Максим, ну, что ты так пугаешь? – по интонациям голоса чувствовалось, что Полина улыбается.
- Ну, почему пугаю? Просто уже соскучился. А до ресторана еще целая вечность.
- Всего лишь несколько часов. – Она помолчала. – Я тоже тебя люблю.
- Вот! Именно это я и хотел услышать, - радостно проговорил Максим. – А то мне уже начинает казаться, что я сплю и мне просто снится чудесный сон с твоим участием.
Полина засмеялась.
- Если бы ты был рядом, я бы тебя ущипнула. Максим, ты извини, я собиралась сделать кое-что сейчас, ну, чтобы к вечеру подготовиться. Ты же хочешь, чтобы я выглядела на уровне?
- Да ты и в рваных джинсах будешь лучше всех! – с воодушевлением проговорил Максим.
Полина опять засмеялась.
- Льстец и подхалим! Но как хорошо говоришь! Ладно, пока! Целую!
- Я тоже тебя целую.
Максим отключился и посмотрел на телефон. Через несколько часов они снова увидятся. До самого вечера с его губ не сходила мечтательная улыбка.
Глава 15
За несколько минут до семи у ресторана начали собираться суворовцы. Все красивые, при параде, с очень серьезными лицами. Как будто каждый из них чувствовал, что это их последняя встреча вместе. Кто знает, как дальше сложится жизнь и встретятся ли они еще вот так. В этот вечер все они пришли с парой. Синицын с Ксюшей, Перепечко с Анжелой, Сухомлин с Ольгой, даже неопределившийся Трофимов пригласил какую-то девушку. Здесь же были и прапорщик Кантемиров с женой и полковник Василюк с психологом. Без пары пришел только суворовец Макаров.
- Макар, ну, ты чего? – первым возмутился Трофимов. – Попросил бы меня. Я б тебе подогнал кого-нибудь из своего списочка. А так… будешь среди нас, как белая ворона.
Максим посмотрел на него и усмехнулся.
- Трофим, отвянь со своим списком. Я, может, одинокий волк. Брожу сам по себе.
- Ну, что, - сказал кто-то. – Семь уже. Идемте внутрь.
- Стоп, ребята, - торопливо остановил их Максим, который все это время нетерпеливо поглядывал то на часы, то на дорогу. – Вы что, не помните, мы же Полину Сергеевну пригласили?
Трофимов пожал плечами.
- Ну, пригласили. Ну и что? Ты же видишь, нет ее. Может, она и не собиралась приходить совсем.
- Ну, пацаны, еще пара минут…
В этот момент к ресторану подъехало такси. Через какое-то мгновение дверца машины открылась и из нее показалась сначала точеная ножка в туфельке, а затем и ее хозяйка полностью.
Сердце Максима бешено забилось, потом ухнуло куда-то вниз. Окружающий мир словно перестал существовать. Полина… Как при замедленной съемке кино, он видел, как она закрывает дверцу такси, поворачивается, на лице ее появляется ослепительная улыбка, и она направляется к ним. Он все это видел… но пошевелиться не мог. Казалось, она пришла к ним из сказки или сошла с экрана какого-нибудь голливудского фильма из жизни высшего общества. Нет, она не собиралась поразить их своим шиком. Волосы собраны назад и уложены в незамысловатую прическу. В ушах блестят длинные золотые цепочки-сережки. Глаза лишь слегка оттенены и подведены. На длинные от природы ресницы слегка нанесена тушь. Губы накрашены помадой в тон платью. Красное облегающее платье на тоненьких бретельках чуть выше колен. Черные туфли на каблуках и черная же сумочка. Но все это было подобрано и сделано с таким вкусом и производило такой эффект, что в толпе суворовцев и их девушек на какое-то время затихли все разговоры.
Наконец, она подошла к ним, не переставая улыбаться, и всем кивнула.
- Здравствуйте. Простите, я немного опоздала.
Она нашла глазами Максима, который, едва придя в себя от увиденного, смотрел на нее с неподдельным восхищением. Взгляд ее глубоких глаз стал теплее.
- Полина Сергеевна, - заговорил Кантемиров, - вы-то здесь какими судьбами?
Она с улыбкой обернулась к нему.
- Так меня сегодня ваши суворовцы пригласили. Надеюсь, вы не против?
И Кантемиров с женой, и Василюк наперебой заговорили.
- Да вы что, мы очень рады вас видеть. Наши суворовцы очень вас любили. Ведь так?
- Так точно! – хором ответили суворовцы.
Полина рассмеялась.
- Спасибо вам большое.
- Ну, что, летчики-залетчики, идемте отмечать вашу свободу, наконец! – скомандовал Кантемиров.
И они все дружно зашли в ресторан и начали рассаживаться. Максим сразу же оказался возле Полины.
- Полина Сергеевна, - сказал он нарочито громко, чтобы все услышали. – Так уж случилось, что я сегодня без пары, да и вы не удосужились взять с собой провожатого. Я, как истинный джентльмен, не могу допустить, чтобы дама коротала вечер в одиночестве. Вы позволите мне на сегодняшний вечер составить вам компанию и взять на себя роль вашего кавалера на вечере? – Он отвесил ей поклон. Все, наблюдавшие за ними, засмеялись.
- Макаров, - прокричал Кантемиров, - ну, ты в своем репертуаре.
Полина почувствовала, как ее щеки краснеют, но упускать возможность побыть рядом с Максимом не собиралась.
Она улыбнулась и так же, как и Максим, на публику сказала:
- Ну, что же, господин Макаров, если вы обещаете вести себя, как истинный джентльмен, я милостиво разрешаю вам быть моим кавалером на этом балу и развлекать меня.
Все еще раз рассмеялись и вернулись к своим сопровождающим. Ситуация разрешилась, как нельзя лучше, и, уже не боясь привлечь чье-либо внимание, Максим отодвинул для Полины стул рядом с собой.
- Прошу вас, сударыня.
- Благодарю.
Когда он задвигал за ней стул, то наклонился поближе и прошептал:
- Ты выглядишь сногсшибательно.
Полина подняла на него глаза и тоже прошептала:
- Спасибо. Я очень старалась… для тебя.
- Ну, что, летчики-залетчики? По такому случаю и шампанского можно, а? – Кантемиров первым взял бутылку, откупорил ее и начал разливать шампанское.
Все радостно загалдели.
Максим посмотрел на Полину.
- Полина Сергеевна, шампанского?
- Да, немного, а то я быстро пьянею.
Максим подмигнул ей и улыбнулся:
- Я знаю.
Они одновременно вспомнили, как пили шампанское вместе, и что было дальше. Их глаза встретились, и Полина почувствовала, что ее щеки заливает краска. Она схватила бокал с шампанским и отхлебнула. Интересно, - пронеслось в голове, - она когда-нибудь научится находиться в обществе Максима и не быть такой чувствительной к его взглядам и словам?
Потом были тосты, воспоминания о пролетевших трех годах, смех, опять тосты.
- Так, я не понял, - общее веселье вдруг прервал голос Кантемирова, - а почему никто не танцует? Это что за неуважение к дамам? Вас чему учили три года, а? – он повернулся к жене. – Марианна, разрешите пригласить вас на танец?
Все как будто этого и ждали. Тут же задвигали стулья, повскакивали с мест и… не успел Максим опомниться, как Полину пригласил кто-то из суворовцев. Она, как бы извиняясь, улыбнулась Максиму, но отказывать не стала. Максим сжал челюсти. Что ж, сейчас он прощелкал, но в следующий раз будет порасторопнее. Но, удивительное дело, каждый из суворовцев хотел станцевать хотя бы один танец со своей учительницей. Не то, чтобы они забыли своих спутниц, но им так хотелось показать ей, что ее уроки пошли им на пользу. И Полина совсем не собиралась отказывать им, да и себе, в таком удовольствии. Она звонко смеялась и танцевала, танцевала… Так весело ей давно уже не было.
Среди общего веселья был только один человек, который, чем веселее становилось вокруг, становился мрачнее и мрачнее. Максим Макаров. Он-то, наивный, полагал, что весь вечер, да и все остальные вечера, ночи и дни, она будет проводить только с ним. Ан нет! Полина оказалась очень компанейской девушкой! Он еще теснее сжал зубы. Вот сейчас, он допьет свой бокал шампанского, и разгонит, наконец, ее кавалеров. Все, хватит! Он залпом допил шампанское и отставил бокал. В бой!
В этот момент Полину к ее стулу подвел Трофимов, подождал, пока она села, потом галантно поклонился.
- Полина Сергеевна, очень жаль, что вы отказываете мне еще в одном танце. Мое сердце разбито.
Полина весело рассмеялась.
- Александр, вы действительно хорошо научились танцевать, но я, правда, устала. Возвращайтесь-ка лучше к своей девушке. Вот чье сердце вы действительно рискуете разбить, если не уделите ей должного внимания.
- Трофим, короче, отвали! – мрачно произнес Максим.
- Макар, ты че? – возмутился Трофимов.
- Да ниче, тебе же ясно сказали: иди к своей девушке!
По глазам парней Полина поняла, что назревает ссора.
- Так, Максим, Александр, все, успокоились. Идите, Саша, идите!
Трофимов, пожав плечами, ушел. Полина посмотрела на Максима:
- Максим, ты что? Что-то случилось?
Он зло посмотрел на нее.
- Ничего не случилось. Иди, продолжай развлекаться. Как я посмотрю, тебе очень весело.
Она кивнула головой.
- Да, весело. Ну и что? Мне впервые за долгое время действительно весело. Только, прости, я не пойму, в чем ты меня обвиняешь?
Он посмотрел на нее. Ах, эти невинные глаза, ах, она не понимает.
- Да ни в чем! Иди, танцуй! Вон у тебя сколько поклонников!
И вдруг до Полины дошло. Она взяла Максима за подбородок, приблизилась и глубоко заглянула ему в глаза. Там пылал такой огонь!
- Максим, господи, да ты ревнуешь!
Он отвел ее руку.
- А ты не понимаешь, да? Святая невинность! Конечно, ревную! Как сумасшедший! Когда ты танцуешь с ними, со всеми!
- Так ты же меня не приглашаешь! Поверь, я с большим бы удовольствием танцевала с тобой, чем с ними со всеми вместе взятыми!
Он вдруг уставился на нее непонимающим взглядом, потом вдруг рассмеялся действительно, как сумасшедший. Вот идиот! Когда ее только пригласили первый раз, его так зашкалило, что он перестал здраво мыслить. И просто сидел и тупо злился на нее, на них, на весь мир. Нет, чтоб просто подойти, и самому ее пригласить.
- Полин, прости, а? Я идиот, форменный идиот. Но ты сама виновата. Когда я тебя вижу, я просто теряю голову и перестаю нормально соображать.
Полина заулыбалась.
- Да и ты меня прости. Я не знала, что ты так на все отреагируешь.
В этот момент опять заиграла медленная, романтическая музыка. Максим поднялся и отвесил галантный поклон.
- Полина Сергеевна, не откажите не очень умному человеку в танце.
Он протянул ей руку, она с улыбкой подала ему свою и они присоединились к танцующим. Ее руки у него на плечах, она сама в его объятиях так близко, что он может чувствовать тонкий аромат, исходящий от ее волос, весь воздух просто пронизан романтикой. Есть, отчего сойти с ума.
Глава 16
- Слышь, Синица, - Трофимов со своей девушкой оказались недалеко от танцующих Синицына и Ксюши, - посмотри на Макара. Кажется, в этот раз ему подфартило. Наверное, ему удастся закадрить Этикетку. Глянь, как они друг на друга смотрят. Ну, точно, в этот раз у него точно получится.
Синицын улыбнулся ему своей не по возрасту мудрой улыбкой.
- Дурачок ты, Трофим. «Закадрить», - передразнил он. – Этикетка не та женщина, которую можно просто закадрить. Она другая. – Он посмотрел на танцующую пару, неотрывно смотрящую друг на друга. – А, по-моему, у них уже получилось. – Он с любовью посмотрел на Ксюшу. – И, может, они даже будут счастливы так же, как и мы с Ксюшей. Да, Ксюш?
Ответом был поцелуй в губы.
- Ну, вы все, блин, даете, - пробормотал Трофимов. – Ладно, танцуйте, голубки.
… - Полина, знаешь, чего я сейчас хочу? – мечтательно проговорил Максим.
- Чего?
Максим хитро улыбнулся.
- Тебе в подробностях?
Полина почувствовала, что сейчас он опять вгонит ее в краску, но очень уж хотелось послушать, о чем он думает.
- Ну, ты хотя бы начни.
- Ну… - протянул Максим. – Первым делом я хочу запустить руку в твои волосы и дать им, наконец, свободу. Потом… наклониться к твоему ушку, вот так, - он сделал то, что озвучил, - и прошептать тебе «Я тебя люблю».
Полина почувствовала, как по телу пробежала дрожь. Она знала, что сейчас нужно остановить его, иначе кто знает, как далеко это может зайти. Она уже заметила несколько пристальных взглядов не в меру любопытных суворовцев и их подруг. Но выпитое шампанское сделало свое дело, несколько ослабив ее осмотрительность, и, вместо того, чтобы сказать ему «Стоп», она выдохнула:
- Продолжай.
Максим удовлетворенно кивнул головой:
- Я вижу, тебе нравится моя идея. Так вот дальше… я хочу крепче сжать тебя в своих объятиях, вот так…
Дрожь в теле Полины усилилась. Вдруг перехватило дыхание. Она невольно переместила руки с плеч Максима на его шею.
- Дальше, - продолжал Максим, - я хочу поцеловать твои глаза, которые так трогательно смотрят на меня; твои щеки, которые так пылают; твои сладкие губы, которые так меня зовут…
- Максим…
Он заметил, какими испуганными стали ее глаза, ухмыльнулся.
- Не бойся, я же обещал себя вести, как истинный джентльмен, так что я не стану делать ничего такого… здесь… Так что, расслабься, я просто озвучиваю свои мысли.
«Ничего себе, расслабься, - подумала Полина, - когда тебе говорят такое. Да у меня уже земля из-под ног уходит».
Но она храбро посмотрела Максиму в глаза и тоже улыбнулась.
- А кто тебе, сказал, что я боюсь? Так что… продолжай озвучивать.
Максим удивленно поднял бровь. Надо же, его утонченная Полина, оказывается, не лишена некоторой распущенности. Кто бы мог подумать? Интересно, - пронеслось в мозгу, - как далеко она может зайти?
- Продолжаю… Хоть и тяжело будет оторваться от твоих, таких манящих, губ, но… нельзя же оставлять обделенными остальные части твоего тела. Вон как пульсирует у тебя жилка на шее. Интересно, она запульсирует чаще, когда ее коснутся мои губы?
«Куда уж чаще?» – подумала Полина, но промолчала.
- Дальше, мне очень хочется провести руками по твоим плечам и медленно снять с них эти очаровательные бретелечки, а, попутно, и расстегнуть молнию на твоей спине, сдерживающую твое сногсшибательное платье…
Он говорил так чувственно, что Полина почти физически ощутила его прикосновения в тех местах, о которых он говорил. Стало жарко, сердце билось уже где-то в горле, готовое выскочить наружу.
- Максим, после твоих слов мне просто необходимо выпить что-нибудь, - проговорила она.
Он с готовностью кивнул головой.
- Шампанское очень хорошо освежает и остужает голову.
Они подошли к столу, Максим налил шампанское в бокалы, залпом выпил свое, поскольку ему после его же собственных слов тоже было просто необходимо остудить свою фантазию, потом смотрел, как Полина пьет свое.
- А давай сбежим отсюда, - слова вырвались помимо его воли.
Полина едва не поперхнулась шампанским, услышав его слова. Она отставила свой бокал и посмотрела на Максима. В его глазах полыхал такой огонь, что, казалось, он все сметет на своем пути, если не дать ему того, что он хочет.
«Прощай, крыша! Увидимся не скоро!», - вихрем пронеслось в голове.
- А давай, - сказала она вслух. Но остатки разума в ней все еще были и она спохватилась: - Только ты уходи первым, а я – через несколько минут за тобой.
Максим подмигнул:
- Ну, ты прирожденный конспиратор. Посмотри вокруг, никому до нас дела нет. Все заняты только друг другом.
Она оглядела зал. Все верно. Максим был прав. Кто танцевал, кто целовался, кто просто разговаривал. Но абсолютно никто на них не смотрел. Она все же упрямо качнула головой:
- Все равно. Давай сделаем, как я говорю.
Спорить с ней он явно не собирался.
- Конечно. Только недолго, хорошо?
Он направился к выходу, а она осталась сидеть, глядя ему вслед и пытаясь привести те самые остатки разума в порядок. Никогда еще ни один мужчина не вызывал в ней таких чувств, как этот парень. Это и радовало, и пугало ее одновременно. Радовало, потому что она оказалась одной из тех немногих счастливцев, которым выпал шанс познать это чувство. Но это же и пугало. А что, если это, как наркотик? Что, если она привыкнет и больше не сможет без этого жить? Что же тогда будет, если им вдруг придется расстаться? Нет, она сразу же отмела эти мысли. Лучше не думать об этом, а то, не дай Бог, накличешь беду. Лучше наслаждаться тем, что имеешь и не заглядывать далеко в будущее. Она поднялась. За дверью ее ждет тот самый сладкий наркотик, от которого она, увы, уже вряд ли сможет отказаться. Так что вперед! И больше никаких сомнений!
Она вышла из ресторана и огляделась. Максим нетерпеливо ходил у забора, поглядывая на дверь. Увидев Полину, он тут же направился к ней, обнял и прижался губами к ее губам.
- Я тебя вечность жду, - задыхаясь, проговорил он между поцелуями.
Собрав остатки своей воли, Полина попыталась немного отстраниться.
- Максим, давай немного успокоимся… поговорим…
Максим поднял на нее затуманенные, ничего непонимающие глаза, потом припал поцелуем к ее шее:
- Поговорим… - проговорил он ей в шею, - обязательно поговорим… но потом…
Наконец, остатки ее воли и разума оказались сломлены и рассыпались в прах. Она обвила руками его шею и прошептала:
- Едем ко мне…
Они не помнили, как ловили такси, как расплачивались, как поднимались в номер, как избавлялись от одежды… Они не помнили ничего, кроме того, как оказались на постели, в жарких объятиях, слитые воедино, как две половинки единого целого, вдруг обретшие друг друга… Они были вместе, и даже, если бы мир вокруг них вдруг рухнул, они бы этого все равно не заметили, целиком и полностью отдаваясь друг другу и, даря друг другу то наслаждение, о существовании которого они даже не подозревали… Мир взорвался для них миллиардами фейерверков одновременно… Полина закрыла рот рукой, чтобы заглушить рвущийся наружу крик. На глазах выступили слезы…
… Максим заглянул ей глубоко в глаза, осушил поцелуями слезы и прижался к ее губам.
- Так не бывает, - прошептал он. – Это все сон. Сладкий, безумный сон…
Глава 17
Максим лежал на полусогнутой руке и разглядывал мирно спящую Полину. Он сам проснулся около получаса назад, но боялся даже пошевелиться, чтобы не спугнуть ее сон. Разметавшиеся по подушке волосы, блуждающая на губах легкая улыбка… «Интересно, что ей сейчас снится?» - подумал он. Он огляделся по сторонам. Разбросанная везде одежда явно свидетельствовала о том, что ему ничего не приснилось. Все это происходит с ними на самом деле. Он глубоко вздохнул и улыбнулся: «Ну, не может быть человек так счастлив!»
Видимо, какое-то его движение ее все-таки разбудило. Она открыла глаза, какое-то время пыталась сфокусировать взгляд спросонья, потом улыбнулась.
- Максим…
Он тоже улыбнулся.
- Доброе утро, соня.
Она поднялась на кровати.
- А что, уже так много времени?
Он пожал плечами.
- Понятия не имею. Не бери в голову, это я так шучу. А вообще, знаешь, мне очень нравится смотреть, как ты спишь. Я даже боялся тебя разбудить. Ты становишься такая незащищенная, умиротворенная. Еще и улыбалась. Что тебе снилось?
Она посмотрела на Максима и улыбнулась.
- Веришь, не помню. Но раз улыбалась, значит, наверняка, что-то хорошее. Может быть, ты? – Она сладко потянулась. – А вообще, я уже сто лет не спала так сладко. Спасибо тебе.
Максим засмеялся.
- А мне-то за что?
Она хитро улыбнулась и протянула:
- Ну, ты знаешь, за что…
Максим засмеялся.
- А уточнить не хочешь?
Не переставая улыбаться, Полина покачала головой.
- Нет, а то мы так до вечера из постели не выберемся. – Потом вдруг стала серьезной. – А нам еще нужно решить кучу дел.
Максим напрягся.
- Каких, например?
- Ну, во-первых, тебе нужно домой, если я не ошибаюсь, - она вопросительно подняла бровь.
Максим вздохнул.
- Нужно. Только не хочется.
- А, во-вторых… - она тряхнула головой. – Нет, сначала нам нужно принять душ, позавтракать, а потом уже решать, что делать. Так что вставай, давай.
Теперь уже Максим хитро заулыбался.
- А душ вместе принимать пойдем?
- Ха, размечтался, - она стянула с постели покрывало, завернулась в него и направилась к ванной. Напоследок, обернулась и подмигнула. – Веди себя хорошо.
Максим рассмеялся, откинулся на постели и зарылся лицом в подушку, которая еще хранила аромат Полины. Нет, он положительно не хотел покидать это теплое ложе.
Когда Полина вышла из душа, Максим дремал. Во сне лицо его казалось абсолютно детским. «Надо же, - подумала Полина, - а мне всегда казалось, что мне нравятся мужественные, мускулистые мужчины пиратской наружности. Кто бы мог подумать, что так все обернется?» Но нет, сейчас она бы не променяла этого парня на сотню пиратов с их мужественностью и закалкой. Какое-то время она еще посмотрела на Максима, потом потрепала его за плечо. Он открыл глаза.
- Я заснул, - просто сказал он.
Она улыбнулась.
- Я вижу. Ну, и кто из нас соня? Вставай, душ ждет, аж плачет: «Где же там Максим?»
Он поднялся и призывно посмотрел на нее:
- А ты точно не хочешь присоединиться?
Полина засмеялась.
- Давай, давай, иди. Я пока завтрак приготовлю.
Максим грустно вздохнул.
- Ну и зря, – и зашлепал босыми ногами в душ.
Выйдя из душа и уловив приятный запах еды, Максим понял, как он проголодался.
Он заглянул к Полине и потянул носом воздух:
- Пахнет – супер! Готовишь прямо, как моя мама.
Полина напряглась и обернулась к нему.
- Я, конечно, старше тебя, но для мамы все же не настолько.
Максим прикусил язык. Опять эта чертова разница в возрасте! Он понял, что сморозил глупость. Он подошел, обнял ее за талию и притянул к себе, так, что их глаза оказались на одном уровне.
- Ну, Полин, ну, я же совсем не то имел ввиду. Ну, что ты, в самом деле? И вообще, мне казалось, что девушкам нравится, когда парни сравнивают их со своими матерями. В смысле, когда сравнение в положительную сторону. Я идиот?
Когда он так смотрел на нее своими большими невинными глазами, она просто не могла обижаться. Она улыбнулась.
- Ладно, проехали. Это на меня нашло что-то.
- Так я прощен?
Ее улыбка стала еще шире.
- Прощен, прощен. Давай уже завтракать.
Она попыталась освободиться из его объятий, но не тут-то было.
- А поцеловать в знак примирения?
Полина рассмеялась и поцеловала его в губы легким, быстрым поцелуем, но его такой поцелуй не устраивал. Он притянул ее поближе к себе и накрыл ее губы своими. Поцелуй затягивался, стало трудно дышать, по телу прошла жаркая волна. С большим трудом Полина все-таки прекратила поцелуй и слегка отстранилась от Максима, перевела сбившееся дыхание и строго посмотрела на него:
- Максим, мы же завтракать собирались!
Максим нетерпеливо мотнул головой.
- Да ну его, этот завтрак! Есть занятия поважней!
Полина рассмеялась.
- Ну, ты прямо сексуальный маньяк какой-то! Я так долго не выдержу! Все, Максим, угомонись. Давай завтракать и попутно нам нужно серьезно поговорить.
Он нехотя разжал руки, выпустил ее из своих объятий и вздохнул.
- Поговорить. Все со мной хотят поговорить. Как же мне надоели эти разговоры! А о чем говорить-то будем?
- О нас.
- О нас? – он опять заулыбался. – О нас я всегда говорить готов. А лучше не говорить, лучше действовать.
- Максим, я серьезно.
- Ну, серьезно, так серьезно. Давай поговорим.
Полина покачала головой.
- Давай сначала поедим.
Он согласно кивнул головой.
- Давай. Знаешь, я и правда чертовски проголодался.
Когда они уже заканчивали есть, Максим подмигнул Полине.
- Обижайся – не обижайся, а готовишь ты все равно обалденно.
Полина довольно улыбнулась.
- Вот, что ни говори, а умеешь ты льстить. Так убедительно говоришь, что прямо хочется тебе предложить еще одну порцию. Но, я думаю, обойдешься.
Максим притворно вздохнул.
- Ну, вот, я так и знал. Ладно, так о чем разговор будет?
Полина посмотрела на него. Вот и надо поговорить, а так не хочется. Утро началось так хорошо.
- Максим, ты иди в комнату, а я сварю кофе и тоже приду. За кофе и поговорим.
Максим взял под козырек.
- Слушаюсь, товарищ командир.
Полина рассмеялась.
- Балда, забыл, что к пустой голове руку не прикладывают?
Он хлопнул себя по лбу.
- Слушай, и, правда, балда. Три года муштровали, а не помогло. Ладно, я жду тебя в комнате. – Он подошел к ней и чмокнул в губы. – Спасибо за завтрак. Правда, очень вкусно.
Полина улыбнулась.
- Ну, иди уже. А то мы сейчас опять отвлекаться начнем.
Полина принесла свежесваренный кофе. Максим отхлебнул и одобрительно посмотрел на Полину.
- Да ты еще и кофе обалденный варишь! Слушай, клад – а не девушка! Вот только убей, не пойму, за что же мне-то такое счастье привалило? В хорошем смысле, - сразу же оговорился он.
Полина пила свой кофе и смотрела на него. Вот умеет он поднять настроение, как никто другой!
- Смотри, перехвалишь! А счастье тебе, поди, авансом выдали. Теперь отрабатывать долго придется.
Он проникновенно посмотрел на нее.
- Поверь, радость моя, такое счастье я готов отрабатывать всю свою жизнь.
Полина быстро опустила глаза и сделала большой глоток кофе. Черт, до чего же горячий! Нёбо обожгла! Ну, ничего, зато Максим не увидел, как ее тронули его слова, иначе… Иначе она просто бросилась бы ему на шею и в итоге они закончили бы тем, с чего и начали – постелью. А им нужно было поговорить, очень нужно.
- Максим…
Максим понял, что это и есть начало того самого серьезного разговора, о котором говорила Полина, отставил чашку и поднял на нее глаза, показывая, что он внимательно слушает.
- А что мы дальше-то делать будем?
Максим моргнул и уставился на нее.
- Не понял. В каком смысле?
- В прямом. Эти два дня, которые мы провели вместе, были лучшими в моей жизни. Но… существует еще и реальная жизнь, в которой мы оба с тобой живем. Ты помнишь, я живу в другом городе, у меня там своя жизнь, работа, квартира, в конце концов… Чуть больше, чем через пару недель заканчивается мой отпуск и… - она с тоской и надеждой посмотрела на него. – Что мне дальше делать?
Он сидел и постукивал костяшками пальцев по столу. Да уж, к такому разговору он действительно не был готов. Последние два дня он жил, как в сказке, и вот теперь приходится опять сталкиваться с жестокой реальностью.
- Полина, - спросил он после некоторого раздумья, - а ты сама-то что хочешь?
Она сидела и молчала. В принципе, она хотела так мало – всего лишь быть счастливой. Вот только как этого достичь, когда все так сложно, она, увы, не представляла. И каким-нибудь образом, но в ее жизни должен быть Максим. А, может, зря все это? Может, не нужно было все начинать и, как ополоумевшей, срываться и ехать сюда, к нему? И не было бы этих сложных проблем. Было бы все грустно и безрадостно, но просто. А сейчас…
Максим, как-будто подслушал ход ее мыслей, потому что спросил:
- Полин, ты меня любишь?
Она кивнула головой и вдруг осипшим голосом проговорила:
- Да.
Следующий его вопрос ее удивил:
- А Тверь ты любишь?
- Не поняла. Не вижу связи.
- Ну, как ты не понимаешь? – нетерпеливо начал объяснять Максим. – Любишь ли ты Тверь настолько, чтобы жить здесь? Потому что, если нет, то я поеду за тобой в любой другой город, который ты выберешь на карте. – Он улыбнулся. – Хоть в Африку, хоть в Гренландию.
Полина тоже грустно улыбнулась. В его устах все звучало так просто и ясно. Хотела бы она, чтобы все действительно было так.
- Ну, так как насчет Твери?
Она посмотрела на эти горящие надеждой глаза. Почему-то вдруг вспомнились слова из песни: «В омут с головою – если не с тобою». Она и так уже в этом омуте по самую шею. Эх, была – не была. Надо же в этой жизни уметь рисковать. Она поднялась со своего места, подошла и села рядом с ним.
- Знаешь, Максим…
Максим напрягся. Начало было не очень. Но Полина взяла его за подбородок, заглянула ему в глаза и улыбнулась.
- Я тут подумала. А вообще, почему бы и не Тверь?..
И случилось то, чего Полина так опасалась: утро закончилось там же, где и начиналось – в постели.
Глава 18
- Ну, что, дубль два? – смеясь, спросила Полина. – Давай, Максик, вставай с постели, наконец, а то мы никогда отсюда не выберемся.
На губах Максима блуждала удовлетворенная улыбка.
- Слушай, какая заманчивая перспектива. Я бы с радостью провел здесь всю свою жизнь.
Полина усмехнулась.
- Ага, так бы и состарился, и умер, не вылезая из постели.
Максим состроил гримасу.
- Фи, девушка, какая вы неромантичная. Кто бы мог подумать? Человек, сеющий в неокрепших головах, разумное, доброе, вечное – и такой пессимист.
Полина рассмеялась.
- Я не пессимист, я реалист. Как тебя иначе отсюда вытолкать?
Максим сделал испуганные глаза.
- Ты что? Я же упаду. Нет уж, я буду упираться руками и ногами! Суворовцы не сдаются без боя. А проигравший сдается на милость победителя, - закончил он мечтательно.
Полина рассмеялась еще звонче.
- Надо же, а я и не знала, что ты такой мечтатель.
Максим многозначительно подмигнул.
- Ты еще многого обо мне не знаешь. Хотя… со многими лучшими сторонами ты уже имела возможность познакомиться… - с этими словами он опять потянулся к ней, но Полина была начеку.
- Нет, уж, милый Максик, в этот раз у тебя ничего не получится.
Он вздохнул.
- Жаль. Но попытаться все же стоило. Подожди… а как ты меня назвала?
Она растерянно посмотрела на него.
- Милый Максик… А что, тебе не нравится?
Максим улыбнулся.
- Напротив, в твоих сладких устах это звучит, как музыка…
В этот раз он изловчился и губы Полины оказались в плену его губ. Он провел рукой по ее обнаженному плечу… Полина почувствовала уже привычную дрожь. «Господи, как же трудно останавливаться, - подумала она, - но надо». С усилием, но она отстранилась от Максима, и почти столкнула его с постели.
- Ну, Полина, - жалобно протянул он.
Она погрозила ему пальцем.
- Все, господин сексуальный маньяк, все. Я же тебя по-честному предупреждала, что ничего у тебя не получится.
Максим нехотя выбрался из постели и, прищурившись, посмотрел на нее.
- Ну, подожди, жестокосердная, ты еще поплатишься за это. Как только у меня появится возможность, - закончил он, хитро улыбаясь.
Полина опять рассмеялась.
- Поплачусь, поплачусь, не сомневаюсь. А сейчас давай, собирайся. Нас ждут великие дела.
- Какие, например?
- Ну, тебе, если я не ошибаюсь, нужно вернуться домой.
Максим нахмурился.
- Ага. И там меня ждет не очень приятный разговор с папенькой. Хотя… если повезет, то, может, и не ждет. Он будет чем-нибудь очень сильно занят и ему будет не до меня.
Полина тоже нахмурилась.
- И что ты ему скажешь?
Он непонимающе посмотрел на нее.
- Правду, конечно же. Что мы с тобой любим друг друга и будем вместе, хочет он того или нет.
Полина вздохнула.
- Если бы все было так просто. Ой, боюсь, он так просто с этим не смирится.
Максим пожал плечами.
- А мне как-то все равно. Смирится или нет – это его личное дело. Меня это не касается.
- Максим, но он же твой отец.
Максим согласно кивнул головой.
- Да, отец. А я его сын. Так почему бы ему просто не пожелать мне счастья и не порадоваться вместе со мной?
Полина опять вздохнула.
- А знаешь, я его понимаю. Как отец, он очень переживает за тебя. Ему кажется, что я испорчу тебе жизнь, ну, или, что ты сам испортишь ее из-меня.
Максим насупился.
- Когда кажется – крестятся.
- Максим… А, может, и, правда, испорчу? Может, зря мы все это затеяли? Тебе же только восемнадцать лет. У тебя вся жизнь впереди. А ты со мной связался.
Он нахмурился еще больше, подошел к ней, все еще сидящей на постели, взял за подбородок и заглянул в глаза.
- Выбрось эти мысли из головы, слышишь? И даже и думать не смей о подобном. Это моя жизнь и я лучше знаю, что мне в ней надо. А точнее, кто…
Ее губы были так близко… Он не удержался и запечатлел на них свой поцелуй, но в этот раз без всяких мыслей, просто, чтобы подтвердить свои слова. Потом выпрямился и усмехнулся.
- Надо же, придумала. Вся жизнь впереди. А ты, типа, такая старуха, что у тебя она уже позади, да? Она у нас обоих впереди и, я очень надеюсь, что станет общей.
Полина сама не заметила, как ее глаза повлажнели.
- Максим, я тебя люблю.
Он подошел, сел рядом с ней, обнял и прижал к себе.
- Полин, ну ты чего? Я тебя тоже очень люблю. И гони от себя такие мысли, договорились?
- Угу, - она шмыгнула носом.
- Все будет хорошо, слышишь? – шептал он, уткнувшись лицом ей в волосы. – Все будет хорошо.
Глава 19
Уже в дверях Максим обернулся.
- Полин, а поцелуй на удачу? А то, чувствую, если и удастся мне выйти живым из боя, то точно сильно помятым.
Полина притянула его к себе.
- Ну, ты себя в обиду точно не дашь. Но, все равно, желаю удачи, - она прижалась к его губам.
- Полин, а, может, я никуда не пойду? – с надеждой спросил он, когда поцелуй закончился. – Неужели нам больше нечем заняться?
Он многозначительно посмотрел вглубь комнаты. Но, увы. Полина решительно взяла его за плечи, развернула и слегка подтолкнула к выходу.
- Иди, Максик, иди. Сам же знаешь, домой идти все равно нужно. Счастливо!
Максим ушел, а она осталась стоять, глядя ему вслед. Еще несколько дней назад она и подумать не могла, что ее жизнь так кардинально изменится. Как-то она сложится? Представить она не могла, но точно знала, что все сейчас для нее заключается в этом парне, который только что ушел отсюда.
Она, наконец, закрыла дверь. Ну, что ж. Пора заняться и собственными делами. Для начала она поищет квартиру, которую можно было бы снять, раз уж решила здесь на какое-то время остаться.
… Максим с тяжелым сердцем подходил к двери собственной квартиры. Он понимал, что разговора с отцом не избежать, но так надеялся оттянуть его хоть ненадолго. В принципе, он заранее знал, что тот ему скажет, какие доводы приведет. Но также твердо знал и то, что сам он не отступит. Слишком долго он к этому шел, слишком добивался, чтобы вот так от всего отказаться.
Он повернул ключ в замке. Если повезет, отца не окажется дома… Не повезло. На звук открываемой двери из комнаты вышли и мать, и отец.
- Ты смотри, мать, возвращение блудного сына. Часть первая. Явился?
- Явился, - пробормотал Максим.
- Ну и где же ты шлялся?
Максим поднял на него глаза.
- На выпускном, ты же знаешь.
- Ой ли? До двух часов дня?
- Ну и что? – Максим с вызовом посмотрел на отца.
- Да ничего! – вскипел Петр Иванович. – Проходи в комнату и расскажешь нам о своих подвигах. Не в дверях же разговаривать. Да, мать?
Лариса Сергеевна только согласно кивнула.
Максим прошел в комнату и повернулся к отцу лицом.
- Ну, прошел, и что? Кстати, а почему ты не на работе? Ты ж всегда такой занятый.
Петр Иванович хмыкнул.
- Лариса, ты посмотри, как мальчик хорошо усвоил у нас науку общения. Нападение – лучший способ защиты, верно?
Максим пожал плечами.
- По-моему, это ты на меня нападаешь. А я просто спросил.
- Спросил? Нет, милый мой, это я у тебя спросил. Так что потрудись ответить: где ты был до двух часов дня? У этой своей? Как там ее?
Максим сжал зубы и тяжело посмотрел на отца.
- Эту мою, как ты говоришь, зовут Полина Сергеевна Ольховская. Потрудись запомнить, пожалуйста.
Отец рассмеялся.
- Да зачем мне это нужно? Память забивать всяким мусором. Вчера Рита, сегодня Полина, завтра Клава какая-нибудь.
- Отец, ты еще не понял? Не будет ни завтра, ни послезавтра. Была, есть и будет только Полина.
В этот момент вмешалась Лариса Сергеевна.
- Максим, я что-то не поняла. Как это была? Так это давно у вас, что ли?
Максим посмотрел на мать.
- Это у меня давно. С тех пор, как я ее увидел. Она на меня вообще сначала даже внимания не обращала. А потом так же, как и вы все считала, что я маленький для нее, что это блажь, ну и всякое такое. А потом… короче, я люблю ее, она любит меня. Что тут непонятного?
- Любит? – Петр Иванович не мог сдержать злой смех. – Любит. Макс, не смеши меня. Да девчонке замуж давно пора, но свои-то ровесники давно переженились уже, так она среди малолеток решила поискать. А тут такой шанс предоставился. Не кто-нибудь, а сынок мэра решил запасть. Зачем же возможность-то такую упускать?
По мере того, как Петр Иванович говорил, Максим все больше и больше стискивал кулаки.
- Отец, я тебя очень прошу. Прекрати говорить о ней так. Я тебя уже однажды просил: не стой у меня на пути.
Петр Иванович посмотрел на сына.
- Так. До тебя, похоже, слова не доходят. Придется поговорить с этой твоей Ольховской. Может, хоть капля здравого смысла в ней еще осталась?
Макс усмехнулся.
- Ну, и что ты ей собираешься сказать? Опять тюрьмой за малолетку угрожать будешь? Так это мы уже проходили. Только ты немножко забыл: несколько дней назад я уже стал совершеннолетним.
Лариса Сергеевна посмотрела на мужа.
- Ты что, правда это сделал?
- Сделал, сделал. Я сделаю все, чтобы оградить его от таких девиц.
Петр Иванович обернулся к сыну.
- А о будущем ты своем подумал? Тебе же поступать нужно, учиться, карьеру делать.
Теперь уже Максим непонимающе уставился на отца.
- А это-то здесь причем? Я буду делать то, что и собирался. Хотя… - он задумался, - если это мне помешает, то можно и подождать.
- Что? – Петр Иванович перешел на крик. – Мать, ты слышишь, что он говорит? Он собирается сломать себе жизнь в угоду этой девке!
Максим опять сжал зубы.
- Отец, я тебе еще раз повторяю, она – не девка. И лучше тебе в моем присутствии так о ней не отзываться.
- Ты мне еще указывать будешь, как о ком отзываться? – вскипел Петр Иванович. Потом вдруг успокоился, что-то, видимо, прикинул, и пристально посмотрел на Максима. – Короче, я даю тебе месяц на то, чтобы перебеситься. А вот тогда мы поговорим и посмотрим…
Теперь уже Максим вскипел:
- Перебеситься?! Перебеситься?! Ты так это называешь?!
Петр Иванович кивнул головой.
- Именно. Все. Разговор окончен. Свободен.
Он вышел из комнаты, громко хлопнув дверью. Максим не слышал, как он набрал номер своего помощника.
- Саша, приезжай немедленно в офис. Я буду там через двадцать минут.
Через двадцать минут он действительно входил в офис. Помощник уже ждал. По лицу своего шефа он понял, что случилось что-то очень серьезное. Неужели, опять Воронцов?
Мэр кивнул головой секретарю, махнул рукой помощнику.
- Заходи.
- В общем, так, - без вступлений начал он, - нужно раздобыть всю возможную информацию на одного человека.
Помощник даже бровью не повел. Для него это было не впервые. Он достал блокнот и приготовился записывать.
- Ольховская Полина Сергеевна.
Вот здесь уже Александр Михайлович очень сильно удивился. Ручка повисла в воздухе. Он вопросительно посмотрел на мэра.
Мэр в подтверждение кивнул головой.
- Да, да, небезызвестная тебе учительница Макса. Помнишь такую?
Еще бы ему не помнить? Бумажка с ее номером телефона до сих пор в столе у него валяется. Ох уж, эта Ольховская! Сколько раз из-за нее он оказывался между мэром и Максом, как между молотом и наковальней.
- А что опять случилось? – нерешительно спросил он.
- Что случилось, говоришь? Представь себе, она вернулась, запудрила Максу мозги и теперь у них, понимаешь ли, любовь!
Помощник усмехнулся.
- Во Макс дает! Все-таки добился своего! – но тут же под тяжелым взглядом мэра прикусил язык.
- Саша, вот ты мне скажи: чему ты улыбаешься? Ничего такого радостного в этом нет!
Александр Михайлович сразу стал серьезным.
- Я понимаю, Петр Иванович. Только вы же знаете Макса. Он упрямый. Если вбил себе что-то в голову, его не остановишь.
- Так я тебя для этого и позвал. Остановить-то его сложно, а вот переубедить с доказательствами на руках очень даже возможно. Понимаешь, о чем я?
Помощник покачал головой.
- Пока не очень.
- Я хочу, чтобы ты нарыл на эту Ольховскую все, что только возможно. Прошлое, настоящее, будущее. Что делает, с кем встречается. Что хочешь. Должно же быть у нее что-то, что она хотела бы скрыть от Макса.
Александр Михайлович посмотрел на шефа.
- С чего вы это взяли?
Мэр посмотрел на помощника. Правда, не понимает или притворяется?
- Саша, - терпеливо объяснил он, - у нас у всех есть, что скрывать, нет?
Александр Михайлович пожал плечами.
- Ну…
Но мэр сразу же прервал его:
- Короче, в средствах не стесняйся. Если нужно, привлеки людей. Установи слежку. Сроку тебе – максимум месяц. Понял?
Помощник кивнул головой.
- Конечно.
- Все. Иди.
Помощник вышел, а мэр остался сидеть, глядя на закрывшуюся за ним дверь и тарабаня пальцами по столу.
- Посмотрим, Полина Сергеевна, посмотрим…
Глава 20
После того, как Петр Иванович вышел, Лариса Сергеевна обернулась к сыну:
- Максим, скажи, у тебя действительно все так серьезно с этой Полиной, да?
Максим кивнул головой.
- Ты даже не представляешь, насколько серьезно, мама.
Лариса Сергеевна внимательно всматривалась в лицо сына. Таким счастливым она его уже давно не видела.
- Максим, - начала она, - если ты обещаешь, что это действительно не нарушит твои планы относительно института и будущего… Я не знаю, как все сложится дальше, но, пока я на твоей стороне.
Максим подошел к матери, обнял и поцеловал.
- Мам, я всегда знал, что ты у меня лучшая. Я обещаю, что я постараюсь, чтобы мои планы не нарушились, договорились?
Лариса Сергеевна улыбнулась.
- Я знаю, что я лучшая. Смотри, не подведи меня, хорошо?
Максим согласно кивнул головой.
- Я очень постараюсь. А сейчас, мам, извини, мне нужно помыться и переодеться, ладно?
Максим ушел к себе в комнату. До вечера оставалось не так уж много времени, а нужно было еще помыться, переодеться, чего-нибудь поесть и обязательно где-нибудь купить красные китайские розы. Он улыбнулся. Как давно он не дарил их Полине.
… В дверь номера Полины постучали. Она посмотрела на часы. Семь. Кроме Максима, это явно никто больше не мог быть. Первое, что она увидела, это руку с огромным букетом китайских роз, потом появилась и голова Максима.
- Максим, ты что? Такой огромный букет!
Максим широко улыбался.
- Все цветы мира к ногам моей прекрасной дамы!
- Ну, что же ты? Проходи. Не стой в дверях. – Она посторонилась, пропуская его. – Слушай, у меня и вазы-то такой нет.
- Подумаешь, в ведро поставим. – Он уже тянулся к ее губам. – Лучше поцелуй меня. Я тебя целый день не видел.
Полина засмеялась.
- Так уж прямо и целый день. Какой ты, однако, неугомонный! – но от поцелуя уворачиваться не стала.
Максим крепче привлек ее к себе и, проведя руками по ее спине, прошептал:
- Знаешь, что я хочу?..
«Нет, - подумала Полина, - голову терять нельзя».
- Наверное, хочешь рассказать мне о твоем разговоре с отцом?..
Максим нахмурился и отпустил ее.
- Полин, ну, вот зачем портить такой момент?
Полина чмокнула его в щеку.
- Максим, прости. Но давай все-таки поговорим.
Максим вздохнул и прошел в комнату.
- Ну, давай.
- Так ты поговорил с отцом?
Он неопределенно махнул рукой.
- Поговорил.
- И что?
- Ну… - он замялся. – Он дал мне месяц на размышление.
Полина усмехнулась.
- Надо же, какая щедрость, - она отвернулась и подошла к окну.
Максим подошел к ней сзади, обнял за талию и притянул к себе.
- Полина, солнышко, ну, не бери в голову, а? И через месяц, и через год, и даже через сто лет ничего не изменится. Я тебя люблю, слышишь, и этого никто не в силах изменить, даже, если очень захочет.
Полина повернулась к нему лицом, обняла за шею и прильнула к его губам.
Максим с усилием оторвался от ее губ и заглянул в глаза.
- Это значит, что ты мне веришь?
Полина улыбнулась.
- А ты сомневался?
- И ты не проделаешь опять свой старый трюк со срочным отъездом?
Полина чмокнула его в губы и покачала головой.
- Не проделаю. Я тебе даже больше скажу. Сегодня я прошлась по городу в поисках квартиры, которую можно было бы снять и…
Она замолчала, хитро глядя на Максима.
- И?.. – как зачарованный, повторил он.
- И нашла квартиру, в которую въезжать можно хоть завтра! – радостно закончила она.
Он схватил ее в охапку и закружил по комнате.
- Так это же здорово! – Он заговорщицки ей подмигнул. – А ты пригласишь меня в свою новую квартиру?
Полина засмеялась.
- Я подумаю. Если будешь себя хорошо вести.
Максим напустил на себя вид скромника.
- Так я же чего? Я сама скромность и послушание. Я даже сейчас к тебе не просто так пришел. Я в кино тебя пригласить пришел.
- В кино? Супер! А на какой фильм?
Максим пожал плечами.
- Понятия не имею.
- Отличный выбор! – сказала Полина и рассмеялась. – Стоп! По-моему, это уже было. Дежа вю прямо какое-то.
Максим рассмеялся в ответ. Он тоже вспомнил, как приглашал ее в кино.
- И у меня дежа вю! Ну, так что, пойдем?
- Конечно. Подожди, я сейчас, только переоденусь.
Она достала из шкафа одежду и спряталась за ширмой. Максим попытался заглянуть туда, но она тут же со смехом его остановила:
- Э-э, сюда нельзя, радость моя. А то в кино опоздаем.
Максим вздохнул.
- Ну, вот так всегда.
Но, тем не менее, послушно сел на место. Через несколько минут Полина вышла из-за ширмы уже в новом наряде.
- Ну, как?
Максим широко улыбнулся.
- Красавица.
Щеки Полины зарумянились и она довольно улыбнулась.
- Льстишь, как всегда, но мне нравится. Ну, что, идем?
- Идем.
Они вышли на улицу и Максим сразу же приобнял ее за талию.
- Может, пешком пойдем? – спросил он. – Здесь недалеко, а день просто супер!
Полина покосилась на его руку на своей талии.
- Максим, может, не надо так в открытую?
Максим нахмурился, но руку не убрал.
- Полин, ну, вот скажи, чего ты боишься, а? Что люди скажут? А тебе не все равно? Мне вот лично абсолютно наплевать. Пускай за собой следят. А вообще, хочешь, пойдем прямо сейчас распишемся, никто нам и слова поперек не скажет.
Полина ошарашенно посмотрела на него.
 - Это ты мне сейчас вроде как предложение сделал?
Максим прикусил губу. Потом поднял на нее горящие глаза.
- Не вроде как, а сделал. Прости, что получилось так неромантично, но оно четко отражает мои мысли. – Он вопросительно посмотрел на нее. – Так какой будет твой положительный ответ?
Полина задумчиво посмотрела на него.
- А ты уверен, что он будет положительный?
Глаза Максима расширились от удивления и он медленно убрал руку с ее талии.
- Как это?
Полина увидела, как он побледнел. Ой-ой, этого она точно не ожидала. Она взяла его за подбородок и попыталась заглянуть ему в глаза.
- Максим, ну, ты что? Ты просто был таким самоуверенным и… я просто хотела тебя поддразнить. Конечно же, ты прав, и мой ответ будет абсолютно положительным. Положительнее некуда.
Максим, наконец, поднял на нее глаза и посмотрел. Она улыбалась доброй, искренней улыбкой.
Он шумно выдохнул.
- Полин, ну, ты чего, так шутить? У меня же чуть сердце не остановилось!
Она обняла его за шею и притянула к себе. А, и, правда, какая ей разница, что вокруг подумают.
- Максик, - прошептала она, - я надеюсь, поцелуй загладит мою вину?
Максим улыбнулся.
- Ну, это, смотря какой поцелуй.
- Вот такой, - прошептала Полина… Кончик ее языка облизал его улыбающиеся губы, задержался в уголке. Максим раскрыл ей губы навстречу. Полина робко прикоснулась языком к кончику его языка. Максим глухо застонал, его губы стали настойчивее. Они оба упивались друг другом, не замечая ничего и никого вокруг: ни того, что они стоят посреди улицы, ни того, что на них смотрят люди, ни, даже, того, что им сигналят из некоторых машин. Абсолютно ничего… Когда, наконец, оба они уже начали задыхаться, Полина оторвалась от его рта и внезапно севшим голосом спросила:
- Ну, так я прощена?..
Плохо соображая, Максим кивнул головой.
- Полина, я…
Полина хитро улыбнулась.
- По-моему, кто-то приглашал меня в кино?
Максим тяжело дышал и непонимающе смотрел на нее.
- Полин, ты не можешь так поступить после того, что только что…
Полина, продолжая улыбаться, приложила палец к его губам.
- Максим, ну, ты же сам говорил, что у нас впереди целая жизнь. Неужели мы не сможем подождать совсем чуть-чуть?
Максим уже пришел в себя и тоже улыбнулся, хотя и выглядел несколько разочарованным.
- Полин, тебе никто не говорил, что ты мастер по части пыток?
Полина весело засмеялась и покачала головой.
- Нет, никто. Ты первый.
- Везет же мне, - вздохнул он. – Ну, идем уже. Но, предупреждаю, - погрозил он пальцем, - потом ты не отвертишься и месть моя будет страшна.
- Ты мне сегодня весь день угрожаешь, - проговорила Полина, продолжая смеяться.
- А ты меня весь день мучаешь. – Он вдруг пристально посмотрел на нее. – Так ты не шутишь насчет замужества?
Она покачала головой.
- Какие могут быть шутки?
- И когда же мы поженимся?
Полина задумалась.
- Как только выпадет подходящее для этого время. Только, - она огляделась по сторонам, - сейчас немного неподходящее место это обсуждать. И потом, - она грустно улыбнулась, - вдруг ты еще передумаешь.
- Полин, - вскипел Максим, - ну как ты вообще такое произносить можешь? Как тебе такое в голову приходит?
Полина взяла его под руку и прижалась к нему покрепче.
- Максим, ну, прости меня глупую. Ну, лезут мне в голову мысли разные. До сих пор поверить не могу, что все это на самом деле происходит.
Максим погладил ее руку.
- Знаешь, я тоже. А давай и, правда, в кино сходим. Развеемся.
В кинотеатре он взял билеты в самый последний ряд.
- А зачем так далеко-то?
Максим ухмыльнулся.
- Вот видно, что ты давно в кино не была. Это же самые лучшие места.
У Полины в глазах тоже заискрились смешинки. Она вдруг поняла.
- Ну-ну…
Когда свет в зале выключили и начался сеанс, какое-то время они честно старались смотреть на экран, потом Максим как бы невзначай положил свою руку на руку Полины, лежащую на подлокотнике, они оба взглянули друг на друга и одновременно рассмеялись.
- Ты чего? – шепотом спросила Полина.
- А ты чего? – так же шепотом вопросом на вопрос ответил Максим.
Она покачала головой.
- Я первая спросила.
- Ну… я вспомнил, как мы тогда ходили в кино, помнишь?
Еще бы ей не помнить.
- Конечно.
- Не помню, какой тогда был фильм. Вообще ничего не помню. Помню только, что весь фильм, как сумасшедший, таращился на тебя и очень боялся, чтобы ты этого не заметила.
Полина прыснула.
- Ты чего?
- Честно? Стыдно признаться, но я тогда была занята тем же самым.
Максим тоже засмеялся.
- Вот болван! Как же я этого не заметил? Все можно было бы изменить.
- Что, например?
Он приблизил свои губы к ее губам и прошептал:
- Например, сделать вот это.
Он закрыл ей рот поцелуем. И, когда, наконец, оторвался, глаза его светились радостью.
- Вот, я же тебе говорил, что это лучшие места.
Полина взяла его за шею и притянула к себе.
- А давай проверим еще раз.
Сеанс для них прошел незаметно. Выйдя на улицу, они взялись за руки и пошли к гостинице.
- Ну, как фильм? – спросил довольный Максим.
Полина рассмеялась.
- Супер! Только какой-то незапоминающийся.
Максим тоже рассмеялся.
- Не проблема! Как-нибудь посмотрим еще раз!
Довольные, они дошли до гостиницы и поднялись наверх. Максим подождал, пока Полина откроет дверь, пропустил ее вперед, закрыл дверь и повернулся к ней.
- Ну, что, мучительница?
Полина подняла на него невинные глаза.
- А что?
Он поймал ее и заключил в объятия, прошептав прямо в ухо:
- Я же тебе обещал, что месть моя будет страшна. Пришло время платить по счетам.
Он схватил ее в охапку и потащил в комнату. А Полина, впрочем, и не сопротивлялась.
Задыхаясь от наслаждения, в перерывах между поцелуями, Максим прерывистым шепотом снова и снова повторял ее имя, и его горячее дыхание обжигало ей кожу. Он покрывал поцелуями все ее тело, боясь оставить обделенным хотя бы один миллиметр.
Наконец, взяв ее лицо в свои ладони, он страстно прильнул к губам. Полина почувствовала: еще секунда – и он овладеет ею. Однако он замер и, подняв голову, взглянул ей прямо в лицо, как бы спрашивая разрешения. Тогда она, протянув руку, коснулась любимого лица – прошлась по глазам, щекам, дотронулась до губ. Глаза их встретились, и несколько долгих секунд они, не отрываясь, смотрели друг на друга.
- Полина… - выдохнул Максим.
Она почувствовала, как он осторожно входит в нее, и, притянув к себе его голову, негромко вскрикнула.
Шепча ласковые слова, Максим проникал в нее все глубже, и пламя, сжигавшее его, перетекало в нее. И вот они уже оба горят яростным огнем. Полина чувствовала, что все, больше она не выдержит, умирает! Она все умирала и умирала, а Максим крепко держал ее за бедра, прильнув к ней с такой силой, что казалось, нет ни ее, ни его, а есть только они оба, одно единое целое.
- Такого со мной еще никогда не было, - робко прошептала Полина в темноте.
Голова ее покоилась на груди Максима, их ноги под одеялом переплелись, и он крепко прижимал ее к себе.
- Да ну? – задорно спросил Максим, но в голосе его слышалось, как он горд собою.
- Я и не представляла, что способна на такие чувства, - призналась она.
Максим тихо рассмеялся.
- Представь себе, я тоже. Теперь будем знать, на что мы оба способны.
Полина теснее прижалась к Максиму. Ни за какие сокровища в мире не хотела бы она оказаться сейчас в другом месте.
- Замерзла? – заботливо спросил он.
- Чуть-чуть.
- Не удивительно. Одеяло сбилось куда-то… Простыни скомканы… Ума не приложу, как все это получилось? – с притворным изумлением спросил Максим.
- И действительно, как? – смеясь, подхватила Полина. Если бы не было так темно, Максим мог бы видеть, как щеки ее залились краской.
Расправив простыни и укрыв их обоих одеялом, Максим притянул ее к себе и шепнул:
- Как истинный джентльмен, клянусь в этот раз одеяло не сбивать.
- В этот раз? – удивленно переспросила Полина. – Ты хочешь сказать опять? Сейчас?
- Ну, - протянул он, - я же тебя предупреждал, что ты так просто не отвертишься и придется платить за те пытки, которым ты меня подвергла. Или ты против?
- Ну… я…
Но он, не дослушав, уже закрыл ей рот поцелуем и, спустя мгновение, Полина, как бы со стороны, услышала собственный шепот:
- Я за…
Глава 21
Рассвет заглянул в их окна и позолотил комнату солнечным светом. Полина открыла глаза, спросонья не понимая, где она находится. Потом посмотрела вокруг. Рядом спал Максим. При взгляде на него перед глазами пронеслись события минувшей ночи. Губы раздвинулись в улыбке. Максим сдержал свое обещание заставить платить ее по счетам. Уж он постарался! Она смотрела на него и не могла понять, как этот парнишка смог задеть не только самые потаенные струны ее души, но и понять, чего хочет ее тело. Ведь до последнего времени она и сама этого толком не знала. Она приподняла голову, поудобнее устроила ее на полусогнутой руке и начала рассматривать мирно спящего и ничего не подозревающего Максима. Обычный парень, но не без физической подготовки. Над этим в суворовском училище явно постарались. Стройный, подтянутый, с умеренной мускулатурой. Хотя… у нее были мужчины и покрепче, и помускулистей, да, и, уж точно, поопытней. Как же Максиму удалось разбудить в ней все то, о чем она даже не подозревала? Наверное, все-таки, те мужчины, которые были у нее до него… наверное, прежде всего, они заботились о своем собственном удовлетворении. Ее же собственные чувства для них были вторичными. С Максимом же все было наоборот. Он давал столько же, сколько и брал.
Она еще раз всмотрелась в Максима. Он лежал на спине и все так же мирно спал и не подозревал, что его так пристально разглядывают. Полина не удержалась и провела рукой по его лицу, груди, животу. Рука опустилась чуть ниже. Потом она так же внезапно отдернула руку. «Ой, - пронеслось в голове, - что это я делаю?» Нет, она совсем не хотела его разбудить, просто… Его веки дрогнули, он открыл глаза, посмотрел на нее и улыбнулся.
- И что это ты делаешь, радость моя? – с озорными огоньками в глазах задал он ей тот же вопрос, который еще мгновение назад она задавала себе сама.
Полина почувствовала, что краснеет.
- Слушай, мне ужасно стыдно. Я… я, просто хотела понять, как ты устроен.
Максим засмеялся.
- В смысле?
- Ну, - она смущенно потупила глаза. – На вид, вроде, не Геракл, а такой…
- Ну, какой?
- Неутомимый.
Максиму стало еще веселее.
- Ну, как тебе сказать. Я, в принципе, от других мужчин-то не отличаюсь. – Он тоже оглядел себя. – Ну, точно. Все мы так устроены. Почти, как ножницы.
Теперь уже не поняла Полина.
- Ты о чем?
- Ну, ты вспомни загадку. Только у нас две руки, две ноги, а дальше по тексту, - он откровенно забавлялся ее смущением.
Она вспомнила загадку, сопоставила с ней его слова и покраснела еще больше.
- Максим…
Он засмеялся и уткнулся головой ей в руку.
- Ну, прости, меня, пошляка. Но ты сама напросилась. Я сплю, как ни в чем не бывало, а тут милая женская ручка начинает исследовать мои части тела, - в глазах плясали смешинки. - А потом ее хозяйка еще и заявляет, что я на вид, вроде, как не Геракл. Абыдно, панымаешь?..
Она сама не поняла, когда он изловчился, оказался сверху нее и пригвоздил ее своим горячим телом к постели.
- Не на вид надо смотреть, солнце мое, а на действия. Хочешь, проверим? – смешинки из его глаз исчезли, осталось только неприкрытое желание.
Ее руки сами обхватили его, спина непроизвольно выгнулась дугой, чтобы теснее прижаться к нему.
Он запустил пальцы в ее волосы и, склонив голову, приник открытым ртом к ее рту. Ее влажные раскрытые губы тотчас отозвались на его поцелуй... Внезапно он оторвался и посмотрел ей в глаза. В них застыло ожидание и зарождающееся наслаждение.
Он провел большим пальцем по ее влажным, припухшим от поцелуя губам. Ему хотелось целовать ее снова и снова.
Оторвавшись от губ, он приник к ее шее. Он слегка покусывал и поглаживал языком ее кожу, ласкал ухо и шею, прокладывая себе дорожку из поцелуев вниз…
Пальцами легко коснулся ее груди, теплой и розовой от возбуждения. Обхватив одну грудь рукой, приподнял ее и взял губами сосок. Его настойчивая и искусная ласка вызвала у нее мучительный трепет внизу живота. Когда же сосок напрягся, Максим стал резко теребить его кончиком языка.
- Максим… - Полина невольно произнесла его имя.
Рука его скользнула вниз по ее животу, следом последовали губы… Еще ниже, еще… Дыхание ее было неровным, трепещущие веки полузакрыты. Из горла вылетали тихие, страстные звуки.
Максим поднялся и заглянул в ее бездонные глаза. Затем легким толчком раздвинул ей бедра и опустился между ними…
- Боже, о, Боже! – простонала она.
Максим был весь во власти древнего инстинкта, бедра двигались в неистребимом стремлении владеть и наполнять. Зажав ладонями ее голову, он неистово поцеловал ее. Завершение его желания было похоже на снежный обвал. Он потряс Максима до основания. Казалось, ему не будет конца… и не хотелось, чтобы он прекращался.
Прошло несколько минут прежде, чем Максим разомкнул объятия и откинулся на подушки. Он посмотрел на Полину. Она лежала с разметавшимися по подушке волосами и пыталась восстановить дыхание. Потом повернулась к нему, посмотрела на него своими бездонными глазами и проговорила:
- Слова про Геракла беру назад…
- То-то же, - он просунул ей руку под голову и прижал к себе. Потом довольно улыбнулся. – А то «не Геракл, не Геракл…» Да я для тебя горы сверну, даже не будучи Гераклом.
На такое признание Полина не нашлась, что ответить, только прижалась к нему посильнее, чтобы скрыть внезапно предательски выступившие на глазах слезы.
Глава 22
- Максим! – он проснулся оттого, что Полина трясла его за плечо. – Просыпайся, уже 10 утра!
- Ну, Полин! – не открывая глаз, он попытался притянуть ее к себе. – Ну, давай еще немножко поспим. У тебя отпуск, у меня каникулы. Куда нам спешить?
Но не тут-то было.
- Максим, я честно предупреждаю, я сейчас воды холодной принесу. Испытанное средство – будит на раз, - она стянула с него одеяло.
- Девушка, как вам не стыдно? - возмутился Максим, но, тем не менее, не встал. – На мне же совсем ничего нет.
- Ну, все, я пошла за водой, - Полина развернулась, явно собираясь выполнить обещанное, но Максим проворно вскочил с кровати, схватил ее за руку и потянул к себе так, что она чуть не упала на него, оказавшись в его объятиях.
- Вот этого я допустить ну никак не могу, - проговорил он. – С детства боюсь холодной воды. – Потом оглядел ее с ног до головы. – Нет, ну, так нечестно. Я раздет, ты одета. Это недоразумение нужно срочно исправить. – Он потянулся к ее одежде, но, увы. Полина, смеясь, стукнула его по руке и выскользнула из его объятий.
- Ты абсолютно прав. Это точно нужно исправить, так что бери свою одежду – и вперед. Не заставляй девушку ждать. Душ ты знаешь где, правда?
Максим вздохнул.
- Злая ты какая, фу. Все, ухожу я от вас, не поминайте лихом, - он собрал свою одежду и, гордо вскинув голову, удалился в душ.
Когда он вышел из душа, на столе уже ждал горячий завтрак. Полина, сидевшая за столом, улыбнулась и кивнула на стул напротив.
- Голодный?
Он сел, но есть не стал, а, напустив на себя обиженный вид, проговорил:
- Я с тобой не дружу. Я обиделся.
Полина попыталась принять серьезный вид, пожала плечами, встала из-за стола и подошла к тарелке Максима.
- Ну, что ж, я, конечно, надеялась, что горячий завтрак смягчит нанесенную мной обиду. Ну, раз нет… На нет – и суда нет, - она взялась за тарелку Максима, собираясь ее убрать со стола.
 - Стоп! – Максим схватил тарелку. – Я передумал. Что? – он посмотрел на довольно улыбающуюся Полину. – Да, вот такой я непостоянный. И нечего так улыбаться. Надо же мне как-то силы восстанавливать после ночи-то такой. Да!
Все еще улыбаясь, Полина вернулась на свое место.
- Не мог не поддеть, да? Прости, маленький мой, вымотался, бедненький.
Максим угрожающе посмотрел на нее:
- Если ты сейчас же не перестанешь издеваться, то, поверь, у меня еще хватит сил… - он многозначительно посмотрел на нее.
Полина усмехнулась.
- Нет, уж, радость моя. Давай-ка побережем твои силы. Ты, конечно, солдат любви, но твои родители мне не простят, если их сын падет замертво на поле боя.
Максим вопросительно поднял бровь.
- Мои родители? А причем здесь мои родители?
- Максим, ну, ты даешь! Как причем? Думаешь, они не волнуются сейчас, где ты бродишь и с кем?
Максим, жуя, покачал головой.
- А чего им волноваться? Я думаю, они догадываются, и где я, и с кем я. – Он помрачнел. – Только жалко, что они не хотят за меня порадоваться. По крайней мере, отец.
- А мама?
- Мама… - Максим улыбнулся, - мама сказала, что если я не нарушу своих планов насчет будущего, то она на нашей стороне.
- Даже так? Очень хорошая у тебя мама!
Максим гордо улыбнулся.
- Лучшая!
Полина улыбнулась, а потом серьезно посмотрела на него.
- Максим, а какие у тебя планы насчет будущего?
Он неопределенно махнул рукой.
- Как у всех: поступить куда-нибудь, выучиться, жениться, родить детей, счастливо состариться и умереть.
- Максим, прекрати шутить. Я серьезно.
Он пожал плечами.
- И я серьезно. Только у меня, наверное, в другой последовательности пойдет. – Он подмигнул ей. – На первое место ставим жениться, а потом уже все остальное.
Полина усмехнулась.
- Если бы все было так просто, как у тебя получается. Подожди, если я не ошибаюсь, сейчас как раз идет вступительная кампания. Ты куда поступать собрался?
Максим набрал в легкие воздух и шумно выдохнул.
- Понимаешь, вот с этим-то как раз все непросто. Когда-то мы с пацанами дали клятву, что все станем офицерами. А вот теперь я совсем не уверен, что этого хочу.
- А почему?
- Почему? – он посмотрел ей в лицо, и его глаза вдруг стали бездонными. – Потому что я хочу, чтобы моя жена была со мной счастлива. А я наслышан, какая судьба у жен военных. Из города в город, с места на место. Ни жилья постоянного, ничего. Куда назначат – туда и двигай. – Он ухмыльнулся. – Лучше уж я мэром стану, как отец мой.
- А как же клятва?
- Клятва… Я думаю, пацаны поймут, когда я им все объясню. Кстати, надо им позвонить. А то мы, как сбежали с тобой с выпускного, так я их и не видел больше. – Он посмотрел на нее. – А ты что делать сегодня собралась?
- А ты не помнишь, что ли? Я тебе про квартиру вчера рассказывала. Сегодня вещи перевозить буду.
Максим залпом выпил поставленный перед ним кофе.
- Так что же ты молчишь? Родители подождут. В крайнем случае, я им по телефону скажу, что жив-здоров. Давай, не терпится увидеть твое новое жилье.
Полина засмеялась.
- Подожди, куда ты так торопишься? Ты со мной, что ли, вещи перевозить будешь?
Максим закивал головой.
- А ты как думала? Для чего, по-твоему, мужчины нужны? Давай, давай, быстрее…
Полина сидела за столом, подперев голову рукой, и смотрела на Максима. Какая же все-таки странная штука жизнь. Никогда не знаешь, что она тебе преподнесет. Еще несколько лет назад, если бы кто-то сказал ей, что у нее будет роман с мальчиком на 7 лет младше ее, она бы рассмеялась ему в лицо. А оказалось, что этот мальчик гораздо больше мужчина, чем многие, которых она знала. Готовый взять на себя груз ответственности за нее и переложить на свои еще не очень-то и крепкие плечи. Она улыбнулась. Вот он, ее мужчина, сидит на расстоянии вытянутой руки от нее и смотрит ей в глаза.
- Полин, ты чего? Что ты на меня так смотришь-то? Я что-то не то сказал? – он растерянно посмотрел вокруг.
Она покачала головой, все так же улыбаясь.
- Нет, просто теперь моя очередь думать, за что ж мне такое счастье привалило. В хорошем смысле этого слова, - повторила она его слова.
Он довольно улыбнулся.
- Счастье – это я, что ли?
Она тоже посмотрела по сторонам.
- А ты видишь еще кого-то?
Он пожал плечами и подмигнул ей.
- Ну, что я тебе могу сказать? Важно не за что, а сумеешь ли ты им правильно распорядиться.
Полина удивленно подняла бровь.
- Надо же, да ты еще и философ.
Максим кивнул головой.
- Ага, ты еще обо мне многого не знаешь. Так ты вещи собирать идешь или как?
Она засмеялась.
- Максим, ну, сколько, ты думаешь, у меня вещей? Это же гостиница, помнишь? Я ехала сюда всего на несколько дней, сама еще толком не зная, куда и зачем. Так что из вещей только самое необходимое.
Но Максим так просто отступать не собирался.
- Ну и что? Ты же не сама их тащить собираешься. – Он погрозил ей пальцем. – Учти, я не допущу, чтобы моя будущая жена таскала тяжелые сумки. Ей еще детей рожать. – Он мечтательно улыбнулся. – Притом, запомни, я хочу нескольких.
- Даже так? – она не преминула возможности его поддеть. – А тебя не интересует мое мнение по этому поводу?
Он нахмурился.
- А ты что, не хочешь детей? Я думал, каждая женщина мечтает о детях. Подожди, а, может, у тебя проблемы какие-то? Ну, тогда, ладно, найдем выход…
Полина засмеялась и поплевала через левое плечо.
- Максим, ты что? Типун тебе на язык!.. Слава Богу, все нормально… И я, конечно же, хочу детей. Ты просто так категоричен в своих суждениях, что меня это уже начинает настораживать.
Максим облегченно вздохнул.
- Вот и здорово! Категоричен, говоришь? Ну, прости, я постараюсь не быть таким категоричным. Хотя… - он ухмыльнулся, - в семье же муж – хозяин в доме?!
Полина энергично покачала головой.
- Ну, уж нет! В нашем доме хозяином будут тапочки! И вообще, что это за дискриминация такая? Свободу женщинам Востока!
Максим засмеялся.
- Эх, ну, что с тобой делать? Тапочки, так тапочки… Слушай, свободная женщина Востока, ты вещи собирать идешь или нет?
- Да иду уже, иду. Сейчас только хозяйке позвоню, что мы придем, и все соберу. Я думаю, часа через два мы же туда приедем?
- А где квартира-то находится?
Полина назвала адрес.
- Опа! Так это же не очень далеко от дома моих родителей. Прикольно! Звони, конечно, приедем.
Через два часа они уже действительно подъехали к дому, в котором собиралась жить Полина. Их встретила радушная хозяйка, которая показала квартиру, взяла задаток и, уже было собралась уходить, как вдруг остановилась.
- Полиночка, простите, а вы с молодым человеком жить здесь собираетесь? Вчера вы вроде бы говорили, что одна?
Максим приобнял Полину за талию.
- Меня Максим зовут. А что, это будет проблема?
Хозяйка пожала плечами.
- Да нет, в общем-то. А кем вы Полиночке приходитесь, Максим?
Максим с Полиной переглянулись и одновременно улыбнулись.
- Жених, - с вызовом сказал Максим.
Хозяйка еще раз посмотрела на них. Приятные молодые люди, такие открытые лица… Она тоже улыбнулась.
- Тогда живите, конечно. Желаю удачи!
- До свидания! – Максим закрыл за ней дверь и обернулся.
- Ну, что, невеста? Пойдем осматривать помещение?
Полина задумчиво смотрела на него.
- Максим, ты опять один принимаешь решения?
- Не понял. Ты о чем?
- О том, что ты здесь жить собрался.
- А-а, ты об этом, - он подошел к ней и обнял за талию, - не переживай, прежде, чем я сюда перееду, я обязательно испрошу у тебя разрешения. А к тому моменту, радость моя, я сделаю все, чтобы ты была не против. Но надо же было у тетеньки все узнать заранее.
Полина расслабилась и улыбнулась.
- Какой же ты все-таки болтун! Ладно, идем посмотрим, что тут есть, - она высвободилась из его объятий и шагнула в комнату.
Это была небольшая двухкомнатная квартирка, но достаточно уютная, со всей необходимой мебелью.
- А чего! – протянул Максим. – Мне нравится. Полин, а тебе?
- И мне тоже.
- А идем тогда спальню посмотрим.
Он взял ее за руку и потащил в спальню. Первое, что им бросилось в глаза, была большая кровать.
- Вау! – восхищенно проговорил Максим и многозначительно посмотрел на Полину. – Как думаешь, мягкая?
Полина засмеялась.
- Сядь, посиди, узнаешь.
- А и сяду, думаешь, чего.
Он уселся на кровать и посмотрел на Полину.
- Не поверишь, мягкая, - он похлопал по кровати рядом, - Полин, иди сюда, сядь рядом.
Полина стояла, сложив руки на груди, и смотрела на довольно улыбающегося Максима. «Как ребенок», - подумала она.
- Максим, мне еще вещи разбирать.
- Ну, Полин, я же тебя только посидеть рядом прошу. А потом разберешь ты свои вещи.
- Ну, ладно. – Она подошла и села рядом с ним. – Ну, мягкая.
Вдруг одним движением он откинулся назад на кровать и потянул ее за собой. Она упала, но тут же попыталась встать.
- Максим, вещи же…
Но Максим оказался проворнее. Он привстал, склонился над ней и удержал за плечи, не давая встать.
- Я желаю тебе, радость моя, увидеть в этой постели много счастливых снов и… провести много счастливых часов, - закончил он, прошептав последние слова прямо ей в губы. Уже через мгновение о неразобранных вещах было забыто и первый счастливый час начал свой отсчет…
Глава 23
- Максим, ну, вот что это такое? – Полина уже поднялась и сидела на постели, глядя на лежащего рядом и довольно улыбающегося Максима. – Я тебя уже скоро бояться буду. – Она слегка толкнула его в бок. – Вот откуда в тебе столько энергии, а?
Он поднялся и сел рядом.
- Ты знаешь, сколько я тебя ждал? Без малого два года и это, не считая года любви на расстоянии, когда я испытывал к тебе чисто платонические чувства. – Он заметил, как она недоверчиво подняла бровь. – Ну, ладно, почти платонические… Вот… теперь стараюсь наверстать упущенное.
Полина засмеялась.
- Вообще-то, в 15 лет и положено испытывать чисто платонические чувства. Слушай, - она вдруг задумалась, - прямо сейчас я себя вдруг почувствовала какой-то растлительницей малолеток.
- Але, девушка, - Максим помахал рукой у нее перед глазами, - мне восемнадцать уже, помнишь? Полноправный член общества. Жениться уже могу! А то, что я в тебя в 15 влюбился, так ты-то здесь причем? Полин, ты же не можешь контролировать всех влюбившихся в тебя пацанов; и ты же не виновата в том, что они в тебя влюбились. Хотя, вру, виновата.
Полина непонимающе посмотрела на него.
- Максим, ты чего? Я-то здесь причем?
Он глянул на нее с притворным возмущением и ухмыльнулся.
- Как это причем? Помнишь песню «Потому что нельзя быть на свете красивой такой…»? Так вот это про тебя. Я тебя, когда в первый раз увидел, вообще в ступор впал. – Он засмеялся. – Все сели, а я, как идиот, стою. Ты это вряд ли, конечно, помнишь, а я, наверное, на всю жизнь запомнил.
Она тоже засмеялась.
- Представь себе, помню. И помню с чьей легкой руки, а точнее, языка, - она легонько ущипнула Максима за щеку, - ко мне приклеилось прозвище «Этикетка».
- Слушай, а как ты меня тогда отбрила! – В глазах Максима появилось неподдельное восхищение. – Хотя… услышать, что ты лицемер, и что молчать тебе идет больше – не самое приятное, что мне доводилось в жизни слышать. – Он помолчал. – Знаешь, а я, наверное, тогда в тебя и влюбился.
- Прекрасно! Я, оказывается, владею секретным методом влюблять в себя мужской пол. Надо их отбривать почаще. Слушай, а, может, еще на ком-нибудь попробовать?
Максим грозно посмотрел на нее.
- Я тебе попробую. Ишь, чего удумала!
Полина невинно посмотрела на него.
- А почему бы и нет? Ну, Макс, в качестве эксперимента, а?
- Нет уж, теперь я буду начеку, так что забудь.
Полина засмеялась.
- Вот так всегда. Только узнаешь что-нибудь полезное – а тут сразу «забудь». Ладно, давай, вставай. Пора приводить себя в порядок и, если память мне не изменяет, ты домой собирался и с друзьями встретиться.
Он слез с постели и начал приводить себя в порядок.
- Ага, собирался. Домой обязательно схожу. А то родители меня скоро из дома выгонят за то, что редко появляюсь. – Он вздохнул. – А ты принимать не хочешь. – Он замолчал, ожидая реакции Полины, которая улыбнулась, но ничего не ответила. – Ну и ладно. А пацанам из дома позвоню и соберемся. Полин, а если пацаны будут спрашивать о нас с тобой?..
Полина напряглась.
- С чего это вдруг?
- Ну, не знаю, вдруг кто-нибудь видел, что мы одновременно исчезли.
- Максим, ну, неужели ты не найдешь, что им сказать? Ты же всегда такой быстрый на язык.
Максим погрустнел.
- То есть ты все еще не хочешь ничего никому говорить? Значит, так и будем скрываться?
Полина пожала плечами.
- Макс, ну, послушай, я честно хочу рассказать всем о нас открыто. Но… я просто боюсь. Особенно, твоих друзей. Что они обо мне… о нас подумают?
- Ну, что они могут подумать? Все это время они знали, что я тебя не забыл. – Он широко улыбнулся. – Теперь, наконец, увидят, что чудеса иногда сбываются.
Полина тоже улыбнулась и нерешительно произнесла:
- Ну, если ты так думаешь… - она собралась с духом. – А знаешь, говори им все, что считаешь нужным. Не можем же мы и, правда, все время прятаться. Рано или поздно все равно ведь все всё узнают.
Глаза Максима засветились радостью.
- Вот и умница! Чего бояться? Я готов кричать о том, что мы с тобой, и что я тебя люблю, на весь мир! – Он чмокнул ее в губы. – Пока, золото мое! Но не надейся, скоро ты увидишь меня опять! Я сам за собой дверь закрою! – крикнул он уже из коридора и она услышала, как щелкнула закрытая за ним дверь.
Она опять откинулась на постель и посмотрела в потолок.
«Ну, что ж, выходим из тени! Спокойствие, только спокойствие…»
Глава 24
Когда Максим пришел, наконец, в кафе, друзья его уже ждали. Приехал даже Перепечко. Оглядевшись, он увидел, что они машут ему руками, и направился к их столику.
- Макар, - загалдели они, - ну, ты где так надолго пропал?
Максим уселся на стул и посмотрел на ребят.
- Парни, а я-то вас как рад видеть, не представляете!
- Макар, ну, че, получилось у тебя с Этикеткой?
Максим вздохнул. Трофим, как всегда. Внезапно ему расхотелось делиться с ними своей радостью. Тот же Трофим возьмет, да и опошлит. И что потом, морду ему бить?
- Трофим, че получилось-то? Ну, да, потанцевали мы…
- А потом? – не унимался Трофим.
- Суп с котом, Трофим! Отстань!
- Нет, ну, подожди! Макар, я же видел, - не унимался Трофим, - вы с Этикеткой почти одновременно исчезли. Колись, давай!
Максим начал терять терпение.
- Трофим, я же тебе сказал, отстань!
Тут вмешался Синицын:
- Трофим, ну, тебе делать нечего? Чего ты к нему привязался? Ты что, следил за ними, что ли, что знаешь, когда они оба ушли?
Трофим надул губы:
- Ну, чего сразу следил? Просто хотел еще раз Этикетку пригласить, глядь – а ее нету. И Макара тоже не было.
Максим улыбнулся.
- Трофим, так она, наверное, просто спаслась бегством от таких надоедливых поклонников, как ты.
Все засмеялись.
Максим решил, что пора переводить разговор на другую тему. Он глянул на парней:
- Слушайте, парни, раз уж мы на свободе и с нами нет никаких офицеров-воспитателей, может, отметим, наконец, наше освобождение, как полагается?
Все дружно заговорили, соглашаясь. Заколебался один Перепечко:
- Пацаны, не знаю, мне еще домой ехать.
Синицын улыбнулся.
- Печка, не вопрос, у меня сегодня родителей дома нет, так что, если что, ночуешь у меня.
- А Ксюха?
- А что Ксюха? – не понял Синицын. – Ксюха всегда ночует у себя. Мы же не женаты еще.
- Короче, - Максим позвал официанта и заказал всем выпивки и закуски. – Пацаны, гуляем!
- За свободу! – это был первый и самый желанный для всех тост. Они дружно выпили. Максим обернулся к Синицыну.
- Илюха, вот ты сказал, вы не женаты еще. А скоро жениться собираетесь?
Синицын кивнул головой.
- Надеюсь, что да.
- И вам не помешает то, что вам обоим еще учиться надо?
Синицын пожал плечами.
- Не знаю. Родители, конечно, настаивают на том, чтобы мы подождали, пока учебу закончим, но это же еще пять лет! Боюсь, мы столько ждать не сможем.
Максим задумался, не зная, как подойти к вопросу, который его очень интересовал. К исполнению их клятвы.
- Слушайте, а давайте еще выпьем! За то, что мы здесь, все вместе! Когда еще удастся вот так вот встретиться?
Они выпили. Он поставил свою рюмку и посмотрел на всех в отдельности. Интересно, кто же из них готов выполнить свою клятву? Может, все? Может, он один такой предатель? Он опять обернулся к Синицыну:
- Илюха, а ты все еще собираешься стать офицером?
Синицын удивленно посмотрел на него:
- Конечно. А ты нет?
Максим посмотрел ему прямо в глаза:
- Честно? Не знаю. – И, прежде, чем Синицын успел что-то возразить, он задал ему вопрос: - А тебя не заботит, что будет с Ксюхой, когда ты станешь офицером?
- В каком смысле?
- Ну, вот, будет она тебя ждать, пока ты институт или академию закончишь. Это понятно. Ей еще самой учиться надо. А потом? Кто знает, куда ты получишь назначение? А что, если в глушь какую-то? Наплевав на свои дела, она все бросит и поедет за тобой? Ты будешь там служить, а она? Что будет там делать она? А потом? Вдруг вы даже не успеете обустроиться, а тебя опять куда-нибудь переведут? Она снова будет вынуждена срываться с места и следовать за тобой, как преданная жена декабриста?
Максим заметил, что за столом все замолчали, внимательно слушая его монолог. Похоже, никто из них так далеко еще не заглядывал и уж тем более об этом не думал.
Первым пришел в себя Сухомлин.
- Макар, я чего-то не понял. Ты что, жениться собрался?
Максим согласно кивнул головой.
- Собрался. А ты нет?
- Нет, ну, конечно, в будущем… когда-нибудь… так это когда еще будет?
Максим улыбнулся.
- А я вот скоро! Так давайте выпьем за наших будущих жен! – Он посмотрел на молчавшего Синицына. - За то, чтобы они были с нами счастливы!
Синицын, наконец, поднял на них глаза.
- Пацаны, но мы же клятву давали! – Он обвел их глазами, но все молчали. Вероятно, после слов Максима все впервые подумали о своем будущем так далеко.
- Давали, - проговорил Максим. – Илюха, прости меня. Честное слово, когда я давал ту клятву, я искренне верил, что все так и будет. Мы же пацанами совсем были. Кто думал на перспективу? Я знаю, что быть офицером – твоя детская мечта, но, прости, не моя. Меня вообще в суворовское силой запихнули. – Он посмотрел на всех. – Пацаны, я постараюсь сдержать эту клятву, но… если та, которая будет рядом, на это согласится. Простите, но я не готов своим близким предложить принять такие условия жизни вопреки их желанию.
- Да я понимаю! – грустно проговорил Илья. – Я сам иногда думаю, не делаю ли я ошибки? Но ведь живут же мои родители!
- И что? – Максим пристально посмотрел ему в глаза. – Они всегда были счастливы? Особенно твоя мать, когда ждала отца с учений?
Синицын вспомнил, как его родители чуть не развелись, и покачал головой.
- В общем, пацаны, может, и правда мы тогда с этой клятвой поспешили. Если кто-то изменил свое мнение, не считайте себя обязанными ее выполнять. Но я обязательно буду офицером!
Максим радостно улыбнулся.
- Илюха, я всегда знал, что ты классный парень! И классный друг! Пацаны, вы все такие классные друзья!
- Давайте за нашу дружбу! – подхватил Сухомлин. – Я надеюсь, мы и через годы останемся друзьями.
- О-о, Сухой, брателло, а то я думал мне одному все время тосты толкать!
Дальше были тосты за родителей, за будущее… Парни веселились от души.
- Слушайте, пацаны, а давайте за любовь!
Максим не видел, кто это сказал, но радостно подхватил:
- Конечно, давайте за любовь!
Сухомлин повернулся к нему.
- Макар, что-то ты сегодня все время то про жену будущую говоришь, то про любовь. Ты че, влюбился, что ли?
Максим с воодушевлением закивал головой:
- Ага!
- Да ты че? И даже жениться собрался?
- Ага!
- Опа, пацаны, вы слышали? И на ком же это?
Максим блаженно улыбнулся:
- На Полине Сергеевне.
- Не понял. На какой Полине Сергеевне?
- На Ольховской, какой же еще? – все так же улыбаясь, ответил Максим.
Сухомлин на мгновение даже протрезвел, а потом засмеялся.
- А-а, понятно. Прикольно! Так, пацаны, Макару больше не наливать. К нему уже белочка в гости стучится. – Он толкнул Максима в плечо. – А она об этом знает?
Все с той же блаженной улыбкой Максим опять кивнул головой.
- Ага!
- Да ты че? Ну и?
- Согласна, конечно!
- А-а, ну-ну! Удачи тебе, товарищ! – Сухомлин посмотрел на часы. – Ой, ё..! Вы время видели? Макар, сам домой доберешься?
Максим непонимающе посмотрел на друга.
- Сухой, ты че? – потом вдруг понял. – А, ты думаешь, я бред несу? Ну, и ладно.
Где-то через час друзья все-таки разошлись по домам, предварительно договорившись встретиться завтра.
Максим открыл дверь в квартиру и зашел в комнату, где сидели родители.
- Мам, пап, привет! Как дела? – и, не дожидаясь ответа, махнул им рукой. – Пока! Я к себе в комнату. Спать очень хочется!
- Макс, стой, давай поговорим! – крикнул отец.
Максим остановился и повернулся, пытаясь сфокусировать взгляд:
- Ну, чего?
- Да ты пьян! – удивился отец. – С чего бы это? – его вдруг озарила догадка. – Это ты с этой Полиной так развлекаешься, что ли?
- Отец, ну, причем здесь Полина? Мы просто с ребятами посидели, расслабились. – До него вдруг дошло, что Полине-то он и не позвонил. – Все, мам, пап, спокойной ночи! Завтра поговорим!
Как только он зашел в свою комнату, сразу же набрал номер Полины.
- Алло, Максим, ты где? – услышал он ее встревоженный голос. – Что случилось?
- Полин, все нормально, не волнуйся. Полина, солнышко, в общем, мы встречались с ребятами… Ну, ты знаешь… Ну и… короче… было много водки… ну, ты понимаешь…
Он замолчал.
- Короче, вы напились, - констатировала Полина.
- Полин, мне, честно, стыдно. – Он улегся на кровати. – Только не злись, пожалуйста.
- Максим, ты хоть дома уже?
- Ага!
- Ладно, Максим, спи тогда, завтра поговорим.
- Но ты не злишься? Ну, Поль, ну, пожалуйста.
Полина вздохнула.
- Не злюсь, не злюсь. Все, спи! Пока!
Полина отключила телефон и положила его на столик. «Вот так, - подумала она, - и такое тоже бывает».
Глава 25
… Максим раскрыл глаза и посмотрел на часы. Ого! Одиннадцать часов! Нехило он поспал! Он встал, оделся и вышел из своей комнаты. Дома была одна мать. Отец, на счастье, уже уехал на работу. Максим поморщился.
- Мам, я пока в ванную схожу, а мне можно чаю крепкого?
Мать сочувственно посмотрела на него.
- А, может, поешь чего-нибудь?
Он покачал головой и ушел в ванную.
Мать приготовила ему чай, подала, и села напротив.
- Максим, я тебя в последние дни не вижу совсем. Только ночевать приходишь, да и то не всегда. То с девушкой с этой, то с друзьями.
Максим пожал плечами и улыбнулся.
- Мам, ну, прости. Ты же знаешь – возраст такой. Только гулять и гулять. Потом – учеба, семья, дети. Не до этого будет.
Мать вздохнула.
- Скажи, у тебя хоть все хорошо? Поговорить – и то некогда.
Вся так же, улыбаясь, Максим подошел к матери и поцеловал.
- Мам, все – просто лучше не бывает. Я тебе потом подробней расскажу, хорошо? Спасибо за чай огромное. Душ и чай меня, как на свет заново родили. А сейчас извини, пожалуйста, но я пойду, ладно?
Мать опять вздохнула и улыбнулась.
- Иди, конечно. Даже, если я не соглашусь, ты же все равно уйдешь? К Полине, наверное?
Максим кивнул головой.
- Передавай ей привет.
Максим опять чмокнул мать в щеку.
- Мам, ты у меня самая лучшая. Спасибо тебе! Пока!
Лариса Сергеевна услышала, как хлопнула входная дверь. «Не зря говорят: маленькие дети – маленькие проблемы, большие дети – большие проблемы», - подумала она.
… Полина услышала звук входного звонка. Пока ее адрес знали только два человека: хозяйка и Максим. Хозяйка придет вряд ли, значит… Она приняла как можно более строгий вид и пошла открывать дверь.
- Максим… - начала она, едва открыв дверь, но сразу же замолчала.
Максим стоял перед ее дверью на коленях. В широко открытых глазах читалась мольба, руки сложены, как при молитве. Картину дополнял букет роз в зубах. Полина не сдержалась и невольно рассмеялась.
- Максим, что за цирк? Что люди скажут? Я здесь только второй день живу, а ты уже такие номера откалываешь! Давай, вставай, немедленно, и заходи!
Она затащила его внутрь, закрыла дверь и повернулась к нему.
- Ну, и что все это значит? – все еще смеясь, спросила она.
Максим взял букет в руки и протянул ей.
- И ничего смешного, - обиженно проговорил он. – Это я у тебя так прощения прошу за вчерашнее.
- А, понятно. – Она перестала смеяться. – Цветы давай, а то пропадут без воды, бедные. А вот над прощением я еще подумаю.
Она забрала цветы и пошла ставить их в вазу.
 - Полин, - он подошел к ней сзади и обнял за талию, - ну, ты же хорошая. Ты же все понимаешь, да? Просто в первый раз с пацанами собрались на свободе, наконец. Ну, и оторвались по полной…
Она повернулась в его объятиях и хитро улыбнулась.
- То есть ты хочешь сказать, что пьянство тебе, в принципе, не грозит, да? И в привычку это вряд ли войдет?
Максим тоже заулыбался.
- Вот те крест! – он отпустил ее и перекрестился.
- Ну, тогда ладно, бывший суворовец Макаров, вы прощены.
- И, что, даже поцелуй будет в знак примирения?
Полина опять засмеялась.
- Ну, до чего нахальная молодежь нынче пошла! – Она взяла его лицо обеими руками, притянула к себе и поцеловала в губы. – Всё, радость моя, - остановила его, когда он попытался прижать ее сильнее к себе, - идем сядем, и ты мне все расскажешь о встрече с друзьями.
Максим кивнул головой.
- Идем. Мы с ними классно вчера поговорили.
… - Вот, - закончил Максим свой рассказ. – Так что мы, в принципе, все с парнями выяснили. Решили, что клятву совсем пацанами давали. А сейчас… В общем, каждый сам волен решать, что дальше делать. Вот ты мне скажи, - он посмотрел на Полину, - хочешь стать женой практически декабриста: терпеть неудобства, ехать, куда назначат, срываясь с насиженного места, ну, и всякое такое…
Полина задумалась, потом улыбнулась. Вот все мужчины такие: любят перекладывать принятие решений на своих женщин, сами всегда боясь принять это самое окончательное решение. Зато потом всегда можно сказать «Я сделал это для тебя». И ведь будут правы.
- Максим, а что бы ты делал, если бы не было меня? Чего ты сам хочешь?
Максим вздохнул.
- Да я сам не знаю. Но вот, если подумать, то мне кажется, что из меня все-таки получился бы не очень хороший офицер. Не мое это. Если возникнет необходимость, то я всегда готов послужить Родине, но пока, мне кажется, я больше принесу ей пользы на другом каком-нибудь поприще, к которому у меня больше душа лежит.
Полина потрепала его по щеке:
- Ну, вот видишь, ты сам знаешь, что делать. Моя подсказка тебе совсем и не нужна.
- Очень даже и нужна, - возразил Максим. Он придвинулся к ней поближе. – В те моменты, когда я не теряю от тебя голову, ты помогаешь мне упорядочить и сформулировать мои мысли.
Он был так близко. Полина почувствовала, что еще чуть-чуть, и ее собственные мысли тоже начнут путаться.
- И часто бывают такие моменты? – проговорила она.
Он покачал головой.
- Не очень. Обычно, когда я вижу эти глаза… эти губы… эту улыбку… - каждое свое слово он сопровождал поцелуем, - я забываю обо всем на свете… Помню только о тебе… - Кончиком языка он коснулся уголков ее губ, потом нижней губы и, наконец, проник в сладкую влажность ее рта. Полина с жаром ответила, обхватив его шею руками и прижавшись всем своим телом к нему… Стало невыносимо трудно дышать… В этот момент у Максима зазвонил телефон…
- Пусть звонит, - пробормотал Максим, не в силах оторваться от Полины.
А телефон звонил и звонил…
- Максим, ответь, - Полина с усилием прервала поцелуи и сейчас сидела, пытаясь восстановить дыхание.
- Полина, нас нет, пусть звонит, - он попытался опять привлечь ее к себе.
Она покачала головой.
- Ответь. Вдруг это что-то важное.
Максим вздохнул, достал телефон и посмотрел на дисплей.
- Блин! Сухой, ты не мог в другой раз позвонить? – в сердцах выговорил он. Потом поднес телефон к уху и недовольно проговорил. – Я слушаю, Сухой. Случилось чего?
- Макар, ты где? Мы же ждем тебя все!
- В смысле, ждете? Где? Зачем?
- Ну, ты даешь! Совсем ничего не помнишь? В боулинге ждем. Мы ж вчера встретиться договорились. С девчонками. Все уже здесь. И Синица с Ксюхой, и Печка с Анжелкой, ну, и я с Олькой. И Трофим вон кого-то привел, и Соболь. Тебя все ждем. Ты, вроде, тоже кого-то привести собирался. А нет – хоть сам приходи!
- Ладно, Сухой, скоро буду! Наверное…
Он отключил телефон и посмотрел на Полину.
- Мы, оказывается, вчера еще и на сегодня встречу назначили. Еще и с девушками… Они ждут меня там все. Блин, пить меньше надо!
Полина молчала.
- Полин, я схожу на часок, ладно? – Он неуверенно посмотрел на нее. – Ты же со мной вряд ли согласишься пойти?
Полина все еще молчала. Максим начал нервничать.
- Полин, ну, не молчи. Скажи хоть что-нибудь. Мне бы, конечно, очень хотелось, чтобы ты пошла со мной, но… Если ты не захочешь, то не беспокойся, я все понимаю. А хочешь, я вообще никуда не пойду. Сейчас позвоню Сухому, извинюсь, и останусь с тобой.
Он взялся за телефон.
- Нет, Максим, подожди, не звони.
Полина понимала, что нужно принять какое-то решение. Она не знала какое, но точно знала, что влезать между ним и его друзьями точно невозможно, иначе когда-нибудь он обязательно об этом вспомнит и пожалеет.
- Максим, - издалека начала она, - а ты вчера рассказал им о нас?
Максим усмехнулся.
- Рассказал.
- И?..
- И… Как бы это сказать? В общем, я сказал, что в ближайшем будущем я собираюсь жениться. Они спросили, на ком? Я честно сказал, что на тебе. Но… к тому моменту мы все уже были хорошо под этим делом… Короче, они мне не поверили. – Он выдохнул. – Вот.
- Очень интересно, - она встала и подошла к окну. Как же ей надоел этот извечный вопрос: быть или не быть?! Потом отошла от окна и стала перед Максимом. Максим, как завороженный, смотрел на нее, не отрывая глаз.
- Знаешь, Максим, я думаю, что… - она замолчала, испытующе глядя на Максима.
- Что… - повторил он.
Она ухмыльнулась.
- … что твоих друзей ждет сюрприз!
- Какой? – не понял Максим.
Полина засмеялась:
- Садовая твоя голова! Слушай, что-то ты как-то туго соображаешь? Или это после вчерашнего до тебя плохо доходит? Мы идем на встречу к твоим друзьям вместе.
Максим, не веря своим ушам, потряс головой.
- Полин, мне не послышалось? Ты, правда, пойдешь со мной?
Полина улыбнулась.
- Нет, со слухом у тебя еще все в порядке. Я, правда, пойду с тобой.
Максим вскочил со своего места, схватил Полину в охапку и закружил по комнате.
- Поль, ты просто супер! Самая лучшая девушка на свете! И я тебя очень люблю!
- Я тебя тоже люблю! - смеясь, проговорила Полина. – Максим, поставь меня на место!
Максим поставил ее на место, но не отпустил.
- Слушай, так не хочется тебя отпускать. Может, пускай еще подождут, а?
- Ну, уж нет! – Полина убрала его руки со своей талии. – Собрались идти – так идем. Кстати, куда идем-то? Форма одежды?
Максим махнул рукой.
- Любая, главное, чтобы удобно было. В боулинг идем.
- Понятно. Тогда мне много времени не понадобится. Сиди здесь, я сейчас.
Через несколько минут она вышла, одетая в джинсы и майку. Волосы собрала сзади и слегка подкрасилась. В таком наряде навскидку ей можно было дать лет восемнадцать – ну, максимум, двадцать.
- Ну, я, в принципе, готова.
Максим подошел к ней впритык и пальцем очертил вырез на майке.
- Такая сексуальная маечка, - прошептал он. – Мне расхотелось куда-нибудь идти.
Полина рассмеялась и убрала его руку.
- Да что ж такое-то, а? У тебя прямо мания какая-то!
Максим согласно кивнул головой.
- Ага! Когда я вижу тебя, я становлюсь сексуальным маньяком.
- Ужас! Маньяк, я вас боюсь! Ладно, идем уже!
Они обулись и вышли из квартиры.
Глава 26
Уже перед самым входом в боулинг Полина вдруг остановилась.
- Слушай, Максим, я, конечно, все понимаю, но, на всякий случай, хочу предупредить: если что вдруг пойдет не так – я ухожу. И ты уж тогда, пожалуйста, не обижайся.
- Полин, ну, что может пойти не так? – Он увидел, как Полина прикусила губу. – Ну, ладно, договорились: если что вдруг пойдет не так – я им всем сначала морды набью, а потом мы вместе уйдем. И ты уж тогда, пожалуйста, не обижайся, - повторил он ее слова.
Она засмеялась.
- Спасибо, Максик.
Максим удивленно посмотрел на нее.
- За что?
- За то, что умеешь поднять настроение в нужный момент.
Максим тоже улыбнулся.
- Да не за что! Ну, так что, идем?
Полина кивнула головой и он сразу же, пока она не передумала, открыл дверь, пропустил ее вперед и зашел сам.
- Как школьница перед экзаменом, - проговорила Полина. – Веришь, ни перед одним экзаменом мне не было так страшно, как сейчас.
Максим взял ее за руку.
- Полин, ну, не экзамен это. И даже не смотрины. Это всего лишь мои друзья, которые, надеюсь, станут и твоими. Все, идем, вон они.
Полина увидела ребят и… ребята тоже увидели их. Она не могла слышать, что они говорили, но увидела, как вытягиваются их лица…
Первым Максима с Полиной увидел Сухомлин.
- О, пацаны, Макар, наконец-то, пришел!.. – внезапно он замолчал. – Слушайте, а кто это с ним?.. Ни фига себе!
Все обернулись в ту сторону, куда он смотрел.
- Ни фига себе! – повторил Трофимов. – Это же Этикетка!..
- Какая Этикетка? – заинтересованно спросил Соболев. Вдруг он вспомнил, что ему рассказывали о Макарове, и присвистнул. – Чё, пацаны, та самая?..
- Ага! – только и смог выдавить из себя Трофимов.
Синицын просто сидел и улыбался, а у Перепечко вообще в буквальном смысле слова отвисла челюсть. Одни девушки сидели и непонимающе смотрели то на своих молодых людей, то на Максима с девушкой. Они никак не могли взять в толк, что так поразило их парней. Девушка, как девушка. Что особенного-то?
Максим сжал руку Полины и широко ей улыбнулся.
- Поздравляю! Это успех! Сейчас будем им челюсти на место ставить, а то как-то с отвисшими они выглядят не очень. Согласна?
Полина тоже улыбнулась.
- Все бы тебе шутки шутить!
- Привет, девчонки и мальчишки! – непринужденно проговорил Максим.
- Здравствуйте! – поздоровалась со всеми Полина.
Девушки поздоровались, а ребята так и остались сидеть, как в ступоре. Один Синицын сказал:
- Здрасте!
Максим не выдержал.
- Алё, пацаны! Вы чего? Люди с вами поздоровались, мне кажется?
Первым пришел в себя Трофимов.
- Здрасте! – и, не удержавшись, спросил: - Полина Сергеевна, а вы… а вы что здесь делаете?
Максим ответил за нее. Все так же держа ее за руку и улыбаясь, он повернулся к ней и подмигнул:
- Полина Сергеевна… Полина, - поправился он, - пришла со мной. Надеюсь, никто не против? – он окинул всех вопросительным взглядом.
- Нет, конечно! – ответил за всех Синицын.
- Ну, вот и хорошо! – он пододвинул Полине стул и сам сел рядом.
Полина всем улыбнулась и обернулась к Максиму:
- Максим, может, ты нас познакомишь? Ребят я всех знаю… - она увидела Соболева, - ну, почти всех… А вот девушек…
«Вот идиот», - подумал про себя Максим. Он хлопнул себя по лбу:
- Прошу прощения, туго соображаю после вчерашнего.
Все засмеялись. Он по очереди представил всех девушек, потом повернулся к Соболеву:
- А это Кирилл. Он у нас со второго курса. Вот. А это… - она замолчал, улыбаясь.
- Полина Сергеевна, - не понимая, чего вдруг Макаров замолчал, договорил за него Перепечко.
Полина всем улыбнулась.
- Ребята, у нас с вами не такая уж большая разница, да и я больше не ваша учительница, а вы уже не суворовцы, так что давайте обойдемся без отчеств и на «ты». Договорились?
- Тем более, что, я надеюсь, мы все станем друзьями, - добавил Максим. – Да, Полина?
Она согласно кивнула.
- И вы что, действительно вместе? – недоверчиво спросил Трофимов.
- Блин, Трофим, - чуть не сорвался Максим, - в это так трудно поверить?
- Вообще, да, - честно ответил тот.
Создалась тупиковая ситуация. И вот тут-то, как нельзя более кстати, Максиму с Полиной на выручку пришел Синицын.
- Трофим, ну, чего ты тормозишь? Чего трудного? Давайте лучше выпьем шампанского за встречу и, - он улыбнулся Полине, - за нового члена нашего дружного коллектива. Девчонки, вы как?
Максим вопросительно поднял бровь и посмотрел на Полину.
- Я за, - ответила она.
Остальные девчонки тоже были очень даже «за».
После того, как шампанское принесли, Синицын встал и поднял свой бокал.
- Полина Сергеевна…
- Илья… - Полина укоризненно улыбнулась.
- Ой, прошу прощения. Полина, - поправился он, - добро пожаловать в нашу компанию. За тебя, за Макса, за то, чтоб вы оба были счастливы. И вообще за всех нас. Мы здесь все такие классные! Ура!
Все рассмеялись и осушили свои бокалы. Лед был сломлен. «Синица, друг, я у тебя в долгу!» - подумал Максим.
- Ну, что, сыграем? – Максим посмотрел на Полину. – Пацаны, я сегодня в ударе. Так что, кто готов рискнуть?
- Ну, я, - Соболев вышел вперед. – А то ты что-то сильно задаешься!
Нет, Максим не задавался, он просто чувствовал, что сегодня удача на его стороне. Как он и предупреждал, он выиграл у Соболева, впрочем, как и у других своих товарищей.
- Да, блин, что сегодня за игра такая? – в этот раз подошла очередь проигрыша Трофимова.
Максим весело рассмеялся.
- Пацаны, без обид! Я же честно предупреждал, я в ударе!
Но была у его выигрышей и другая причина. Ребята слишком часто отвлекались на стоящую рядом Полину. Они все силились найти в этой весело смеющейся девушке, искренне радующейся выигрышам своего парня, ту самую строгую учительницу Полину Сергеевну, которую они все привыкли видеть. Нет, ее и след простыл! Перед ними была просто обычная девушка, точно такая же, как и сопровождающие их. «Может, даже лучше, - подумал Трофимов. – Везет же Макару!»
- Девчонки, - Максим повернулся к девушкам, - а, может, и вы с нами поиграете? Мы даже позволим вам выбрать себе соперника. Да, пацаны?
- Само собой!
- Тогда я играю со своим Сухомлиным! – сказала Оля. – Рискнешь?
- Ха! Это ж тебе не компьютерная игра! Я у тебя в два счета выиграю! – Сухомлин вышел на позицию. – Давай, девушки первые!
И… Оля выиграла.
- Сухой, ты что? Позоришь честь мундира! – закричали ребята.
- Пацаны, тихо, - заговорщицки проговорил он, но так, чтобы и девчонки слышали. – Я ей поддался, чтобы не обиделась.
- Конечно, Илюша, конечно! – засмеялась Оля.
Максим посмотрел на Полину.
- Полин? Играть будешь?
Полина заколебалась.
- Ну, я не знаю. Я здесь не пробовала.
- Так я тебе покажу! Идем! – он взял шар, с готовностью приобнял ее за талию. – Вот! Видишь отверстия? Это для пальцев. – Он показал, как брать шар. – Целишься – и катишь. Главное – не бросай!
Он покатил шар. Все кегли упали.
- Вот! Понятно?
Полина ухмыльнулась.
- Ну, в принципе, да.
- И с кем будешь играть?
Полина засмеялась.
- Угадай с трех раз!
- А не боишься? Я ж сегодня у всех выигрываю!
- Волка бояться!..
- Ну-ну! Учти, поддаваться не буду!
- Максик, так никто же и не просит!
Первый бросок – и у Максима две кегли устояли, а Полина сбила все кегли!
- Так нечестно! Ты стояла слишком близко и отвлекала меня! – закричал Максим.
Полина весело рассмеялась.
- Максик, что ты нервничаешь? Мы же только начали играть!
- Опа! Пацаны, - проговорил Сухомлин. – Сейчас что-то будет! Полина, мы все за тебя!
И… в первый раз за день Максим проиграл, при этом точно зная, что он не поддавался.
- Ты же сказала, что не умеешь играть? – обиженно спросил Максим.
- Ребят, кто-нибудь такое слышал? – она обернулась к компании. Все дружно покачали головами. – Я сказала, что я здесь еще не пробовала. Разницу чувствуешь, радость моя?
- Короче, сделала тебя Полина, Макар! – подытожил Трофимов.
- Сделала, сделала! – согласился Максим. - Ну, ничего, золото мое, - приобняв, прошептал он на ухо Полине, многозначительно глядя на нее. – Мы с тобой еще сочтемся за это поражение.
- Обязательно сочтемся, - Полина почувствовала, как ее щеки заливает краска.
Глава 27
Весело смеющиеся, они вернулись в квартиру к Полине, когда уже стемнело.
- Полин, а ты случайно не проголодалась? А то мы как-то о еде и забыли совсем.
- Ой, Максим, сейчас, я только посижу минут пять.
Он подмигнул.
- Можешь даже полежать. Я сам что-нибудь сооружу, если ты не против, - с этими словами он направился в кухню.
Полина откинулась на диване и сама не заметила, как задремала. Ее разбудил поцелуй в щеку. Она открыла глаза и увидела стоящего над собой улыбающегося Максима, а рядом стоял подтянутый к дивану столик с бутербродами и салатом.
- Сударыня, кушать подано.
Чтобы яркий свет не резал глаза, Максим включил лишь ночник и таким образом они оказались в атмосфере уюта и интима.
Полина взяла бутерброд и откусила кусочек.
- Вкусно!
Максим засмеялся:
- Ну, и кто из нас льстец? Самый обычный бутерброд.
Полина тоже засмеялась.
- Ну, ладно, подловил. Но все равно вкусно.
Вдруг она стала серьезной.
- Максим, спасибо тебе.
- За что?
- За сегодняшний день. У тебя замечательные друзья. Я и не знала, что они такие отличные ребята.
Максим заулыбался.
- Вот видишь, я же тебе говорил. Хотя… я уверен, что они тоже не знали, что ты такая.
- Какая?
- Неповторимая! – с чувством произнес Максим.
- Теперь ты льстишь!
- Что вы, сударыня? Чистая правда!
Они оба весело засмеялись.
После того, как они закончили есть, Полина встала и начала было собирать посуду на столике, но так и замерла, не успев ничего взять, когда Максим, сидевший на диване, вдруг обнял ее за талию и развернул лицом к себе.
Полина не сопротивлялась, и он привлек ее еще ближе. Максим смотрел ей прямо в глаза.
Потом его руки прокрались ей под майку. Полина ощутила его пальцы на коже, и голова у нее закружилась…
Приподняв край майки, он стянул ее с Полины. Золотистые волосы мягкой волной упали на плечи. В комнате царил полумрак – в свете ночника полуобнаженная фигура Полины напоминала прекрасную статую.
Максим нежно, почти благоговейно прикоснулся губами к ее груди. Потом слегка откинул голову, любуясь ею.
- Полина… солнце мое…
Его губы вновь приблизились к ее груди, и он стал осыпать поцелуями нежную и упругую плоть.
Вот он обнял ее за ноги, стал поглаживать бедра. Сердце ее бешено забилось в предвкушении…
Теперь руки Максима лежали уже на талии, затем сместились на живот. Он расстегнул пуговку на ее джинсах, потянул застежку «молнии», обнажив нижнюю часть живота. Прижался к нему губами.
- Полина… - еле слышно выдохнул он.
Он целовал ее живот, играл ее пупком… Каждое, даже малейшее движение, было преисполнено томительной чувственности.
Дыхание Полины участилось. Все ее тело пронзала сладостная дрожь, огонь разливался по всему телу…
Максим приподнял голову и стал рассматривать эластичный поясок на ее трусиках-бикини. Затем подсунул под него палец и завораживающим движением прочертил некую магическую линию сперва по одной стороне живота, потом – по другой. Вот палец вернулся в исходное положение – под пупок. А потом томительно медленно пополз вниз…
Полине казалось, что она вот-вот закричит от с трудом сдерживаемой страсти, но в эту секунду Максим убрал руку и резко поднялся, едва не сбив ее с ног. Нежно взял ее лицо в ладони и впился в губы жадным поцелуем.
- Я этого больше не вынесу… - хрипло пробормотал он. С этими словами он потянул ее в спальню.
Нетерпеливо сбросив с постели покрывала, он усадил на нее Полину. Она стала стягивать с себя джинсы и трусики, а Максим тем временем сбрасывал одежду, кляня непослушные пуговицы и пряжки.
Когда оба они остались нагишом, он накрыл ее тело своим. Он осыпал страстными поцелуями ее лицо и перебирал пальцами ее пряди, рассыпавшиеся по подушке.
Ее тело жило отдельной жизнью от ее разума. Оно полностью подчинялось всем требованиям Максима. Руки ее порхали по его спине, затем скользнули ниже, на бедра.
И они слились… Максим продолжал осыпать ее поцелуями, а чуть позже, лихорадочно дыша, опустил голову на подушку рядом… Они упивались своими ощущениями, наслаждались друг другом, тела их купались в блаженстве, соединенные близостью, которая, казалось, могла длиться вечно.
Наконец, Максим приподнялся на локтях и заглянул ей в глаза:
- Вот теперь мне не обидно, что я тебе проиграл, - проговорил он.
Глава 28
Они были еще в постели, когда у Максима зазвонил телефон.
- Слушай, Макар, - раздался в трубке голос Сухомлина. – Сегодня ж воскресенье. Мы с пацанами созвонились, побазарили и решили, что неплохо бы устроить пикник с шашлычками. Ты как?
Максим посмотрел на лежащую рядом Полину.
- Что, одни?
Он услышал смех Сухого.
- Ну, зачем одни? С девчонками, конечно. С ними приятней и веселее. Полину тоже приглашаем.
- Слушай, Сухой, я тебе через пять минут перезвоню, договорились?
Он выключил телефон и повернулся к Полине:
- Полин, природу любишь?
Полина, не понимая, кивнула головой.
- А шашлыки?
- Люблю, конечно!
- А на все это в компании друзей как посмотришь?
Она улыбнулась.
- Абсолютно положительно.
- Так, значит, мы идем сегодня на пикник с пацанами?
- Ты еще спрашиваешь?
Он набрал Сухого.
- Сухой, мы согласны.
- Тогда на прежнем месте встретимся. Сбор через два часа.
- Заметано.
Максим отключил телефон, глянул на Полину, и вдруг всполошился:
- Полин, а у тебя купальник-то хоть есть с собой? На реку идем как-никак.
Она засмеялась и отрицательно покачала головой.
- Максим, ну, какой купальник? Ты думаешь, я, когда сюда ехала, думала, о том, что мне на пикник не в чем будет сходить?
- Что же делать тогда?
Полина почему-то развеселилась еще больше.
- Максик, ну, чего ты переживаешь? Или боишься, что я твоим друзьям в костюме Евы не понравлюсь?
Максим ошарашенно распахнул глаза.
- В костюме Евы? Полина, ты что?
Потом вдруг понял, что она над ним потешается.
- Полин, ну, я серьезно.
- Ладно, Максик, не нервничай. Придумаем что-нибудь. Сколько у нас времени?
- Пацаны ждут нас через два часа, но туда еще добираться надо минут сорок. И мне домой нужно забежать, переодеться.
Она задумалась.
- Значит, давай сделаем так. Ты сейчас идешь домой.. Ты же говорил, что твой дом здесь недалеко, да?
Он кивнул головой.
- Вот. А где-то через час (плюс-минус 10 минут) заходишь за мной. Хватит тебе столько времени?
Он опять кивнул головой.
- Полин, правда, я ничего не понимаю.
Она опять весело засмеялась.
- А тебе и не нужно. Просто делай, как я говорю, ладно? Давай, давай, Максик, шевелись…
Через час он был опять у нее. Она открыла ему дверь, уже одетая в футболку и капри.
- Ну, что, ты готова?
- Конечно.
Он вопросительно поднял бровь.
- И, что, купальник тоже на тебе?
Полина усмехнулась.
- А ты сомневаешься?
- Но откуда? – удивленно спросил Максим.
- Максик, - Полина весело рассмеялась, - ну, ты меня поражаешь! Должны же быть у женщины свои маленькие секреты, правда?
На самом деле все было очень просто. Ведь до того, как ей пришлось поспешно уезжать из Твери, Полина же уже жила в этом городе, а, соответственно, прекрасно ориентировалась в нем и знала, что и где можно купить. Поэтому покупка купальника оказалась совсем нетрудной задачей. Максиму это, правда, в голову не пришло, поэтому сначала он вздохнул, потом загадочно посмотрел на Полину.
- Продемонстрируешь?
- А как же! – сразу же согласилась Полина, но, как только Максим потянулся к ее футболке, она со смехом отпрянула. – На пикнике, Максик, на пикнике. Там все и увидишь. Ну, так мы идем?
- Эх, Полина, Полина, - еще раз вздохнул Максим. – Что ты со мной делаешь? Идем, конечно.
Когда Максим с Полиной, наконец-то, добрались до места встречи, все уже распределили между собой обязанности и каждый занимался своим делом.
- Ну, где вы так долго ходите?
- Ребят, простите, мы со временем немного не рассчитали, - сказала Полина.
- Ладно, - Сухомлин махнул рукой, - Макар, иди к нам! Полин, там девчонки салатики разные делают, поможешь?
Она с готовностью кивнула головой.
- Конечно, - она направилась к девчонкам.
Парни увлеченно занялись приготовлением шашлыков. В какой-то момент Максим поднял голову, собираясь позвать кого-то из парней, да так и остался стоять с открытым ртом… Метрах в трех от него, где девчонки готовили остальную еду, спиной к нему стояла Полина, нарезая что-то. Что, он видеть не мог, так как Полина закрывала это собой, но… По включенному приемнику играла какая-то ритмичная музыка, и, сама того не замечая, Полина, увлеченная своим занятием, покачивая бедрами, двигалась в такт музыке. Как завороженный, Максим стоял, не в силах отвести взгляд от открывшейся перед ним картины.
- Макар, Макар! – наконец, услышал он чей-то голос. Он сглотнул и обернулся.
- Ну, чего тебе, Трофим?
- Да уже ничего. Сам возьму! – Трофим подошел и взял, что ему нужно было. – Макар, а че это с тобой? – Он посмотрел в ту сторону, куда несколько минут назад смотрел Максим и его губы расползлись в широкой улыбке. – А, понятно. И не говори, впечатляет.
Максим нахмурился.
- Трофим, ну, что ты несешь?
Он отошел от Трофимова и направился к Полине с девчонками.
- Ну, как дела?
- Отлично! – Полина с улыбкой обернулась к нему. – А у вас?
- Тоже. Все уже почти готово. Полин, иди сюда. – Он отвел ее в сторонку и понизил голос, чтобы его могла слышать только она. - Ну, разве так можно?
- Что? – не поняла она.
- Если ты не перестанешь так сексуально двигать своими бедрами под музыку, то сведешь меня с ума.
Она почувствовала, что краснеет.
- Ой, я что, правда так делала?
Максим усмехнулся.
- Уж ты мне поверь! Причем, это не я один увидел. Трофим вон тоже впечатлился.
Полина краем глаза глянула на издалека наблюдавшего за ними Трофимова. Она смущенно улыбнулась.
- Ой, как неловко. Максим, - она пристально посмотрела на него, - а ты, случайно, не ревнуешь ли опять?
Он с готовностью кивнул головой.
- Конечно, ревную. Вообще, я предпочитаю, чтобы все свои скрытые таланты ты демонстрировала мне и только мне одному. Слышишь?
- Да ты еще и собственник! – она удивленно подняла бровь. – Максик, а ты помнишь, что я тебе говорила? Свободу женщинам Востока!
Максим уже было открыл рот, чтобы что-то возразить, как их вдруг позвали:
- Эй, голубки, вас же ждут уже, наверное!
Максим посмотрел на друзей.
- Идем уже, свободная женщина Востока! Но мы с тобой об этом еще поговорим.
Они присоединились к компании.
Полина сидела бок-о-бок с Максимом, ела шашлык и весело смеялась над шутками ребят. Ей было так легко на душе. В самом деле, для счастья оказалось так мало нужно – любимый человек рядом, природа, хорошая компания… и шашлыки. Положительно, она чувствовала себя абсолютно счастливой!
Те же самые чувства испытывал и Максим. Еще несколько дней назад он и представить не мог, что чудеса на самом деле иногда все-таки сбываются. А вот оно, его чудо, сидит рядом с ним и весело смеется. Ему вдруг так захотелось дотронуться до нее. Он подвинулся к ней поближе и взял ее руку в свою. Их глаза встретились. «Люблю», - сказали одни. «Люблю», - ответили другие. Даже ребята вокруг как-то притихли, как бы почувствовав, что в воздухе витает чувство, имя которому Любовь!
Глава 29
- Слушайте, а айда купаться! Гляньте, водичка какая! – Перепечко вскочил на ноги.
Максим вздохнул.
- Не романтик ты, Печка, эх, не романтик! Хотя… освежиться точно не помешает. – Он взглянул на Полину и в глазах его заискрились озорные огоньки. Вот сейчас он и увидит, что за купальник она себе там купила.
Ребята в мгновение ока оказались в одних плавках. Девчонки же поднялись, но раздеваться не торопились.
- Ну, вы чего? – спросил Трофимов.
- Сухомлин, - сказала Ольга, - иди попробуй лучше, холодная ли вода.
- Так сейчас вместе все и пойдем, - не понял он.
- Короче, мальчики, - начала Полина, - вы так и собираетесь стоять и наблюдать, как мы раздеваться будем?
- Так все равно же сейчас в купальниках останетесь, - пожал плечами Синицын.
- В общем, так, - Ольга подошла к Сухомлину и развернула его лицом к реке. – Слушай мою команду! – Она обернулась к остальным парням. – К вам это тоже относится. Бесплатный сеанс стриптиза отменяется. Можете пойти сразу в воду, а можете просто посозерцать бескрайние горизонты. Все, выполнять!
С протестами, но парни все-таки отвернулись.
- Ну, что, скоро вы там? – в голосе Максима сквозили нотки нетерпения.
Перемигнувшись, девчонки жестами договорились, что делать, обошли парней с двух сторон и первыми побежали к воде.
- Ну, ни фига себе! – этой фразой Трофимов выразил всеобщее удивление и возмущение.
Не медля больше ни секунды, они все кинулись вдогонку за девчонками. Однако это оказалось не так уж просто, догнать их удалось уже у самой воды.
На бегу Максим изловчился словить Полину за руку и, дернув, развернул ее к себе, да так, что она оказалась в его объятиях. Но, не удержав равновесие, они оба плюхнулись в воду.
- Что за номера? – смеясь, спросил Максим, вдруг оказавшийся сверху на Полине.
- Какие номера? – тоже смеясь, спросила Полина. – Вообще, может быть, ты слезешь с меня и поможешь мне встать? Что народ подумает?
Максим вдруг осознал всю пикантность ситуации, почувствовал манящее тело Полины под собой, ощутил, как напряглось его собственное... Нехотя, он поднялся сам и помог подняться Полине.
- Очень жаль, что здесь вообще присутствует этот народ, - пробормотал он.
Он оценивающе оглядел ее купальник. Полина выбрала себе симпатичный купальник светло-розового цвета. Она и без того знала, что он ей идет, но, даже, если бы не знала, то смогла бы узнать это из глаз Максима, в которых вдруг зажегся огонек восхищения и желания. Он стоял, во все глаза глядя на Полину, и, в буквальном смысле слова, не мог вымолвить ни слова.
- Максим, - Полина пощелкала пальцами перед глазами у Максима. – Земля вызывает! Ну, Максим, люди же смотрят.
Она была права. Несколько пар глаз неотрывно следили за ними. Не то, чтобы им нравилось подглядывать, просто никогда еще они не видели Максима, того самого бесшабашного Максима Макарова, ведущего себя таким странным образом.
- Макс, - добавила Полина, - такое ощущение, что ты не видел меня в купальнике, да и без него, - она вдруг поняла, что сказала, зажмурилась, чтобы скрыть свое смущение, потом огляделась по сторонам, чтобы убедиться, что никто не слышал ее последних слов.
- Блин, Макаров! – разозлилась она. – По твоей милости я несу черт знает что!
Последние слова Полины окончательно вернули Максима в себя. Он развеселился.
- Что я слышу? Ольховская Полина Сергеевна – специалист по высоким материям – и так выражается.
Полина вздохнула.
- Скажи спасибо, что только так.
Его брови поползли вверх.
- А ты еще и по-другому можешь?
Она ехидно улыбнулась.
- Максик, я тебя заранее предупреждаю: лучше тебе не доводить меня до такого состояния, чтобы услышать это.
Он рассмеялся и поднял руки.
- Все, все, сдаюсь. Может, все-таки пойдем, поплаваем?
Полина хмыкнула, повернулась и начала входить дальше в воду. Какое-то мгновение Максим смотрел ей вслед, потом бросился следом.
- Эй, девушка, подождите! Куда же вы? Невежливо так заканчивать разговор.
Трофимов подплыл к Сухомлину и Ольге и кивнул в сторону догонявшего Полину Максима.
- Вон как Макара пробрало. Это точно любофф.
Сухомлин кивнул головой.
- Однозначно. Трофим, а тебе-то что? У тебя же вон, Наташка есть. И еще целый батальон девчонок из списка. – Он засмеялся. – Или тебе завидно?
Трофимов хмыкнул.
- Еще чего! А вообще, Сухой, какое тебе дело? Может, и завидно.
Он отплыл подальше, а Сухомлин с Ольгой посмотрели друг на друга.
- Чего это он?
- Понятия не имею.
Трофимов вернулся к своей девушке. «Классная девчонка!» - думал он. – «Но все равно что-то не то. Нет между нами той искры, которая постоянно пробегает между этими двумя. Блин, вот найти бы мне такое – кому, к черту, нужен был бы весь этот список?» Он опять посмотрел на этих двоих. Максим уже догнал Полину и, хотя они стояли достаточно глубоко и рук их не было видно, Трофимов понял, что Максим пытается обнять и притянуть Полину к себе. Слов их тоже не было слышно, но нетрудно было догадаться, что Полина сопротивляется, видимо, не желая привлекать к себе внимание. Наконец, они, наверное, о чем-то договорились, потому что Максим кивнул головой, а Полина улыбнулась и чмокнула его в щеку. Трофимов вздохнул, обернулся и посмотрел на свою девушку:
- Наташ, а ты могла бы меня полюбить?
Наташа удивленно раскрыла глаза.
- Саш, ты чего? Я тебя уже люблю.
- А на край света за мной бы пошла?
Наташа засмеялась.
- Трофим, ну, ты смешной такой сегодня.
Он тоже натянуто засмеялся.
- Прости, Натаха, это на меня нашло сегодня.
Он опять посмотрел на Полину с Максимом и вздохнул. А вот Полина бы за Макаром, скорей всего, пошла. Это видно по ее глазам.
Глава 30
Когда все вышли на берег, ни от кого не ускользнуло, с какой заботой и нежностью Максим взял полотенце, накрыл им Полину, да так и остался стоять, приобнимая ее за плечи.
- Не хочу, чтобы ты замерзла и заболела, - проговорил он.
- Максим, - она укоризненно посмотрела на него, - ну, что ты со мной, как с маленькой?
Максим улыбнулся и прошептал ей в ухо:
- А ты и есть маленькая, моя маленькая…
Полина почувствовала, как ее щеки заливает краска. Ей вообще было не свойственно показывать свои чувства на людях, а сейчас, когда Максим, для которого, казалось, не существует никого вокруг, кроме них двоих, так открыто проявлял свои, она вообще чувствовала себя не в своей тарелке.
- Макс, - она повела плечами, сбрасывая его руки, - все, забирай полотенце и сам вытирайся.
Максим пожал плечами.
- Как скажешь, Поль, как скажешь…
Мальчишки переглянулись между собой. Такого Макарова они не видели еще никогда. Кто бы мог подумать, что человек может так измениться? Наверное, он и вправду очень ее любит.
Все опять расселись по своим местам. Перепечко довольно потер руки:
- Ну, что, еще по шашлычку?
Все засмеялись.
- Блин, Печка, все бы тебе есть, - сказал Трофим. - А вообще, я, наверное, тоже не откажусь.
- Да никто не откажется, - поддержал Сухомлин. – Соболь, наливай…
Шашлычки под водочку да хорошая компания – что еще нужно, чтобы почувствовать себя счастливым? Всем хватало и этого.
- Илюха, - обратился Максим к Синицыну, - а ты гитару с собой брал?
Тот кивнул головой:
- Конечно.
- Так, может, споешь что-нибудь душевное?
- А почему бы и нет? – он потянулся за гитарой.
Он пел разные песни: и про жизнь, и про войну, и про друзей… Ксюша придвинулась к нему поближе и обняла за шею:
- Илюша, а давай что-нибудь про любовь. Романтики хочется. Да, девчонки?
Конечно же, девчонки были согласны.
Илья улыбнулся и запел. Песни, в общем, были с незамысловатым текстом, но такие душевные и трогательные, что все невольно поддались этому романтическому настроению. Даже Полина, забыв о своем нежелании проявлять чувства на людях, позволила Максиму обнять себя за плечи и доверчиво склонила свою голову ему на плечо. В его объятиях было так тепло и уютно. А он сидел, держа ее в своих объятиях, и боялся спугнуть момент. Весь день она была насмешливой и колючей, весь день старательно избегала его объятий и прикосновений, не желая привлекать к себе внимание, и вдруг теперь сидит, уютно устроившись в его объятиях, такая теплая и податливая, и даже не делает попытки убрать его руки или отстраниться. Ему вдруг так захотелось поцеловать ее. Он понимал, что он может все испортить, что она может рассердиться, в общем, что, скорей всего, этого делать не стоит, но… желание было сильнее его. Он взял ее за подбородок, заглянул в глаза, и осторожно поцеловал. И… не встретил сопротивления. Стоило его губам коснуться ее губ, как оба почувствовали, что этого явно недостаточно. Больше уже не обращая внимания на присутствующих, Полина и Максим начали жадно целоваться. Его язык скользнул ей в рот. Она обвила руками его шею...
 Когда поцелуй, наконец, закончился, они поняли, что больше не слышат звуков гитары и Илья больше не поет. Взволнованные и смущенные, они огляделись вокруг. Все их друзья сидели и, как зачарованные, смотрели на них. Ребята понимали, что так нельзя, что нужно сделать вид, что ничего не происходит, но… просто не могли отвести глаз от этой пары. Полина и Максим одновременно смущенно улыбнулись.
- Упс, - проговорил Максим. – Короче, пацаны, концерт окончен. Уроки поцелуев больше не даем.
Все засмеялись.
- Да уж, Макар, - проговорил Сухомлин. – С вами точно не соскучишься.
Полина не просто покраснела, она стала пунцовой. Торопливо освободившись из рук Максима, она пробормотала «Простите», встала и быстрыми шагами направилась к лесу.
- Полина! – Максим вскочил.
- Макар, стой!
Это был Сухомлин. Максим обернулся.
- Ну, чего?
- У вас что, прямо так все серьезно?
Не колеблясь ни секунды, Максим кивнул головой:
- Серьезнее некуда.
Он бросился вслед за Полиной.
- Да, пацаны, - протянул Сухомлин, - кто бы мог подумать? Ну, то, что Макар по Полине сохнет – это мы давно знали. Правда, он же потом с Риткой встречался. Вон какие у них баталии были, - он глянул на Соболева. - Я думал, он о Полине и знать давно забыл.
Синицын улыбнулся.
- Как видишь, не забыл.
- Вижу. Странно другое. Откуда здесь вообще взялась Полина? Она же, вроде бы, вообще из города уезжала. А теперь вдруг… Да еще и с Макаром. Она же всегда такая серьезная была, строгая. Он же к ней вообще подступиться не мог.
Трофимов ухмыльнулся.
- Ну, не скажи. Вспомни, сколько раз она его после урока оставляла. «Суворовец Макаров, останьтесь!».
- Не гони, Трофим! – вмешался Синицын. – Ну, оставляла. Так не для того же, что ты подумал. Он же ее достать всегда пытался, вот она и хотела его образумить.
Трофимов рассмеялся.
- Ага, вот он и достал!
Синицын нахмурился.
- Ну, ты и кретин, Трофим!
- Синица, ты че? – возмутился Трофимов.
- Да ниче! Почему бы просто не порадоваться за них?
Ксюша теснее прижалась к Синицыну и улыбнулась.
- Мальчики, а и, правда? Он же друг ваш!
Остальные девчонки просто молчали.
- Ага, друг! Что ж он молчал об этом? Почему не рассказал?
Синицын покачал головой.
- А он, что ли, все рассказывать должен? Да еще и в подробностях?
Трофимов насупился и замолчал.
- Все-таки странно все это, - спустя какое-то мгновение опять заговорил Сухомлин. – Она ж училка наша была, и вдруг… Она же старше нас гораздо!
Теперь уже вмешалась Ольга.
- А, по-моему, отличная девушка! Прямо, гораздо! Сколько разница-то? Лет семь? Максимум, восемь? У моих родителей друзья есть. Так у них лет 10 разница. Прекрасно живут, двое детей.
Трофимов ухмыльнулся.
- Детей! Оль, ты че? Нам же только по восемнадцать! Причем, еще даже не всем.
Синицын пожал плечами.
- Ну, и что? Ты же слышал, что Макар серьезно на женитьбу настроен.
Ксюша кивнула головой.
- И с Полиной они друг друга любят. Это сразу видно.
Трофимов опять ухмыльнулся.
- Любят, это точно. Мы все были этому свидетелями. Интересно, у них только поцелуи еще, или Макар её уже и дальше достал?
- Трофим, заткнись, а? Тебе какое дело? – предупреждение Синицына прозвучало тихо, но зловеще.
Трофимов сразу же замолчал.
Синицын озабоченно глянул в сторону леса.
- Надеюсь, он ее догнал и у них все в порядке.
Да, Максим догнал Полину. Уже в лесу, куда она шла, не останавливаясь и не обращая внимания на то, что он ее звал. Он схватил ее за руку и развернул к себе.
- Полин, ну, ты что? Что случилось?
Она не ответила. Просто стояла, не поднимая головы, и молчала. Он протянул руку и за подбородок поднял ее голову. В ее глазах блестели, готовые скатиться, слезы.
- Поль, ну, что случилось?
- А ты не понимаешь? – с трудом сдерживаемые слезы все-таки скатились по щекам. – Не понимаешь, как я себя чувствую, после того, что только что произошло? Твои друзья… они так смотрели на нас…
Максим не смог сдержать улыбку.
- Да уж, мы их удивили.
- Удивили… Не представляешь, как я себя сейчас чувствую... Как мне стыдно… Как я вернусь назад?..
- Полин, - он обнял ее и притянул к себе. – Ну, что ты так все драматизируешь? Ну, поцеловались... Ну, прости, меня, ладно? Я виноват. Не сдержался. Но ты сама виновата. Когда ты вот так близко ко мне, я совсем теряю голову. Я вообще забываю о том, что мы не одни, что рядом есть кто-то еще, - он замолчал на мгновение, потом продолжил. – А здесь еще этот Синицын со своими романтическими песнями… Ну, просто все против меня!
Полина подняла голову и сквозь слезы улыбнулась. Максим удовлетворенно кивнул головой:
- Это очень хорошо, что ты улыбаешься, но вот если бы ты еще и не молчала. Скажи, у меня есть шанс, что ты меня простишь?
Глядя на него своими большими, блестящими от слез, глазами, она кивнула головой.
Максим улыбнулся.
- И ты на меня больше не сердишься?
Она покачала головой.
- Вот и чудненько. А теперь давай высушим твои слезы и пойдем назад, хорошо?
Пальцами он вытер ее слезы, потом коснулся губами ее глаз, щек. Его взгляд упал на ее приоткрытые губы и… он опять не смог удержаться. Теснее прижав ее к себе, он накрыл ее губы своими и все – они оба опять потеряли головы. Еще минуту назад огорчавшаяся по поводу случившегося, Полина обвила руками шею Максима и, казалось, вся растворилась в поцелуе.
… Он просто сводил ее с ума движениями языка, которые не прекращались, пока не изучили каждый изгиб и впадинку ее рта. Затем он вдруг заполнил весь ее рот, и она глухо застонала, перебирая его волосы пальцами и притягивая его голову все плотнее.
- Полин… - шепнул он еле слышно. – Я так больше не выдержу… Если мы не остановимся прямо сейчас, то сожалеть придется о гораздо большем, чем о поцелуе… Ты не представляешь, как я хочу тебя…
Полина почувствовала, как гулко забилось и без того готовое выпрыгнуть сердце. Нет, нужно остановиться. В нескольких минутах от них сидят его друзья. Вдруг им придет в голову пойти их поискать. Тогда она со стыда точно умрет на месте.
Она провела рукой по лицу Максима, поцеловала его в щеку и освободилась из его объятий.
- Идем, Максим. Нас друзья твои ждут.
К ребятам они вышли вместе, держась за руки и улыбаясь.
- Ребят, вы простите нас, ладно? – краснея и смущаясь, проговорила Полина. – Не знаю, что на меня нашло.
- Да и вы нас простите, - улыбаясь, ответил Синицын. – Глупо все как-то вышло. Не берите в голову, ладно?
Полина оглядела ребят. Они сидели и улыбались. Она тоже улыбнулась.
- Ребят, вы такие хорошие. Я рада, что у меня будут такие друзья.
- Ну, почему будут? – удивился Сухомлин. – Уже есть. Да? – Все дружно кивнули. - Короче, проехали. Давайте, садитесь, я требую продолжения банкета.
Глава 31
Оставшееся время пролетело для всех незаметно. Когда они уже собирались, Максим шепнул Полине:
- Надеюсь, как-нибудь мы вернемся сюда одни. И тогда нам уже никто не помешает.
Полина зарделась:
- Максим…
Максим засмеялся:
- Что? Я же ничего такого не сказал. Ты сама себе все додумала!
Полина тоже засмеялась и негромко произнесла:
- Да уж, Макаров, с тобой я себя просто не узнаю. Аж самой стыдно, какие мысли меня порой одолевают.
- Так, так, так, - заинтересовался Максим. – С этого места, пожалуйста, поподробнее.
- Не дождешься, - не переставая смеяться, проговорила Полина. – И вообще, не отвлекайся. Не заставляй людей ждать.
Вся компания дружно вышла на остановку и, договорившись о следующей встрече в кафе и попрощавшись, все отправились по домам.
В автобусе Полина позволила Максиму обнять себя за плечи и доверчиво склонила голову ему на плечо. Она даже немного задремала, а он сидел, вдыхал аромат ее волос и даже боялся пошевелиться, чтобы ее не разбудить. Когда они подъехали к ее остановке, Максим легонько потряс ее за плечо:
- Полин, просыпайся, приехали.
Она открыла глаза и улыбнулась.
- Так бы и ехала, куда глаза глядят. У тебя на плече так уютно.
В его глазах зажглись огоньки.
- Мое плечо всегда в твоем распоряжении, радость моя, и не только плечо.
Полина засмеялась.
- Эх, Макаров, Макаров, вечно ты о чем-то таком думаешь.
Они поднялись к ее квартире, Полина открыла дверь, обернулась к Максиму и ухмыльнулась:
- Ну, что, Максик, спасибо за отличный день. Мне так хорошо давно не было. И спасибо за то, что провел меня. До завтра? – она старалась говорить серьезно, но глаза ее смеялись.
Брови Максима удивленно поползли вверх.
- До завтра? Полин, ты что такое говоришь? – он втолкнул ее в квартиру, ногой захлопнул дверь, прижал ее к стене и горячо заговорил: - весь день ты сводишь меня с ума, то дразня, то целуя, то отталкивая, а теперь говоришь «до завтра»? Прости, но… - Он крепко поцеловал ее, наслаждаясь вкусом ее губ. Полина приоткрыла рот и страстно ответила на его поцелуй.
- Неужели я на тебя так сильно действую? – попыталась пошутить она, когда он оторвался от ее губ.
- Действуешь? – он усмехнулся. - На меня сильно действует вот это, - пробормотал он, проводя языком по ее ушной раковине. - И это, - он покрывал быстрыми летучими поцелуями ее лицо. - И это, - его губы спускались ниже. - И это, - он, наконец, достиг ее груди. Одной рукой он на секунду мягко накрыл ее грудь, затем стал гладить ее живот, затем - бедра, там, где они плавно переходили в ноги. - И это, - плотнее прижав ладонь к ее телу, он словно лепил ее, с безошибочной точностью следуя изгибам этого восхитительного тела.
Она задрожала. Словно фонтан страсти забил, забурлил — она поддалась неудержимому желанию. Она прильнула к нему всем телом, крепко обняв за шею.
Взяв ее за плечи, он отстранился и заглянул в глубину ее глаз. – Так что, золото мое, до завтра?
Он прижалась к его губам и сама потянула его в спальню…
… - Макс, а ты… тебе не кажется, что с моей стороны безнравственно так откровенно себя вести? По твоему, я порочная женщина? – спросила вдруг Полина, когда они, разгоряченные и удовлетворенные, лежали, глядя в глаза друг другу.
Максим рассмеялся.
- Полин, ну, ты даешь. С чего вдруг такие мысли?
- Ну, порядочные девушки себя так не ведут, наверное. Сама затянула тебя в постель…
Максим усмехнулся.
- Заметь, не без моей помощи…
- Все равно.
- Знаешь, я не знаю, как должны вести себя порядочные девушки, но, если вы, Полина Сергеевна, порочная женщина, то я люблю именно порочных. Я тебя люблю, Поль.
Полина повернулась и притянула его за шею к себе.
- Тогда да здравствует порок! Поцелуй меня, Макаров!
Максима не нужно было просить дважды.
Глава 32
Полину разбудил приятно щекочущий запах кофе. Открыв глаза, она увидела склонившегося над ней и широко улыбающегося Максима с чашкой кофе в руках, которой он водил перед ее носом.
Она улыбнулась.
- Ты что делаешь?
Его улыбка стала еще шире.
- Эксперимент провожу. Интересно стало, правда, запах кофе может разбудить или нет?
Полина развеселилась.
- Ну, и как?
- Ну, ты же проснулась. Значит, правда.
- Максим, детский сад!
Максим рассмеялся.
- Ну, прямо, детский сад! – Он слегка поклонился и протянул ей чашку. – Ваш утренний кофе, сударыня!
Завернувшись в покрывало, Полина села на кровати и взяла в руки чашку.
- Зачем покрывало-то? – запротестовал Максим. – Лишаешь меня сказочной возможности понаблюдать за обнаженной женщиной, пьющей кофе.
Полина засмеялась.
- Фу, Максим, какой ты распущенный! Нужно срочно заняться твоим воспитанием.
- Ну, так займись. Ты же у нас педагог.
- Остри, остри, остряк! – Она понюхала кофе. – Какой аромат! А я и не знала, что ты кофе варить умеешь.
- Представь себе! – гордо сказал Максим. – Причем, многие говорят, что отличный кофе!
Она подмигнула.
- Врут, наверное! – она сделала глоток. – Нет, все-таки правду говорят. Спасибо. Очень вкусно! А ты почему не пьешь?
- Я пью. Сейчас только из кухни принесу. Момент, - в мгновение ока он вернулся с чашкой кофе для себя, уселся рядом с Полиной и тоже отхлебнул. – Надо же, и, правда, ничего.
Полина сделала еще глоток и посмотрела на безмятежно сидящего Максима. Не хотелось начинать, но тянуть, в общем, тоже нельзя. Она вздохнула.
- Максим, мне уезжать пора…
Максим чуть не поперхнулся кофе.
- Как уезжать? Куда? Зачем?
- Мне дела уладить нужно.
- Не понимаю. Какие дела?
- Ну, помнишь, я тебе говорила, что я в отпуске? Так вот отпуск через неделю с небольшим заканчивается. Мне нужно уладить дела на работе.
Максим сидел и, не мигая, смотрел на Полину. Она уезжает, она опять уезжает. Сказка закончилась. Здравствуй, жестокая действительность.
Полина увидела, как изменилось выражение его лица. Она догадалась, о чем он думает.
- Максим, - она легонько потрясла его за плечо. – Ну, что ты так смотришь? Ты что? Мне уволиться нужно, слышишь, уволиться. – Последнее слово она произнесла по слогам.
До Максима дошел смысл сказанного, его глаза оживились.
- И ты вернешься?
Она улыбнулась.
- Конечно! А ты что подумал?
Максим с облегчением выдохнул.
- Ты обещаешь?
Она засмеялась, подняла руку вверх и произнесла:
- Торжественно клянусь!
Максим тоже улыбнулся.
- Верю. Но… - он заглянул ей в глаза. – Никто и ничто не заставит тебя там остаться?
Она покачала головой.
- Никто и ничто. К тому же, мне есть куда и к кому возвращаться. – Она потянулась к нему, поцеловала в щеку и заглянула в глаза. – Ты мне веришь?
Он сглотнул и кивнул головой.
- Все в порядке?
Он опять кивнул головой.
- Вот и хорошо.
- Полин, а ты когда едешь?
Она пожала плечами.
- Еще не знаю. Сегодня нужно съездить на вокзал. На когда билеты возьму.
На мгновение он задумался, потом с жаром проговорил:
- Я с тобой поеду.
Она покачала головой.
- Нет, Максим, я поеду одна. А ты останешься здесь.
- Но почему?
- Потому что так надо.
- Но почему? – почти закричал Максим.
- Да потому! Потому что, во-первых, ты живешь с родителями. Забыл? Поверь мне, они очень волнуются, думая, где их сын и что делает. А, во-вторых, и это самое главное, идет вступительная кампания. Ты, похоже, о ней и не собираешься помнить. Но я помню. Тебе нужно поступать: сдавать документы, идти на экзамены. Я надеюсь, пока меня не будет, ты именно этим и займешься.
- Это может подождать!
Она перебралась к нему поближе, взяла за руку и прижалась к нему.
- Ну, Максим, ну, ты же прекрасно сам понимаешь, что это не может подождать. Тебе нужно успеть в срок сдать документы и экзамены. Я не хочу, чтобы твои родители, да и ты сам в будущем, обвинили меня, что из-за меня у тебя что-то не так сложилось. Хорошо?
Ответа не последовало.
- Ну, Макс… Я буду отсутствовать не так уж долго.
- Сколько? – его голос звучал глухо.
- Пару недель, не больше. Честное слово! – Она за подбородок повернула к себе его голову. – Потерпим?
Он слегка улыбнулся.
- Вариантов, как я понимаю, нет.
Она согласно кивнула головой.
- Правильно понимаешь. Ты мне обещаешь, что за это время сдашь документы, а еще лучше – экзамены, если получится?
Он вздохнул.
- Обещаю.
- Вот и прекрасно. – Она чмокнула его в губы. – А, кстати, ты уже решил, куда поступать будешь?
Он усмехнулся и оглядел ее, сидящую рядом с ним, завернутую в одно тонкое покрывало и такую доступную, потом провел рукой по ее щеке, шее, обнаженному плечу.
- По правде говоря, некогда было!
- Максим… - она предупреждающе посмотрела на него. – Не начинай!
Он потянул за край покрывала, в которое она была завернута.
- Прости, но ничего не могу с собой поделать. Я же тебя честно предупреждал, что, когда ты вот так близко, я теряю голову.
- Ну, что ж, придется отсесть. – Она собралась вставать, но Максим сразу же схватил ее за руку.
- Стоп! Не так быстро! Ладно, я еще точно не решил, но… возможно, я пойду на компьютерные сети и системы.
Глаза Полины расширились от удивления.
- Ты еще и в компьютерах разбираешься? Никогда бы не подумала.
- Ну… - Максим замялся. – Разбираюсь – это сильно сказано, но на элементарном уровне чего-нибудь запрограммировать могу. Вообще, мне это нравится. И к тому же, компы – это профессия номер один в будущем. Ты разве не слышала? А мне еще семью кормить! – он ухмыльнулся.
Полина хмыкнула.
- Надо же, какой основательный молодой человек.
Максим глянул в упор ей в глаза.
- И не говори! Цени, какое счастье тебе досталось! Перспективный, основательный, и, главное, - он ухитрился и стянул с Полины покрывало, закрывающее ее, - всегда добивается поставленных целей!
Она попыталась было возмущаться, но Максим закрыл ей рот поцелуем, погасив готовые вырваться наружу возгласы возмущения. Через мгновение он опрокинул ее на спину, а сам осторожно лег сверху.
Нежно, но в то же время решительно он взял в руку оба ее запястья и поднял руки Полины над головой. Теперь ничто не мешало ему любоваться ее наготой. Он даже сдул непослушную прядь волос, которая упала ей на лицо. Его теплое дыхание приятно защекотало ей кожу. Вот Максим провел указательным пальцем по внутренней стороне ее руки к груди, и Полина вся затрепетала, отвечая на эту ласку. Ее бедра непроизвольно раздвинулись и придвинулись к его ногам. Это движение свело на нет все ее возражения.
Все, о чем они говорили только что, вылетело у нее из головы…
Глава 33
- Максим, я в душ, а ты пока можешь еще понежиться в постельке… - Полина улыбнулась. – Но потом придется тебя выгонять, а то, по своей воле, ты уходить, похоже, не собираешься.
Максим лениво потянулся.
- Мне и здесь хорошо, радость моя. Куда уходить-то?
Полина нахмурилась.
- Максим, ну, что ты черствый такой? Маме-папе «Здрасте» сказать не хочешь? А то они скоро совсем забудут, как сын родной выглядит.
Максим хмыкнул.
- Маме хочу. А вот папе… Знаешь, раньше я его тоже редко видел – и это его несильно заботило. Теперь моя очередь. К тому же, мы же с тобой не с ними вместе жить будем. Я уже взрослый птенец – пора и из гнезда.
Полина пожала плечами.
- Ну, смотри, птенчик, смотри. Но пока что мы с тобой еще не вместе живем. Так что придется тебе все-таки навестить отчий дом.
Она развернулась и через мгновение Максим услышал, как закрылась дверь ванной комнаты. Он сел на постели. Внутри зарождалась какая-то смутная тревога. Вот только почему? Ведь все было просто замечательно. Он тряхнул головой. Нет, бред все это. Просто он нервничает перед грядущим отъездом Полины.
Тишину разорвал звук телефона. Максим огляделся по сторонам. Звонил мобильный Полины, лежащий на столике. Странно, за все то время, пока они вместе, он не звонил ни разу. Максим перебрался через постель и дотянулся до телефона. «Вадим звонит», - сообщал дисплей. Вадим… Интересно, кто такой этот Вадим. Знакомый, друг, родственник? Палец сам собой потянулся к кнопке вызова, но Максим остановил сам себя. Это не его дело. Это личная жизнь Полины. Он вздохнул, положил телефон обратно на столик и вернулся на свое место. Телефон все звонил и звонил, а Максим, не двигаясь, смотрел на него, словно гипнотизируя. Наконец, этот звук оборвался. Максим с облегчением вздохнул. Через несколько минут из ванной вышла Полина.
- Мне показалось или звонил телефон?
Максим кивнул головой:
- Звонил. Твой.
В то время, как Полина шла проверять, кто звонил, Максим пристально за ней наблюдал в надежде прочесть что-нибудь по ее лицу. Нет, выражение ее лица не изменилось, значит, можно расслабиться. Просто какой-нибудь знакомый.
На всякий случай он все-таки спросил:
- Что-нибудь важное?
Полина пожала плечами.
- Да нет. Потом, может, перезвоню.
Все, можно забыть. Но почему же где-то там, глубоко, это гложет и не дает покоя? Он встал с постели.
- Я тоже в душ схожу.
«Может, холодная вода вымоет эти странные мысли из моей глупой башки», - добавил про себя.
Полина согласно кивнула.
- Давай. А я пока завтрак приготовлю. Не проголодался?
Он подошел и обнял ее за талию.
- Очень проголодался. Утолишь мой голод? – улыбаясь, он потянулся к ее губам.
Полина чмокнула его в губы и со смехом выскользнула из его объятий.
- Что ж ты ненасытный такой? Утолю, Максик, утолю. Как минимум, яичницу приготовлю. Все, иди.
Стоя под струей воды, Максим пытался выбросить, просто вымыть одолевающие его тревожные ощущения. Жизнь прекрасна! Лучше просто быть не может! Так что же ему не дает покоя? Ему показалось или Полина разговаривает по телефону?
Когда спустя какое-то мгновение он вышел из душа, Полина спокойно готовила завтрак на кухне. Значит, показалось. Макаров, пора завязывать с этой глупой ревностью.
Не удержавшись, он подошел к ней сзади и обнял.
- Вся такая теплая, такая нежная, такая… моя, - проговорил он.
Полина повернулась у него в руках.
- Максим, ты что? – удивленно спросила она.
- Полин, - ему трудно было говорить, но он должен был спросить, - ты же… моя?
Полина заглянула в ставшие вдруг такими глубокими глаза и… утонула. Она проглотила подступивший к горлу комок…
- Твоя… - обвила руками его шею и всем телом прижалась к тому, кого любила больше всего на свете. Так они и стояли, тесно прижавшись друг к другу и боясь даже пошевелиться, чтобы не спугнуть вдруг это хрупкое счастье, дарованное им судьбой. Прошло несколько минут, а, может быть, вечность… Максим слегка ослабил объятия и заглянул ей в глаза.
- Полин, прости, я так не хочу, чтобы ты уезжала…
- Ну, Максим, - она погладила его по щеке, - я тебе обещаю, все будет хорошо. Ну, Макс, - она улыбнулась, - ты должен мне верить. Я старше, я больше знаю.
Он засмеялся.
- Ну, раз ты с высоты своего опыта так говоришь… Давай поедим, что ли?
Он облегченно вздохнула.
- Давай.
Глава 34
Первым вопросом Максима, когда он пришел вечером, был вопрос о ее отъезде.
- Ну, так что, когда ты едешь?
Полина прикусила губу и опустила глаза.
- Завтра, - выдохнула она.
- Завтра? – Максим нахмурился. – Уже? Так скоро?
Полина кивнула головой.
- Я думаю, лучше с этим не затягивать. К тому же, - она подняла голову и попыталась улыбнуться, - чем скорее я все закончу, тем скорее вернусь обратно.
Он кивнул головой и тоже попытался улыбнуться.
- Знаешь, ты еще не уехала, а я уже по тебе скучаю, - неожиданно признался он.
Полину настолько тронуло это бесхитростное признание, что Максим вдруг увидел, как подозрительно заблестели ее глаза.
- Максим… - она кашлянула, прогоняя эти неожиданные слезы, - я и так не хочу никуда ехать. Пожалуйста, давай не будем усложнять для меня эту задачу еще больше, хорошо? В конце концов, это всего лишь две недели, а, если все пойдет нормально, и того меньше.
- Поль, прости, а? Я совсем не хочу ничего усложнять, просто.. А, ладно, у нас остался всего один вечер. Давай и, правда, проведем его, ничем не омрачая. Может, пойдем погуляем?
Полина улыбнулась.
- Пойдем.
Они вышли из дома, Максим обнял ее за плечи и, не обращая ни на кого внимания, они медленно пошли в парк. По дороге Максим купил Полине цветы.
- Максим, ну, зачем?
Максим улыбнулся.
- Как это, зачем? Мы же на свидании? Кавалер просто обязан подарить даме цветы. Прекрасные цветы для прекрасной дамы. Самой прекрасной дамы на свете!
- Максим… - она просто не находила слов.
- Полин, если я тебя сейчас поцелую, ты не рассердишься?
Этот вопрос стал для Полины явной неожиданностью.
- Макс, а что это ты такой нерешительный? С каких пор тебе для этого требуется мое разрешение?
- Ну, я же знаю, что ты не любишь, когда я целую тебя на людях… А сегодня я делаю все, как хочешь ты. Сегодня твой вечер, Полина, - он взял ее за талию и повернул к себе. – И я тоже… твой.
- Ну, тогда, - Полина обняла его за шею, - Максик, я разрешаю тебе делать то, что ты хочешь. И ну ее к черту, эту мою стеснительность.
Другого приглашения Максиму не требовалось. Он сгреб ее в охапку и припал губами к ее губам. Поцелуй был сначала нежным, осторожным, но потом он стал более властным, более настойчивым. Губы Полины с готовностью открылись, приглашая его внутрь. Их языки переплелись, и по телу Полины стремительно пронеслась жаркая волна. Так, как ее целовал Максим, ее еще никто никогда не целовал…
… Этот вечер и эта ночь всецело принадлежали им, что бы там ни сулило будущее. Еще одна ночь безмятежного счастья — разве этого мало?
Максим медленно снимал с нее одежду, любуясь ее гладкой кожей и совершенными формами женщины. Он смаковал это зрелище, подобно тому, как знаток тонких вин разглядывает на свет бокал вина редчайшей марки. Вскоре к его глазам присоединились руки.
- Ты прекрасна, - проговорил Максим, наклоняясь и поочередно целуя ее груди - медленно и нежно. Зачем торопиться? В их распоряжении - целая ночь. Затем он вернулся к ее губам и ей пришлось крепко ухватиться за его плечи, чтобы не упасть в бездонную сладкую пропасть, которая, казалось, разверзлась под нею.
- Полина, милая… - его слова были едва различимы, поскольку его рот уже исследовал шею женщины. Затем наступила очередь ее груди.
- Еще, еще… — взмолилась Полина, когда его губы покинули ее соски, но эта мольба осталась неуслышанной. Губы опускались ниже, наконец, достигли нижней части ее живота.
- Максим… — выдохнула она, ощутив жар его поцелуев. Так ее никогда прежде не целовали.
- Полина, я так тебя люблю… - он накрыл ее своим телом и она все таки упала в ту пропасть…
Когда все закончилось, они еще долго неподвижно лежали в объятиях друг друга, слитые в единое целое.
- Я не хочу тебя отпускать, - проговорил Максим, уткнувшись ей в волосы. – Слышишь, не хочу.
Глава 35
… - Александр Михайлович! Кадочников на проводе!
- Да, Паша, говори, что случилось?
- Эта Ольховская, похоже, уезжать куда-то собралась. Они с парнем на вокзале стоят! Что мне дальше делать?
Помощник мэра всполошился:
- С парнем, говоришь? Он что, тоже уезжать собрался?
- Кажется, нет. Сумка только одна. Он ее провожает, наверное.
- Паша, да ты что? Что значит «кажется», «наверное»? Узнай все точно!
- Слушаюсь… – виновато проговорил Паша.
- Значит, так, если окажется, что они едут вдвоем, звони немедленно мне. Будем решать, что дальше делать. Если одна – бери билет на тот же поезд… Я сказал, на тот же поезд! - прервал он пытающегося что-то сказать Пашу. – Езжай следом, а дальше ориентируйся по ситуации. Если что, сразу же докладывай!
- А сколько мне там оставаться?
- Сколько нужно будет! – рявкнул помощник. – Пока она не вернется.
- А если не вернется?
- Вот это ты и должен выяснить! Если нет – через пару недель решим, что делать. Все, отбой!
Александр Михайлович положил трубку и тихо выругался. Ну, вот нужна она ему, эта Ольховская? У него своих дел, что ли нет? Да и противно было ему это поручение. Макс ему нравился, но попереть против воли мэра он тоже не мог. В конце концов, чего он добьется? Только работу потеряет, причем неплохую. А толку? Мэр наймет кого-нибудь еще, и тот уж точно не окажется таким щепетильным. Хоть бы ничего такого за этой Ольховской не оказалось! Макс положил столько сил, чтобы добиться ее. И ведь таки добился! Будет очень обидно, если все так закончится. Он хмыкнул. Надо что-то делать, а то он что-то становится слишком сентиментальным…
… - Максим, мне пора… - Полина, наконец, подняла глаза, которые все время опускала. Она так не хотела, чтобы Максим видел ее слезы, заполнившие их. Но одна слезинка все-таки не удержалась и скатилась вниз по щеке.
- Полин, ты плачешь?..
Она попыталась улыбнуться.
- Не обращай внимания. Я всегда плачу, когда куда-нибудь еду. Даже, если точно знаю, что завтра вернусь.
- Ну, что ты, глупенькая? – он стер ее слезинку пальцем, обнял за плечи и прижал к себе. – Ты же сама сказала: все будет хорошо. Мы оба будем настолько заняты, что даже не заметим, как пролетят эти две недели. Да?
Она кивнула головой, уткнувшись ему в плечо, и повторила:
- Все будет хорошо.
- Ну, все, идем, - Максим выпустил Полину из объятий, подхватил сумку, взял ее за руку и повел к вагону.
- Как только приедешь, сразу же позвони. Хорошо?
Она кивнула головой.
- Да.
- Полин, я тебя люблю, - он прижался к ее губам долгим поцелуем, потом помог зайти в вагон и подал сумку. – Я тебя очень жду.
Он сделал глубокий вдох и выдох, пытаясь загнать подальше подступившие слезы. Мужчины не плачут!
Перед одним из окон вагона Полина остановилась, прижалась к нему лбом и прошептала: «Я тебя люблю!» Максим прочитал это по ее губам, улыбнулся, помахал рукой и прокричал:
- Я тебя тоже очень люблю!
Все. Поезд начал движение и спустя несколько мгновений Максим увидел только его хвост.
- Все будет хорошо, - проговорил он, как заклинание, - все будет хорошо.
Глава 36
Максим открыл дверь в квартиру и зашел. Из комнаты доносились голоса. Он заглянул, чтобы поздороваться. Отец, увы, тоже оказался дома, а он так надеялся, что тот, как всегда, будет занят своей работой.
- О, мать! Смотри, кто к нам пожаловал! – Петр Иванович насмешливо посмотрел на сына. – Чем обязаны такой честью?
- Привет! - ответил Максим. – Ты о чем?
- Ну как же! Ты у нас в последнее время не такой уж частый гость. Мы с матерью уже бояться начали, что ты и адрес-то свой скоро забудешь, не говоря уж о матери с отцом.
Максим в упор посмотрел на отца.
- Очень смешно!
- Нет, так ты все-таки ответь. Кого же нам благодарить за то, что мы имеем честь лицезреть тебя? Неужто тебя твоя Полина прогнала?
Максим вздохнул.
- Ей нужно было уехать.
- Да ты что? – Петр Иванович даже не пытался скрывать радости в голосе. – Надеюсь, навсегда?
Максим хмыкнул.
- Не надейся. Вообще, извини, я сегодня не настроен с тобой пререкаться. У меня голова болит.
- Максим, сынок, - забеспокоилась мать, - ты что? Что с тобой? Ты не заболел?
- Мам, не беспокойся. Все нормально. Устал просто. Я посплю пойду, ладно?
- Конечно, сынок, конечно.
- Макс… - начал говорить Петр Иванович, но мать его сразу же прервала:
- Петя, оставь его. Пусть идет.
Максим с благодарностью взглянул на мать и улыбнулся.
- Спасибо.
Он зашел к себе в комнату и упал на кровать. Две недели начали свой отсчет… Где же ему взять силы, чтобы пережить это ожидание? Он достал телефон и с тоской посмотрел на дисплей. Когда же позвонит Полина? Как она там? Что сейчас делает?
Телефон в руке зазвонил. «Полина звонит» - сообщила надпись. Не может быть!
- Полина, солнце мое! - закричал он. – Ты где? Ты что, уже приехала? Так быстро?
- Максим, - смеясь, проговорила Полина. – Ты мне слово дашь вставить?
- Ой, Поль, прости, пожалуйста, - он тоже засмеялся. – Я просто так рад тебя слышать! С тобой все в порядке?
- В порядке, Максим, в порядке. Нет, я еще не приехала. Просто… сижу здесь одна в купе… - Она огляделась, поежилась. - И очень захотела услышать твой голос.
Максим улыбнулся.
- Умница, что позвонила. Я как раз о тебе думал.
- Правда?
- Правда. – Он помолчал. – Полин, я тебя люблю.
Полина улыбнулась.
- Знаешь, мне именно этого сейчас и не хватало. Спасибо. Максим?..
- Да, Полин.
- Я тебя тоже люблю. Все, пока! Когда приеду, я тебе еще обязательно позвоню.
- Я жду, Поль, очень жду. Целую.
Он отключился, опять упал на кровать и улыбнулся. Как мало надо человеку для счастья. Всего лишь услышать ее голос – и вот, ты уже счастлив! Ну, почти.
Продолжая улыбаться, Полина отложила телефон в сторону. После того, как она услышала голос Максима, ей стало действительно легче. Скорей бы утрясти все дела, уволиться – и назад, к нему. К Максиму. На ее лице появилось мечтательное выражение. Максим… Макс… Максик… Как долго она запрещала себе даже мысленно произносить его имя. Как долго бежала от него, а, главное, от себя. А зачем? От судьбы ведь все равно не убежишь. Жалко только, что она так поздно поняла, что именно он, Максим, и есть ее судьба. Интересно, а если бы поняла раньше, изменилось бы что-нибудь? Ведь и сейчас то, что они вместе, сопряжено с кучей проблем, а что было бы тогда? Нет, она была права, когда говорила, что ничего хорошего из этого не получилось бы. Перед глазами прокрутилась вся их история:
… «Суворовец Макаров, вы что сейчас сделали?» - «Поцеловал девушку, которая мне нравится»…
… «У меня есть товарищ… Так получилось… В общем, он влюбился в свою учительницу.» - «Ну, это случается иногда в старших классах.» - «Нет, вы не понимаете. Он не может без нее. Он не знает, куда себя деть, у него температура»…
Она улыбнулась. Ведь тогда она прекрасно знала, что он говорит о себе и о ней. Но что она могла сказать? Конечно же, просто выбросить все из головы. Она боялась даже подумать о том, что ей тогда уже чуточку нравился этот нахальный светловолосый мальчик с глазами, глубокими, как озера.
… «Дура! Ты дура! Дура! Да чтоб вы жили долго и нудно! Да чтоб сдохли в один день!» …
Она давно так не плакала, как в тот день. И она никогда не забудет его глаза, когда он это кричал. Он хотел больно ранить ее, а сам… Теперь она представляет, как больно было ему.
А потом… эта жуткая авария в день ее свадьбы. Если бы он тогда погиб, она бы себе этого никогда не простила. Только благодаря Максиму она не испортила себе жизнь и не вышла замуж за Яшу. Яша… При одном воспоминании этого имени Полину передернуло.
Потом... когда она встретила Максима опять, все чуть не закрутилось по новой. Ей стоило больших усилий озвучить Максиму историю про супруга. Она усмехнулась. Благо, его папа очень доходчиво объяснил, что она даже думать не должна о том, чтобы дать Максиму хоть маленькую надежду. А она сама… Уже тогда она понимала, что этот мальчик ей не просто нравился. Нет, тогда она не была готова признаться себе, что она его любила. Но… что было бы, если бы тогда, когда она подарила ему прощальный поцелуй, он проявил хоть чуточку решительности? Когда он тогда сказал «Полина Сергеевна»… Даже сейчас при воспоминании о том дне она почувствовала, как запылали ее щеки и заколотилось сердце. Втайне от себя тогда она и ждала, и боялась, что Максим все-таки сделает попытку не дать ей уйти просто так…
А потом было то безумное лето… Вот тогда она в первый раз и призналась себе, что любит этого мальчика! Он был таким искренним, таким преданным, таким влюбленным! Она улыбнулась опять. Ту их первую ночь она не забудет никогда. И хоть у них уже было много ночей, та ночь всегда будет для нее особенной… Но даже тогда она продолжала бежать от него, от своих чувств, от себя…
… «Полина, ты подаришь мне себя?» - раздались в голове слова Максима…
Она мысленно поздравила себя с тем, что ее сердце все-таки взяло верх над разумом. Теперь они вместе. Ее дорога окончена. Она любима и любит. Полина подняла глаза кверху:
«Спасибо тебе, Господи, за то, что ты указал нам верный путь и подарил нас друг другу. Я тебя очень прошу, сделай так, чтобы, вопреки всему, мы сохранили эту любовь. Максим – это все, что у меня есть в жизни. И все, что мне нужно».
В этот момент в купе заглянул проводник.
- Через пять минут ваша станция.
- Спасибо. – Она глубоко вздохнула и начала собираться.
Глава 37
Полина открыла дверь в свою квартиру, зашла и огляделась.
«Дом, милый дом!» Она хмыкнула. Эта квартира была ее любимым уголком, ее пристанищем, куда она всегда спешила вернуться. Однако, сейчас этот дом не казался таким уж милым. Гораздо милее для нее теперь была та маленькая съемная квартирка в Твери, в которой она оставила часть своей души.
Она занесла сумку в комнату, села на стул и достала телефон.
- Алё, Максим! Привет!
- Привет, Поль! – услышала она радостный голос Максима. – Ты уже приехала?
- Да, я уже дома. Все в порядке.
- Полин, а чего у тебя голос такой печальный? – спросил Максим после паузы.
Она пожала плечами.
- Тебе показалось, Макс. Просто с дороги. Устала очень.
- Ой, Поль, ты отдыхай тогда, хорошо? Тем более, поздно уже.
- Да, сейчас в душ схожу, и лягу. Спокойной ночи, Максим.
- Спокойной ночи, солнце мое. – Потом вдруг добавил, - Полин?..
- Да, Максим.
- Приснись мне, пожалуйста.
Она улыбнулась. Максим всегда знал, как поднять ей настроение.
- Если ты мне обещаешь, Максик…
- Что?
- Что ты приснишься мне! – она засмеялась, и услышала, что он тоже смеется.
- Договорились! Полин?..
- Что?
- Эротические сны приветствуются? – спросил он с придыханием.
- Максим!.. – она засмеялась еще звонче.
- Так я не понял, это значит «да»?
- Да!
- Тогда жди меня во сне! И не забудь, я тебя тоже жду! В чем-нибудь эдаком, соблазнительном! А можно и вообще без ничего!
- Максим!..
- Ну, Полин, ну, я же ничего! Помечтать уже нельзя!
- Ладно, Максим, - все еще смеясь, проговорила Полина, - спокойной ночи! Целую!
- Сладких снов тебе, радость моя! Я тебя тоже целую… везде! – он засмеялся и отключил телефон.
Полина, смеясь, посмотрела на телефон и покачала головой. Какой он все-таки невозможный, этот Максим! Впрочем, за это она его и любит.
Телефон в руке зазвонил. Она улыбнулась. Ну, точно, невозможный! Однако, посмотрев на дисплей, она увидела, что звонит не Максим, а Вадим.
- Алё, Вадим! Привет!
- Полина, привет! Я не поздно?
Она пожала плечами.
- Ну, как тебе сказать? А ты что-то хочешь?
- Просто хотел узнать, с тобой все в порядке? А то я звонил тебе несколько раз на мобильный – ты не перезваниваешь. Домашний твой тоже не отвечает. Что-то случилось?
- Да нет, Вадим, извини за беспокойство. Нормально все. Меня просто в городе не было. Сегодня только приехала.
- Даже так? – в голосе Вадима чувствовалось неподдельное удивление. – И куда же ты ездила?
- В Тверь.
- А зачем?.. Стоп. Подожди. Тверь – это город, в котором ты жила раньше, да?
- Да, правильно.
- Зачем же ты теперь туда ездила?
Полина улыбнулась и, не колеблясь, ответила:
- За своим сердцем!
- За чем? – не понял Вадим. – Полин, ты о чем сейчас?
Полина рассмеялась.
- Вадим, ты не ослышался! Слушай, давай я тебе позже все расскажу. Я, правда, с дороги устала очень. Спать хочу.
- Ну, ладно, – теперь в голосе Вадима слышались уже нотки недовольства. – Спи тогда. Пока.
- Пока.
Полина отложила телефон. «Ну, вот, наконец-то, - подумала она. – Все. Теперь в душ и спать. И пусть мне, в самом деле, приснится Максим».
Глава 38
На следующий же день Полина отправилась в школу, в которой написала заявление на увольнение. Директор внимательно прочитал ее заявление и взглянул на нее:
- Очень жаль, Полина Сергеевна. Ученики вас очень любят. Вам не кажется, что вы торопитесь? Может быть, еще подумаете?
Она улыбнулась и покачала головой.
- Нет, абсолютно не о чем думать, Андрей Анатольевич. Я все решила окончательно.
Он задумался.
- Должно быть, у вас очень веская причина?
Полина опять улыбнулась.
- Очень веская.
Директор внимательно присмотрелся к ней. Он не мог не заметить, как сияют ее глаза.
- Можно полюбопытствовать, какая? Уж не замуж ли вы выходите?
Не скрывая радости, Полина кивнула головой.
- Да, такое в планах есть.
Директор тоже улыбнулся. Он всегда относился с симпатией к этой девушке.
- Ну, что ж. В этом случае, уговаривать точно бесполезно. Желаю вам счастья, Полина Сергеевна. Значит, по закону вы должны отработать еще две недели.
Полина кивнула головой.
- Да, конечно, я знаю.
- Это хорошо. – Он улыбнулся. – Но… мне хочется сделать вам подарок к будущей свадьбе, так сказать. Сегодня у нас среда, да?
Она опять кивнула.
- Значит, в пятницу приходите за трудовой книжкой и за расчетом. Поскольку отработка на усмотрение администрации, то администрация усматривает вот таким образом. – Она поставил визу на заявлении.
Полина сидела, не веря в свое счастье и не в силах произнести ни слова.
- Полина Сергеевна, что с вами? – забеспокоился директор.
Она спохватилась.
- Все хорошо, Андрей Анатольевич. Просто это так неожиданно. Спасибо вам огромное!
Директор опять улыбнулся.
- Ну, все. Я вас больше не задерживаю. Удачи вам!
- Еще раз спасибо, Андрей Анатольевич! До свидания!
Полина просто вылетела из кабинета! Какая удача! Вместо двух недель это заняло все несколько дней. Теперь можно смело ехать на вокзал и брать билеты обратно. Великолепно! Уже в субботу она будет дома! На мгновение Полина замешкалась, потом усмехнулась! Надо же, как быстро она окрестила ту съемную квартирку «домом». В мозгу вдруг откуда-то всплыла фраза: «Дом там, где ты…» Это оказалось правдой. Сейчас для нее дом был там, где был Максим…
Ее мысли прервал телефонный звонок.
- Алё, Вадим, я слушаю.
- Полина, ты где? Ты занята?
Она покачала головой.
- Нет, уже освободилась. Сейчас домой иду.
- Тогда, может, ты составишь мне компанию? Через час я, наконец, могу вырваться чего-нибудь поесть. Присоединишься? Заодно и расскажешь, как дела.
Полина задумалась. Почему бы и нет. Она тоже не против подкрепиться. К тому же, ей хотелось поделиться с ним хорошими новостями. Как друг, он просто не может за нее не порадоваться.
- Да, Вадим, конечно. Я согласна. А где?
- Ну… Ты просто жди меня у себя. Я за тобой заеду и мы вместе что-нибудь придумаем.
- Хорошо, я жду.
Как и обещал, через час Вадим за ней заехал.
- Ну, что, готова?
- Конечно. Куда едем?
Вадим задумался, потом сделал широкий жест рукой.
- А давай в ресторан. Мне сегодня расслабиться хочется.
Полина удивленно подняла брови:
- Вадим, ты же за рулем?
Вадим засмеялся.
- Полин, ну, вот скажи, почему ты всегда проблемы создаешь там, где их нет? Туда поедем на моей машине, а обратно возьмем такси, а машину я потом заберу.
Полина тоже улыбнулась.
- Ну, раз ты так говоришь. А я что, правда, всегда проблемы создаю?
- Полина, ну, ты что? Шутка это! Все, поехали.
- Ну, что, подруга? – Вадим подождал, пока им поставили заказ на стол, и пристально посмотрел на Полину. – Давай, рассказывай.
Полина улыбнулась.
- Вадим, что рассказывать?
- Как что? Куда пропала, что делала? Кстати, что ты там про сердце вчера говорила?
Полина засмеялась.
- Это образно, Вадик, образно.
- Ну, давай, пока мы будем есть, ты объяснишь мне свои образы, хорошо?
Полина согласно кивнула головой и взялась за вилку с ножом.
- Стоп! – остановил ее Вадим. – Я совсем забыл: за встречу друзей выпить же полагается. Давай, за встречу, - он поднял свой бокал, она – свой. – Вот, а теперь я слушаю.
- Да ты знаешь, рассказ у меня короткий будет. – Она замолчала, потом улыбнулась. – Но емкий. И с хэппи эндом.
Вадим удивленно посмотрел на нее:
- Даже так? Ну, что ты интригуешь? Давай уже, рассказывай.
- Ну, да. Так вот… Ты же знаешь, что до того, как приехать сюда, я жила в Твери?
Он кивнул головой.
- И я тебе рассказывала, что там был парень, который меня любил.
Вадим оторвался от тарелки, поднял голову и посмотрел на Полину.
- Заинтриговала еще больше. Ну?
- И я тебе говорила, что я его тоже люблю… - Полина не заметила, как он сжал зубы, и увлеченно продолжала. – Помнишь, я тебе говорила, что мы не можем быть с ним вместе?
Он опять кивнул головой.
- Так вот, я ошибалась, - радостно глядя на него, сказала Полина. – Мы встретились, все выяснили и… в общем, теперь мы вместе.
По мере того, как Полина говорила, Вадим становился все мрачнее. Правда, он предпочел, чтобы Полина этого не видела и сделал вид, что поглощен содержимым тарелки. Ему понадобилось какое-то время, чтобы совладать с выражением своего лица. Потом он опять поднял голову.
- Полин, подожди, ты же, кажется, говорила, что он нашел другую девушку? – с надеждой спросил он, хватаясь за последнюю соломинку.
Полина пожала плечами и опять улыбнулась.
- Знаешь, я тоже так думала, но, оказалось, нет… Не нашел… И к моему счастью, все еще любит меня.
Вадим потер рукой лоб.
- Вот это новости, нечего сказать…
Полина нахмурилась.
- Вадим, ты не рад за меня? Я думала, что ты, как мой лучший друг, поддержишь меня и порадуешься. – Она взяла его за руку. – Вадим…
Он спохватился:
- Да что ты? Рад, конечно! Я думаю, это нужно отметить. – Он поднял свой бокал. – Я, правда, очень рад за тебя. Счастья тебе, Полина!
Они выпили. Полина отставила свой бокал и посмотрела на Вадима.
- Спасибо, Вадик! Ты очень хороший! – только теперь она заметила, что он хмурится. – Вадим, а что случилось? Ты хмурый какой-то?
Он махнул рукой.
- Да ничего. Не обращай внимания. Устал просто и на работе не все в порядке. Короче, нормально все. Полин…
- Да?
- Ну и что ты теперь делать будешь?
- В смысле?
- Ну, ты живешь здесь, он – в Твери…
- А, ты об этом? – Полина улыбнулась. – С этим проблем как раз нет. Я сегодня уже написала заявление на увольнение. В субботу еду в Тверь.
От неожиданности Вадим даже вилку уронил.
- Прости, - он поднял вилку и посмотрел на Полину. – Никогда бы не подумал, что ты способна на такие скоропалительные решения.
Полина весело засмеялась.
- Знаешь, я тоже от себя такого не ожидала. Но… факт есть факт. Я уже сняла там квартиру, потом найду работу… ну и…
- Так ты скоро замуж выходишь? – задал он следующий вопрос.
Он посмотрела на него.
- Ну, не скоро… но в перспективе, надеюсь, да.
В его глазах появился интерес:
- Как это, в перспективе? И что значит «надеюсь»?
Полина вздохнула:
- Ну, понимаешь, с этим есть проблемы пока. Нужно какое-то время, чтобы их решить…
- Вот как! Слушай, у тебя не жизнь прямо, а кино индийское получается: он любит, она любит, но злодеи не дают им воссоединиться…
Она засмеялась:
- Ты знаешь, похоже! Надеюсь, что у нас так же, как и в индийском кино, в конце все злодеи или будут наказаны, или всё поймут и осознают. Ну, а мы и сорок слонов споем песню, станцуем и сыграем свадьбу.
Он тоже засмеялся:
- Полина, ты неподражаема! Надеюсь, в самый разгар событий ты о друге не забудешь? Я тоже песни петь и танцевать умею.
Она подняла свой бокал и, смеясь, чокнулась с ним:
- Договорились!
- Так когда, ты говоришь, ты уезжаешь?
- В субботу.
- И можно прийти проводить тебя?
Полина кивнула головой.
- Если хочешь, конечно. Я буду очень рада, - она посмотрела на часы, - ой, Вадим, прости, давай уже заканчивать и по домам. Мне еще сделать кое-что нужно.
Он подмигнул:
- С женихом поговорить?
Полина улыбнулась:
- Ты всегда был очень догадливым.
У ее подъезда он вышел из такси, помог выйти ей и поцеловал в щеку:
- Ну, давай, Полина, счастливо! Дождись меня в субботу. Я приеду, провожу.
Полина улыбнулась:
- Спасибо, Вадим. Ты настоящий друг! Пока!
Она скрылась в подъезде, а Вадим так и стоял, глядя ей в след, пока таксист не начал сигналить. Девушка, которую он любил, исчезала из его жизни, а он ничего не мог с этим сделать. Или мог? Нужно подумать… Он сел в такси, назвал адрес и решительно хлопнул дверцей. В конце концов, в жизни всякое бывает и, может быть, это еще не конец.
Глава 39
Устроившись поудобнее на диване, Полина взяла в руки телефон и уже собралась было набирать номер, как телефон зазвонил. Она посмотрела на дисплей и улыбнулась.
- Алё! Привет, Максим!
- Привет! Как дела?
- Замечательно! Не поверишь, я как раз взяла телефон, чтобы тебе позвонить, а ты сам звонишь.
Максим засмеялся.
- Так я же телепат! Ты разве не знала?
Она засмеялась.
- Так мне теперь следует опасаться, что ты все мои мысли читать будешь?
- А тебе есть, что от меня скрывать? – в его голосе послышалось удивление.
- Не переживай! – поспешила его успокоить Полина. – Это я так, на будущее. Вдруг захочу тебе сюрприз какой-нибудь сделать. Не хотелось бы, чтобы ты узнал о нем раньше времени из моих мыслей. – Она улыбнулась. В ближайшее время она действительно готовила ему сюрприз. Главное – не проговориться.
Максим опять засмеялся.
- Ладно, постараюсь больше мыслей не читать. Хотя сложновато будет. Мне кажется, мы с тобой на одну волну настроены.
Полина притворно вздохнула.
- Ну, что ж. Придется создавать помехи. Как дела, Максим? Что делаешь?
Теперь уже он вздохнул.
- Что делаю, что делаю… Послушался тебя. Сдал документы в вуз. Теперь вот сижу и грызу гранит знаний. Все зубы уже обломал! Вот скажи, я тебе беззубый нужен буду?
Полина рассмеялась.
- Ты чего смеешься? – обиженно спросил Максим.
- Извини. Я просто картину представила: ты – и без зубов. Да еще и с гранитом знаний…
- Эх, Полина, все бы тебе смеяться. Нет, чтоб посочувствовать, - в его голосе послышались жалобные нотки.
- Я сочувствую тебе, Максик, сочувствую, - все еще смеясь, проговорила Полина. – Но что ж поделаешь? Когда экзамен-то?
Максим вздохнул еще громче.
- С этим вообще засада. Я, оказывается, слишком долго тянул. Так что экзамен уже через неделю, в четверг.
- И как готовность?
- Ну… Как тебе сказать? Неделя еще есть, так что, я думаю, все будет нормально. Тем более ты меня все равно бросила. Так что… в перерывах между муками и терзаниями по поводу твоего отсутствия брошу все свои силы на этот самый гранит… Будь он неладен! Может, мне просто работу себе поискать, да и все?
- Макс, ты что? – Полина нахмурилась. – Сам же знаешь, что без образования нынче никуда. А, может, тебе сразу в армию тогда пойти? Как раз возраст призывной.
Максим задумался.
- А и что? И пойду. Чай, не хуже суворовского будет. Служат же люди. Полин?..
- Что?
- А ты дождешься?
Она усмехнулась.
- Я подумаю. Короче, Максим, не шути с этим, ладно? Готовься лучше хорошо и сдавай свой экзамен. А будешь шутки шутить – вообще здесь останусь. Увидимся через пять лет, когда вуз закончишь.
- Поль, ты чего? – голос Максима на том конце сразу стал серьезным. – Ты что, действительно на такое способна?
Она подняла глаза вверх. Конечно, нет. Если бы можно было, она бы уже сейчас была вместе с ним. Но…
- Даже не сомневайся, Максик. Если нужно будет, так и сделаю.
Максим вздохнул.
- Тогда я лучше судьбу искушать не буду. Обещаю, что экзамен сдам и поступлю.
Полина засмеялась.
- Вот и прекрасно.
- Полин, ну а ты-то как?
Как? Она задумалась. Лучше, пожалуй, пока не говорить, что все отлично, а то Максим опять забудет о своем экзамене. Что ж, придется немножечко приврать.
- Ну, я сегодня в школу ходила. Написала заявление. Но директора на месте не было, так что я еще не знаю. Наверное, придется отрабатывать. Так что… Придется набраться терпения.
Максим вздохнул.
- Я очень по тебе скучаю.
- Я тоже… - Полина помолчала. – Лучше не скучай, а готовься к экзамену. Тогда, когда я приеду, скучать больше не придется.
В голосе Максима появилась заинтересованность.
- Ты на что-то намекаешь, радость моя?
Полина засмеялась.
- Я тебе обещаю, что, если у тебя все будет в порядке, я тебе с лихвой компенсирую все потерянное время.
- Правда? – Максим тоже засмеялся. – Смотри, ловлю на слове!
- Договорились! Все, Максик, пока! Целую!
- И я тебя, Полин, тысячу раз! Пока!
Полина отложила телефон и задумалась. Наверное, в планы придется внести некоторые коррективы. Конечно, ей очень хочется уехать в Тверь уже в субботу и, без сомнения, Максим будет тоже очень рад, но… Ему нужно сдать этот экзамен. В данный момент, это пока самый главный экзамен в его жизни. Что ж, раз так, придется немного подождать. Когда, он сказал, у него экзамен? В четверг? Вот на четверг отъезд и перенесем. Так будет лучше.
Глава 40
Ближайшие два дня Полина решила ничего существенного не делать. Трудовую в школе можно будет забрать только в пятницу, так что… Можно просто побродить по городу, вещи собрать, опять же. В прошлый раз она толком не знала, куда едет и чем все закончится. Теперь же она собиралась жить в том городе, так что вещей нужно взять побольше. Она задумалась. Может, стоит заняться и продажей квартиры? А в Твери купить другую? А то сколько же денег уйдет на съемную? Она оглядела свою квартиру. Нет… Что-то ей подсказывает, что лучше не спешить. Лучше сперва пожить с полгодика-годик так, а там уже и видно будет.
Нужно бы и Вадиму позвонить, предупредить, что отъезд переносится, но… почему-то не хочется. В общем, да здравствует свобода от всех и от всего! Она вздохнула. Жаль только, что Максима рядом нет. Он не все. От него свободы не нужно.
… Максим сидел, уставившись в книгу, но абсолютно ничего из написанного не понимал. Мысли его витали далеко, очень далеко. Там, где Полина. Где она сейчас? Что делает? С кем? Интересно, у нее есть друзья в том городе? Наверное же, есть. Должны быть. Нужно будет обязательно ее об этом спросить.
Он оторвал голову от книги и улыбнулся. За то недолгое время, пока они были вместе, у них было не так уж много времени, чтобы поговорить. Им всегда было, чем заняться. Улыбка стала мечтательной. «Ах, Полина, Полина, - подумал он, - что же ты со мной делаешь? Почему я даже думать спокойно о тебе не могу? До сих пор не могу поверить, что такая женщина, как ты – и моя. Так не бывает. Так просто не бывает.» Он посмотрел на ненавистную книгу в руках. Так, надо сосредоточиться и все-таки подготовиться к этому чертову экзамену. Он просто не может не сдержать обещание, данное Полине. Конечно, можно было бы обратиться за помощью к отцу, и он, как сын мэра, уж наверняка поступил бы, куда нужно. Но нет, он не станет этого делать. Во-первых, он уже в том возрасте, что пора бы уже и самому что-нибудь сделать в жизни. Тем более, что Полина в него верит. А во-вторых, не в тех они с отцом сейчас отношениях, чтобы обращаться к нему за помощью. Он, Максим, для себя уже решил, что за помощью он теперь к отцу обратится только, если уже совсем никакого выхода не будет. Максим вздохнул. Ну почему, почему так? Почему просто нельзя, если уж не принять и одобрить, то, хотя бы просто смириться с его выбором? Ведь это его, Максима, жизнь, а не отца. И в ней должна, просто обязана быть Полина.
Он отложил книгу и взял в руки телефон. Мгновение – и он услышал самый желанный в этот момент для него голос:
- Алё, Максим! Что случилось?
- Ничего, Полин, ничего, - поспешил он ее успокоить. – Просто голос твой захотел услышать. Он мне сосредоточиться поможет.
- Максим… - она улыбнулась. – Ну, что ты, в самом деле?
Максим засмеялся.
- Ну, честное слово, Полин. Вот услышал твой голос – можно опять к учебнику возвращаться. А, если ты еще скажешь мне, что любишь, так я вообще с удвоенной энергией примусь за него.
- Максим… - укоризненно проговорила она. – Ну, ты же и так знаешь. Я тебя люблю. Очень люблю.
- Очень-очень?
Она засмеялась.
- Очень-очень. Давай, возвращайся к своим учебникам. Пока!
- Полин, ну, я знаю, что это похоже на детский сад, но просто ничего не могу с собой поделать. Я тебя тоже люблю. Очень-очень! Пока!
Он отключил телефон и, улыбаясь, взял учебник:
- Ну, что, учебник? Ты слышал? Я за тебя с удвоенной энергией берусь. Сдавайся!
Глава 41
В пятницу Полина все-таки позвонила Вадиму и попросила его не приезжать в субботу.
- Что-то случилось? – в голосе Вадима послышалось неподдельное беспокойство. – Неприятности какие-то?
- Да нет, все нормально. Просто так нужно.
- Так я не понял, ты больше не едешь в Тверь, что ли?
- Нет, ты что? Еду, конечно. Только позже немного. Через неделю, наверное.
- Понятно, - протянул Вадим. – А чем заниматься собираешься?
Она пожала плечами.
- Да так, в общем-то, ничем особенным. Я уже даже трудовую сегодня забрала.
- Полин, так это нужно отметить!
- Что? – не поняла Полина.
- Ну, как? Начало твоей новой жизни. Давай завтра, а? Я бы и сегодня с радостью, но, увы, не могу. Переговоры с партнерами допоздна затянутся. – Он с грустью вздохнул. – Я же все-таки бизнесмен как-никак. И работу бросить не могу. Так что, ты согласна завтра?
Полина задумалась. Делать ей все равно нечего. Почему бы и нет?
- Ну, в принципе, да. Я согласна.
- Вот и хорошо. Тогда завтра, скажем, в шесть я за тобой заеду, да?
- Да. Буду ждать. Пока.
Как и обещал, в субботу Вадим заехал ровно в шесть.
- Ну, что? – поднял он свой бокал в ресторане, - за тебя, Полина! за твою новую жизнь! Желаю, чтобы все у тебя сложилось наилучшим образом! Даже, если это разобьет мне сердце… - добавил он после паузы.
Полина напряглась.
- Вадим, ты о чем?
Он усмехнулся.
- Полин, ну, ты же умная девушка. Сколько времени прошло с того моего объяснения? Три недели? Месяц? Должен тебе признаться, что ты слишком особенная девушка, чтобы можно было так быстро тебя забыть.
- Вадим… - она даже не нашлась, что ответить сразу, - я, честно, не знаю, что сказать. Мне очень жаль, но… ты же все понимаешь, да? – она умоляюще посмотрела на него.
Он вздохнул.
- Полин, а у меня есть выбор? Конечно, понимаю. Вообще, прости меня, идиота, что я это сказал. Я, правда, желаю тебе счастья. Ты же не виновата в том, что любишь его, а не меня. Просто очень жаль, что раньше ты встретилась не со мной. Возможно, тогда он был бы на моем месте, а? Ответь честно, Поль, если бы не он, был бы у меня шанс?
Полина отвела глаза. Господи, ну, почему у нее все так сложно с мужчинами, а? Вот сидит ведь перед ней отличный парень. Любая девушка была бы рада, если бы он сделал ей предложение. Так нет, ему понадобилась именно она, Полина. И сделать больно ему не хочется, но ответить на его чувства она, увы, тоже не может.
- Вадим…
- Ладно, - он взял ее руку и поднес к губам. – Забудь, что я тебе наговорил. Это моя проблема, а не твоя. Просто времени еще слишком мало прошло. – Он оставил на ее руке свой поцелуй, отпустил ее и улыбнулся. – Значит, друзья?
Полина кивнула головой.
- Друзья. Я, правда, не хочу тебя терять, как друга.
- Я же тебе уже один раз говорил: не потеряешь. А, кстати, у тебя, случайно, нет незамужней подруги? А то парень, понимаешь, в самом расцвете. Красивый, неглупый, и, что немаловажно, небедный – а не женат.
Она засмеялась.
- Да уж, клад, а не парень. Прости, разочарую, подруги нет. Но, если что, я буду иметь тебя ввиду.
- Да уж, пожалуйста.
Остаток вечера прошел в легкой, непринужденной обстановке, но, во избежание недоразумений, на будущее Полина решила все-таки воздержаться от его приглашений. Пока лучше дружить на расстоянии. Вот уедет она – его жизнь и наладится. Через какое-то время он найдет себе девушку и, будет воспринимать ее, Полину, только, как друга. А друг он и, правда, хороший.
Глава 42
Воскресенье, понедельник, вторник… Полина, в буквальном смысле слова, считала дни до четверга, когда можно будет, наконец, вернуться назад, к Максиму. Конечно, они созванивались каждый день, но этого было явно недостаточно: ни ей, ни ему. Вторник… Сидя на диване, Полина в который раз пыталась сосредоточиться на какой-то передаче, идущей по телевизору, но улавливала только обрывки фраз. Она сама себе удивлялась, ведь никогда раньше не могла она назвать себя нетерпеливой. А теперь вот сидела, как на иголках. Как же долго не наступает этот четверг! Вторник, всего лишь вторник!.. Вдруг она решилась. Максим – парень неглупый, так что у него было уже достаточно времени подготовиться к этому своему экзамену. Так что… Она схватила телефон и нашла нужный номер:
- Алё, Вадим! Ты сейчас очень занят?
- Ну, в принципе… Пара часов свободных есть. Полин, что случилось?
Полина задумалась. Как бы сказать?
- Да, ничего, Вадим, не беспокойся. Просто… Мне сегодня нужно уезжать. Ты хотел меня проводить, кажется… Не передумал?
- Сегодня? – Вадим задумался. – А почему? Ты же вроде в четверг уезжать собиралась?
- Да, собиралась… Но так получилось… В общем, Вадим, если ты не можешь, то не волнуйся, все в порядке. Я и сама спокойно уеду.
- Нет, нет! Полин, ты что? Ты прямо сейчас готова ехать?
- Да.
- Тогда жди, я сейчас приеду. Когда поезд-то?
Она пожала плечами.
- Честно? Не знаю. На вокзале сориентируюсь. Надеюсь, что проблем с билетом не будет.
- То есть ты это вдруг решила? – удивленно спросил Вадим.
- Ну, Вадим, пожалуйста, мне так нужно.
- Хорошо, я еду.
Полина облегченно вздохнула. Ну, вот, главное – решиться. Остальное все просто.
… - Полин… - Вадим просто не мог найти нужных слов, когда они уже стояли на перроне в ожидании поезда, которым должна была ехать Полина. – Ты только не пропадай, хорошо?
Полина согласно кивала головой.
- Конечно, Вадик, конечно. Куда я пропаду? Телефон у тебя мой есть, адрес я тоже дала, на всякий случай… Что ты так беспокоишься?
Он пожал плечами.
- Не знаю. Просто не верится, что ты уезжаешь насовсем. Ну, ты же… Если вдруг что, ты же знаешь, где меня найти, да?
Полина опять кивнула.
- Конечно.
- И, если вдруг что-нибудь понадобится, звони без колебаний, хорошо?
- Вадим, - Полина улыбнулась, - ну, что ты, в самом деле? Все нормально будет. Будешь в Твери – заходи в гости.
Вадим усмехнулся.
- Ты серьезно?
- Абсолютно. Я всегда рада буду тебя видеть. Ладно, Вадим, мне пора. Уже посадку объявили. Спасибо тебе за все! Ты настоящий друг, - она протянула ему руку на прощание.
Вадим взял ее руку в свою, задержал, потом притянул Полину к себе и обнял.
- Не представляешь, как мне жаль, что ты уезжаешь.
Потом отпустил ее, взял сумки, посадил в вагон.
- Все, подруга, прощай!
Она засмеялась и помахала ему рукой.
- Не прощай, а до свидания! Я друзей терять не хочу!
Она прошла в купе, села и посмотрела в окно. Увидела, как уходит Вадим, который не стал дожидаться, пока поезд отправится. Улыбнулась. «Счастья тебе, Вадим!» Улыбка стала шире. «Ну, что, Максик, посмотрим, готов ли ты к сюрпризу?» Поезд тронулся.
В который раз Максим пытался сосредоточиться на учебнике, когда его вдруг отвлек телефонный звонок. «Ну, кто там еще?» - он нехотя потянулся к телефону, но, увидев имя на дисплее, радостно заулыбался.
- Полина, солнце, привет! Как дела? – Он посмотрел на часы. – Чего-то ты сегодня рано. Есть новости?
- Привет, Максик! – Полина улыбалась, предвкушая удивление Максима. – Сначала ты расскажи, как твои дела? Чем занимаешься?
Он вздохнул.
- Чем занимаюсь, чем занимаюсь… Все тем же! У меня голова уже квадратная от переизбытка информации! – пожаловался он.
Полина засмеялась.
- Бедняга! Слушай, каждый раз, когда я тебе звоню, ты становишься все краше и краше! Представляю, какого монстрика я увижу по приезде: обломавший зубы о гранит знаний, с квадратной головой… Ты уверен, что мне стоит возвращаться? У меня приступ сердечный не случится?
- Ты еще и издеваешься? – обиделся Максим.
- Ладно, ладно, - примирительно проговорила Полина, - извини. Просто не смогла удержаться. Ты хоть проветриваться выходишь?
- Ну, как тебе сказать? Без тебя мне и идти никуда не хочется.
- Максим, ну, ты что?.. – она сделала паузу. – Значит, так, бывший суворовец Макаров, слушай мою команду: временно отставляй свои учебники, выходи на улицу, вдыхай воздух полной грудью и прогуливайся к вокзалу. Понял?
- Зачем? – не понял Максим.
Полина, улыбаясь, покачала головой. Да уж, конкретно усиленные занятия наукой на мальчика повлияли.
- Там тебя подарок от меня ждет. Специально для тебя выбирала. Записывай номер поезда и вагон…
- Момент… - Максим схватил ручку.
… - Поезд прибывает в 18.30, - закончила Полина. – Все, Максик, пока. Потом расскажешь, понравился ли подарок.
- Подожди, Полин! А как я узнаю, что это для меня?
Она рассмеялась.
- Тебе скажут! Пока!
Отключив телефон, Максим, не мешкая ни секунды, поднялся из-за стола. Все-таки непредсказуемая девушка, его Полина. Подарок какой-то придумала… Уже на подходе к вокзалу он вдруг остановился. Его вдруг осенила догадка! Неужели она сама приезжает? Да нет, не может быть! Она бы так не шутила. К тому же, она сказала, что хочет узнать, понравился ли подарок и, что ему скажут. Да уж, загадка! Ладно, посмотрим, что она приготовила. Он вышел на перрон и стал терпеливо ждать прибытия поезда. Благо, оставалось только десять минут.
И вот поезд подходит, останавливается, он находит нужный вагон, из которого начинают выходить люди. Нет, пока ничего необычного нет. Все спокойно отправляются своей дорогой, его никто не ищет. Ну, вот. Все. Поток выходящих закончился. Может быть, он ошибся вагоном? Он начинает оглядываться по сторонам. Потом опять его взгляд останавливается на том самом вагоне и… его глаза начинают округляться. Не может быть!.. Полина!.. Какое-то время он стоит, боясь поверить своим глазам, потом вдруг срывается с места и уже через мгновение она, смеющаяся, оказывается в его объятиях.
- Полин, это ты? Это действительно ты? – спрашивает он, сжимая ее в объятиях и зарывшись лицом ей в волосы.
- Я, Максик, я, - смеясь, говорит Полина. – Может, когда я тебя поцелую, ты поверишь?..
Ее губы припали к его губам в поцелуе, нежном и страстном, говорящем больше, чем могли бы сказать любые слова. Максим радостно откликнулся на этот поцелуй, упиваясь его сладостной свежестью и теснее прижимая Полину к себе.
- Едем домой, - выдохнула Полина. Она сама не заметила, как назвала ту квартирку «их домом».
Откуда в нем только взялось столько силы и прыти? Через минуту он уже укладывал ее сумки, которых, он заметил, стало почему-то больше, в такси.
- Поль, - сказал он, когда они, наконец, устроились на заднем сидении такси, и он сразу же по-хозяйски обнял ее за плечи и притянул к себе, - никогда меня так надолго больше не оставляй, хорошо?
Глядя в его ясные глаза, она только успела кивнуть головой, и тут же их губы встретились и… забыв обо всем на свете, Полина уже упивалась ароматом его дыхания, пряным запахом его кожи, мягкой шелковистостью волос под ее пальцами. Максим был рядом с нею, целовал ее – ничто больше не имело для нее никакого значения, даже то, с каким интересом периодически на них в зеркало поглядывал таксист. Она счастлива! И пусть на это смотрит хоть весь мир!
Как в горячечном сне, они добрались до ее квартиры, открыли дверь, здесь же, у порога, побросали вещи и опять оказались в объятиях друг друга.
- Полина… солнце мое… радость моя… жизнь моя… - шептал Максим, перемежая свои слова поцелуями и на ходу пытаясь избавиться от мешавшей им одежды.
Наконец, они оказались на постели. Неудовлетворенное желание последних дней волной захлестнуло их обоих и вырвалось наружу. И начался праздник любви. Он шептал ей на ухо нежные слова, и эта сладкая музыка звучала в такт движениям их сплетенных тел. Его ладони скользили по ее бедрам и ногам, поднимались вверх, чтобы одарить ласками грудь... Полина уже привыкла к тому, как охотно отвечает ее тело на его ласки, и все же не уставала изумляться силе своей реакции. Каждый раз, когда они занимались любовью, она открывала нечто новое в себе и в Максиме… В порыве наивысшего наслаждения они крепко прижались друг к другу.
- Моя… - прошептал Максим, упиваясь ее телом. – Безраздельно моя…
И он знал, что ему принадлежит не только ее тело, но и душа, так же, как и он всецело принадлежит ей.
Потом они долго лежали, не размыкая объятий и глядя друг другу в глаза.
- Максим, - первой нарушила молчание Полина, - Ну, что? Тебе понравился подарок?
Он улыбнулся и провел рукой по ее обнаженному плечу:
- Я же уже говорил, что в мире есть только один подарок, который я хочу получить больше всего на свете. Спасибо, что даришь мне его, Поль… - Он прижал ее к себе. – Спасибо, что даришь мне себя.
- Не представляешь, Максик, - Полина поудобней устроилась в его объятиях, - это так здорово – снова вернуться.
Максим улыбнулся.
- Я тоже по тебе скучал очень. Ты же по мне скучала?
Полина засмеялась.
- Нет, конечно. Я просто по Твери соскучилась.
Он усмехнулся.
- По Твери, говоришь? Ну-ну… Прошу прощения, мадам. Не смею вам больше мешать. Наслаждайтесь своей любимой Тверью, - он разжал объятия и сделал движение, как будто собирается вставать, но Полина мгновенно схватила его за шею и притянула к себе.
- Максим, ну, кого ты слушаешь? – проговорила она прямо ему в губы. – Скучала… очень скучала…
Максим заглянул ей в глаза и утонул. В ее глазах ясно читалось желание, а губы были мягкими, влажными и соблазнительными.
- Полин, - выдохнул он, - что же ты со мной делаешь?..
В то же мгновение ее губы оказались у него в плену, его руки заскользили по плавным изгибам ее тела. Максим уже знал, какие ласки доставляют удовольствие его любимой, и щедро использовал накопленный опыт. Невольно у Полины вырвался стон... Какое удовольствие и счастье — ощущать на себе тепло его дыхания. Он целовал ей живот. Целовал шелковистые волосы. Целовал все. Его губы были нежными, любящими и любопытными. Они несли ей чудо сладострастия…
Когда все закончилось, Полина спрятала лицо у Максима на груди и тихонько вздохнула.
- Полин, что такое?
Она подняла голову.
- Да вот, думаю… - она усмехнулась, - это не я с тобой… это ты со мной, что делаешь, а, Максим?
Он удивленно поднял бровь.
- В каком смысле?
Она вздохнула.
- Я чувствую себя распутной женщиной…
- Полин, ты о чем?
Она высвободилась из его объятий, слегка отодвинулась и подняла глаза к потолку.
- Ну… - она усмехнулась. – Не могу, мне стыдно.
- Полина…
- Ну… до того, как мы с тобой… я никогда не занималась любовью столько, сколько с тобой… Если честно, я за всю свою жизнь не занималась любовью столько… - Она даже покраснела. - А сейчас… я вообще не подозревала, что способна на такое…
Максим повернулся к ней и улыбнулся.
- Полин, хочешь, я тебе открою тайну?
Она кивнула головой.
- Я тоже никогда не занимался любовью столько. И даже не знал, что такое возможно, - с заговорщицким видом прошептал он. – Только я не пойму, тебе это не нравится?
- Но… это же неправильно? – Полина вопросительно посмотрела на него.
- Ты думаешь? А, по-моему, очень даже правильно, - он приподнялся и склонился над ней. – Ну, подумай сама. Два человека любят друг друга, им хорошо в обществе друг друга, их тела идеально подходят друг другу, они дарят друг другу ни с чем несравнимое наслаждение…
Он, как бы изучая, провел пальцем по ее глазам, щеке, губам… Рука спустилась ниже… по шее, груди, животу, внутренней стороне бедра…
- И ты действительно думаешь, что это неправильно? – проговорил он сбивающимся голосом.
Взгляд Полины затуманился.
- Потом, точно, буду думать… - она притянула голову Максима к себе и их губы встретились.
Глава 43
Когда утром Полина открыла глаза, они так и лежали в объятиях друг друга. Она улыбнулась. Разница в возрасте, разница в возрасте… Да еще и бывшая учительница! Да еще и этики! Ужас! Это ж как аморально должно выглядеть для некоторых со стороны! Не переставая улыбаться, она покачала головой. А что делать, если только, когда Максим рядом, она живет полной жизнью и чувствует себя абсолютно счастливой? Нет уж! Мнение общества – это, конечно, важно, но она для себя эту проблему уже решила. Хорошо бы только, чтобы это общество прекратило так навязчиво вмешиваться в жизнь всех инакомыслящих и пытаться втиснуть их в свои рамки.
Она осторожно высвободилась из рук Максима и посмотрела на часы. Ого! Уже десять часов! Она выскользнула из постели, приняла душ и вернулась будить Максима.
- Максим! – она потрясла его за плечо. – Просыпайся!
- Полин, ты чего? – он с трудом открыл глаза, протер их и уставился на Полину.
- Давай поднимайся, в душ, позавтракаем – и ты идешь домой!
- Куда я иду? – не понял Максим.
- Домой, солнце, домой! Помнишь, какой сегодня день?
- Какой? – он все еще не мог окончательно проснуться.
- Среда уже!
- Ну и что?
- Как это что? Завтра у тебя экзамен уже! Один день на подготовку остался! Ты же хочешь поступить?
Максим отрицательно покачал головой.
- По правде говоря, не очень. Но надо.
Полина улыбнулась.
- Ну, хорошо, хоть это ты понимаешь. Так что, давай, Максик, шевелись!
- Полин! – Максим, наконец, широко открыл глаза. – Но я не хочу никуда уходить! Ты же только что приехала!
- Максим, - она строго посмотрела на него, - давай без пререканий пока! Душ тебя уже ждет. А я тебя жду на кухне с завтраком. А заставлять даму ждать – mauvais ton, - закончила она уже мягче.
- Слушаюсь, Полина Сергеевна, - со вздохом проговорил Максим. – Чего?.. – вдруг удивленно переспросил он.
Она засмеялась.
- Дурной тон, говорю. Все, иди!
… - Полин, я, правда, не хочу никуда уходить! – упрямо проговорил Максим, когда они уже заканчивали завтрак.
Полина вздохнула.
- Ну, вот, я так и знала, что не нужно было возвращаться. Надо было до четверга все-таки подождать.
- Как это? Ты, что, серьезно не хотела возвращаться?
Полина кивнула головой.
- Абсолютно серьезно! Точнее, хотеть – хотела, но колебалась. Чтобы тебе не мешать готовиться к экзамену. К несчастью, не удержалась.
Максим довольно улыбнулся.
- Очень даже к счастью! И, потом, что бы ты там делала, если все дела закончила? Коротала бы дни в одиночестве в своей квартире?
Полина ухмыльнулась.
- Поверь мне, Максик, я бы нашла, чем заняться. Или ты думаешь, что только у тебя друзья есть? У меня, представь, тоже.
Максим прекратил жевать и уставился на Полину.
- Да? Я надеюсь, женского пола?
Полина засмеялась.
- И женского тоже!
- И ты даже с ними встречалась, пока там была?
Она согласно кивнула головой и улыбнулась.
- Конечно. Надо же было рассказать новости и попрощаться. Даже пару раз в ресторан ходили.
- С друзьями?
- Да, с другом. Он меня и сюда провожал потом.
Максим напрягся.
- С другом?
- Ну, да, - подтвердила Полина. – А почему тебя это удивляет?
- Ну… - Максим замялся. – А как его зовут?
- Кого? – не поняла Полина.
- Ну, друга.
- Вадим, - она непонимающе посмотрела на Максима. – А какая разница? Хотя, конечно, если он, случайно, в Твери окажется, я вас обязательно познакомлю. Отличный парень и хороший друг!
Максим нахмурился.
- Ты о нем с таким воодушевлением говоришь…
- Максим… - она улыбнулась, подошла и взъерошила ему волосы. – Опять этот взгляд, опять этот тон… Хватит уже ревновать, а? Я здесь, с тобой, и мне больше никто не нужен.
Максим обхватил ее за талию, притянул к себе и уткнулся ей лицом в живот.
- Полин, ну, извини. Правда, ничего не могу с собой поделать. Мне до сих пор не верится, что среди всех этих отличных парней ты выбрала меня. Они же старше, красивее, опытнее, надежнее…
Она улыбнулась, присела перед ним на корточки и уперлась руками ему в колени.
- Максим, посмотри на меня…
Он поднял на нее глаза.
- Да, ты прав... А еще они, может быть, умнее, может быть, богаче… и еще много всего может быть… Вот только люблю я тебя, Максим, слышишь? Тебя! – она легко коснулась губами его губ, потом поднялась, прежде, чем Максим успел среагировать, и отошла. – Но, если ты сейчас же не уйдешь отсюда и не вернешься к своим учебникам, то мне, возможно, придется изменить свое мнение. Зачем мне муж-недоучка, без перспектив и без будущего, а?
Максим вздохнул.
- Вот знаешь ты, на чем сыграть, Поль. Убедила. Пойду готовиться. Если мне, конечно, хоть что-нибудь в голову влезет. Да, спасибо за завтрак.
Полина улыбнулась.
- На здоровье! Я знала, что ты умный мальчик.
- Да уж… Скорей бы уже это завтра наступило! - он поднялся и подошел к ней. – На прощание хоть поцелуешь?
Не говоря ни слова, Полина прильнула к его губам долгим, чувственным поцелуем.
- Вот, - проговорила она, когда поцелуй закончился, - надеюсь, это тебе поможет. Все, счастливо!
- Пока! – он направился к дверям и, уже в дверях, обернулся и с надеждой спросил: – А вечером хоть можно прийти?
Полина хмыкнула. Все-таки неисправимый.
- Если будет стопроцентная готовность.
Он радостно кивнул головой.
- Будет! Обещаю! – Он ухмыльнулся и многозначительно посмотрел на нее. – Я всегда готов на все сто процентов и даже больше, золото мое!
- Максим!.. – Полина почувствовала, как порозовели ее щеки. – Если бы у меня было что-нибудь под рукой, я б в тебя точно кинула!
Он засмеялся, махнул ей рукой на прощание, вышел и закрыл за собой дверь, а Полина еще долго стояла, улыбаясь и глядя ему вслед. Да уж, она даже представить никогда не могла, что у нее будут такие необычные отношения с парнем.
Глава 44
Часа через два телефон на столе у Полины зазвонил. Она оторвалась от своего занятия и посмотрела на дисплей. Конечно, кто же еще?
- Алё, Максим! Я слушаю. Случилось что?
- Полин, а ты чем сейчас занимаешься? – ответил он вопросом на вопрос.
- Вещи разбираю. А ты, по идее, должен учебники штудировать. Или я ошибаюсь?
- Так я именно поэтому и звоню. Поможешь мне?
- Я-то чем тебе помочь могу? – удивилась Полина. – Извини, Максик, но в математике я практически ноль. Тебе же математику сдавать надо, правильно?
- Абсолютно. Полин, мне не в математике помощь твоя нужна, а в другом.
- И в чем же?
- Понимаете, Полина Сергеевна… Как бы это сказать?.. В общем, я пришел домой, взял в руки учебник – а в голову ничего не лезет… Мысли к тебе все время возвращаются…
- Максим!..
- Ну, Полин! Дослушай сначала, ладно?
Она вздохнула.
- Ну, давай, слушаю…
- Вот я и подумал, что, если я возьму учебники и приду к тебе? Ты будешь заниматься своими делами, а я буду знать, что ты рядом. Вот… Успокоюсь и буду тихонечко готовиться к экзамену. Что скажешь? – он замолчал, ожидая ответа, но, поскольку Полина молчала, поспешил добавить. - Честное слово, я не буду тебе мешать!
Полина усмехнулась. Как бы не так! Она может себе представить, что из всего этого выйдет!
- Максим, ну, что ты придумал? Лучше попытайся сосредоточиться и давай, трудись. Пока!
- Полин! – позвал он прежде, чем она успела отключиться.
- Что, Максим?
- Ты просто не можешь так со мной поступить! Ты же не хочешь сказать, что мне придется тащить все эти учебники обратно?!
- Обратно? Максим, ты о чем?
Она услышала, как он засмеялся.
- Полина Сергеевна, будьте любезны, подойдите к входной двери и посмотрите в глазок…
Не мешкая, она сделала, что он просил. Каково же было ее удивление, когда перед дверью она увидела стоящего Максима со стопкой книг в руках и с телефоном, прижатым к уху. Он улыбнулся и потряс книгами.
- Ну, так что? Откроешь дверь?
Она была так удивлена, что открыла дверь, даже не споря.
- Максим, ты с ума сошел?
Продолжая улыбаться, он кивнул головой.
- Сойду, если не впустишь. Хотя, знаешь… - он подмигнул, - я в него и не заходил. Ну, Полин, думай быстрее, а то какой-то этот гранит знаний тяжелый.
- Ну, проходи, - она отошла от двери, освобождая место, потом закрыла дверь, прошла за ним в комнату, наблюдая, как он сваливает книги на диван. Покачала головой.
- Максим, ты, точно, сумасшедший. Ты что, правда, собрался здесь заниматься?
Он согласно закивал головой.
- На полном серьезе! Я обещаю тебе не мешать, так что ты просто не обращай на меня внимания, договорились? Главное – я знаю, что ты рядом.
Полина улыбнулась.
- Максик, честно признаюсь, ты не перестаешь меня удивлять.
Он засмеялся.
- Так это ж хорошо! Значит, не соскучишься! А заодно и увидим, можем ли мы сосуществовать вместе, занимаясь чем-нибудь еще, кроме занятий любовью.
- Максим…
- Ну, что? Я серьезно! Когда я поступлю, мне же потом пять лет учиться, помнишь? Перспектива только занятий любовью все эти пять лет меня, конечно, безгранично радует, но, боюсь, ты на это вряд ли согласишься, радость моя. Так что придется и учиться, и работать. Или ты меня каждый раз будешь из дома отправлять, когда у меня экзамены будут?
Она подошла и села рядом с ним.
- Максим, а тебе не кажется, что ты как-то сильно далеко вперед заглядываешь?
- Полин, ты что? Как это «сильно далеко»? Ты же не хочешь сказать, что мы сможем пожениться только через пять лет, а до тех пор так и будем в подвешенном состоянии?
Она посмотрела на Максима и вздохнула.
- Ой, Максим, не знаю. У нас и так с тобой, по-моему, все слишком стремительно развивается. Ты так не думаешь?
Он пожал плечами.
- А, по-моему, ничего не стремительно. Все очень даже нормально. – Он притянул ее к себе и обнял за плечи. – И я жду – не дождусь, когда смогу, наконец, назвать тебя своей женой.
Она хмыкнула.
- Да, твои родители тоже, наверное, не могут дождаться этого дня.
Он теснее прижал ее к себе.
- И они тоже согласятся. Я тебе обещаю. – Он поднял ее голову за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза. – Веришь?
- Верю, - прошептала она.
Её приоткрытые губы находились в такой опасной близости от его, что прошло всего лишь мгновение прежде, чем они встретились. Руки сами сомкнулись на его шее. Ладонь Максима нырнула к ней под майку, неторопливо двинулась вверх по спине к шее, затем опять вниз, к талии. И снова вверх, нежно-нежно…
- Максим… мы должны… остановиться… Ты же обещал… - проговорила Полина между поцелуями, делая усилие, чтобы отстраниться.
- Я соврал… - все еще целуя, он попытался опустить ее на диван, но почувствовал, что сопротивление становится сильнее и, сделав усилие, все-таки отпустил.
Полина сразу же встала и отошла на безопасное расстояние. Сделала несколько глубоких вдохов, восстанавливая сбившееся дыхание. Потом строго посмотрела на Максима:
- Я знала, что это не очень хорошая идея.
Максим посмотрел на нее невинными глазами.
- Ну, Полина, ну, признайся, тебе же нравится.
Она опустила глаза, но потом подняла их и решительно посмотрела на него:
- Признаю. Но предупреждаю: еще раз – и…
- Всё, всё, всё! – Максим схватил первый попавшийся учебник. – Я всё понял и осознал. – Он хитро посмотрел на нее. – Посидишь рядом?
- Максим!..
Он засмеялся.
- Ну, прости, я пошутил. Всё, обещаю, больше мешать не буду. – Он открыл книгу.
Полина хмыкнула.
- Ну, смотри. Я тогда вещи разбирать пойду.
- А, кстати, - Максим поднял голову, - я заметил, что вещей больше стало?
- Ну, да. В тот раз я взяла только самое необходимое на несколько дней, а сейчас я же здесь задержаться собралась.
- А, тогда очень даже хорошо. – Он вздохнул и опустил глаза к учебнику. – Давай, учебник, учи меня!
Полина улыбнулась и вышла в другую комнату.
Ненадолго Максиму удалось даже сосредоточиться, пока Полина не выглянула из комнаты и не спросила, не проголодался ли он. Он покачал головой.
- Нет, спасибо. А ты вещи уже разобрала?
- Да. Ну, ладно, ты здесь тогда занимайся, а я пойду пока прилягу, если ты не против, а то чего-то я устала со всеми этими отъездами-приездами.
- Конечно, иди, - Максим согласно кивнул головой, проследил за тем, как она ушла в другую комнату и прикрыла за собой дверь, чтобы ему не мешать. Взял учебник, попытался на нем сосредоточиться, но глаза все время обращались к прикрытой двери. Через два часа он знал математики не больше, чем до этого. В конце концов, он отложил учебник и встал. Как там говорят? Перед смертью не надышишься? Он кивнул головой, как бы соглашаясь с собственными мыслями. Однозначно, не надышишься. Он тихонько подошел к влекущей его двери и осторожно ее приоткрыл. Полина лежала на постели поверх покрывала и мирно спала. Поддавшись импульсу, Максим, стараясь ступать бесшумно, прокрался к постели. Какое-то мгновение постоял в нерешительности, потом осторожно устроился рядом, очень стараясь не потревожить ее сон. Убедившись, что она не проснулась, с облегчением выдохнул.
Когда спустя какое-то время Полина открыла глаза, первое, что она увидела, было лицо Максима. Она закрыла глаза и опять открыла. Нет, это был не сон. Максим лежал на полусогнутой руке и просто смотрел на нее. Она улыбнулась.
- И давно ты здесь лежишь?
Он засмеялся.
- Ну, какое-то время. Наконец, у меня появилась возможность полюбоваться тобой, солнце мое, когда ты не сопротивляешься и не рассказываешь, чем мне лучше было бы заняться.
Она хмыкнула.
- Ты хочешь сказать, что я зануда?
- Ну, этого я не говорил. Хотя… - в его глазах заплясали смешинки. – Разве что чуть-чуть. Самую малость!
Она подняла бровь от удивления.
- Ничего себе! Вот это комплимент девушке! Всё, Макаров, я обиделась! Уходи с моей постели! – Она попыталась его столкнуть, но в планы Максима это абсолютно не входило, так что недолгая борьба закончилась полным поражением Полины и она оказалась прижатой к постели его горячим телом и лишенная возможности пошевелиться, так как он крепко держал ее руки своими.
- Упс, - смеясь, проговорил он. – Ну, что теперь скажешь, радость моя?
Она попыталась сделать обиженное выражение лица.
- Ты к экзамену подготовился?
Максим рассмеялся еще веселее.
- Ну, вот, зануда и есть. Вообще, тебе не кажется, что ты сейчас немножко не в том положении, чтобы говорить мне, что делать? – Он немного приподнялся и посмотрел на нее.
- Макаров, слезь с меня! – она сделала попытку освободить руки, но Максим, продолжая смеяться, только покачал головой.
- Нет уж, Полиночка, у нас была честная борьба. Ты проиграла, я победил. Так что, увы, солнце, теперь моя очередь диктовать условия. А, значит, - он приблизил свое лицо к ней, - придется тебе забыть о моих экзаменах и заняться чем-нибудь более приятным.
- Есть предложения? – Полина почувствовала, как гулко начинает биться сердце. Причем уже трудно было сказать, чье сердце стучит громче.
Максим кивнул головой.
- Только одно, - он переложил обе её руки в одну, а вторая начала медленный путь вниз по внутренней стороне ее руки, как бы случайно коснулась груди, прошлась вниз к талии, проникла под майку, погладила живот, начала так же медленно подниматься вверх… Глаза Полины подернулись дымкой.
- Максим…
Он отпустил её руки и заглянул ей в глаза.
- Полина, поцелуй меня.
Полина и не подумала отказывать ему в этой просьбе. Притянув его голову к себе, она прижалась губами к его рту.
- Я стал, как наркоман, - проговорил Максим, задыхаясь. – Все время хочу тебя, хочу со страшной силой.
Он стащил с нее майку и чуть не задохнулся, когда почувствовал ее пальцы, пытающиеся расстегнуть его джинсы. Словно по молчаливому уговору, они отодвинулись друг от друга и освободились от остатков одежды и сразу же вернулись в объятия друг друга.
- Скажи, что и ты хочешь меня, - прошептал Максим, и о том же просили его руки.
- Хочу, хочу, хочу…
Они отдались на волю чувств; движения их были слаженными и ритмичными, и с каждым прикосновением их души и тела становились единым целым, словно подтверждая легенду об ищущих и нашедших друг друга половинках.
Глава 45
Утром Максим проснулся первым и посмотрел на часы. Семь часов. Пора вставать, а то можно и на экзамен опоздать. Шутки шутками – а сдавать его все-таки нужно. Он взглянул на спящую рядом Полину и улыбнулся. Как жаль, что нужно возвращаться к реальной жизни. С гораздо большим удовольствием он провел бы все отпущенное ему время здесь, рядом с Полиной. Но, увы, жизнь есть жизнь. Он осторожно встал, принял душ, оделся и остановился в нерешительности: будить или не будить Полину. К его счастью, в этот момент она сама открыла глаза и очень удивилась, увидев уже одетого Максима.
- Максим? Ты куда? Что-то случилось?
Он вздохнул.
- Случилось. Как-то вдруг сегодня уже четверг оказался и мне на экзамен нужно.
Она успокоилась.
- А, ну да. Правильно. – Она вдруг спохватилась. – Слушай, подожди, я сейчас встану, чего-нибудь позавтракать приготовлю.
Максим махнул рукой.
- Да не переживай. Мне еще все равно домой забежать нужно. Переодеться, документы взять. Так что там чего-нибудь и поем. – Он присел на постель рядом с ней. – А ты спи давай. А то, помнится, ночью мы не очень-то и спали, а? – Он не удержался и провел рукой по ее обнаженной руке.
Полина улыбнулась и вспомнила прошедший вечер. Вечер плавно перешел в ночь, ночь – в утро.
- Да уж. А все ты виноват. Нет, чтоб к экзамену готовиться. Предпочел предаваться плотским утехам.
Он засмеялся.
- Как ты завернула-то, а? Хотя да. Ты знаешь, как выяснилось, я обожаю эти плотские утехи. – Он наклонился и коснулся губами ее губ. – Жаль, что мне идти нужно, а то я бы им опять с удовольствием предался.
Она засмеялась.
- Нет, ну ты, точно, сексуальный маньяк. Это даже хорошо, что тебе идти нужно. Я хоть от тебя отдохну.
Он удивленно поднял бровь.
- У меня, наверное, галлюцинации развиваются, но ночью я четко слышал: «Хочу, хочу, хочу…» А, солнце?
Полина смущенно опустила глаза. Потом хитро улыбнулась.
- Стыдно признаться, но, как оказалось, я тоже обожаю плотские утехи. Макаров, это все ты виноват!
Он довольно засмеялся.
- Я, конечно, кто ж еще? Знаешь, я тут подумал, я, наверное, не ту специальность выбрал. Нужно было что-нибудь с анатомией и физиологией выбирать. Тогда бы я точно преуспел в практических занятиях. – Со смехом он сдернул с нее покрывало.
- Максим! – от неожиданности Полина даже не нашлась, что сказать.
- Потрясающая картина! – он с сожалением вздохнул и вернул ей покрывало. – Все, женщина, не соблазняй меня!
Он поднялся и направился к двери. Потом повернулся.
- Пожелаешь мне удачи?
Она улыбнулась.
- Я просто уверена, что у тебя и так все будет хорошо. – Потом поднялась, завернулась в покрывало, подошла и запечатлела на его губах нежный поцелуй. – Ни пуха, ни пера, Максик!
Он прижал ее к себе и ухмыльнулся.
- Как-то не хочется тебя посылать, но «К черту!» Я буду думать о тебе.
Она постучала его по лбу.
- Думай лучше о математике, балда! Я никуда не денусь. Все, давай, счастливо! – она еще раз поцеловала его и, довольный, он, наконец, ушел.
Глава 46
Помощник подал Петру Ивановичу очередную бумагу на подпись.
- И вот здесь еще. Всё, всё закончили. Я могу идти, Петр Иванович?
- Да, иди, - мэр углубился в какие-то бумаги, но, когда помощник был уже у двери, вдруг окликнул его. – Саша!..
- Да, Петр Иванович?
Мэр постучал пальцами по столу.
- Саша, я знаю, я дал тебе месяц, но… есть что-нибудь?
Помощник вернулся обратно к столу мэра.
- Вы об Ольховской, Петр Иванович?
- Саша! – мэр никогда не отличался терпением, вот и теперь повысил голос. – Ты прекрасно понял, о чем я говорю! Я что, так много даю тебе поручений?
«Вообще, да!» - подумал помощник, но предусмотрительно промолчал. Он замялся.
- В общем, ничего такого особенного нет пока…
Мэр поднял голову.
- А неособенного?..
- Ну, она уезжала недавно. Пару дней, как вернулась…
- И что? – мэр начал терять терпение. – Саша, не тяни кота за хвост! Если есть что – говори!
- Ну, человек, который за ними следил, предоставил несколько фотографий… Возможно, вам следует на них посмотреть.
- Даже так? Ну, показывай!
- Сейчас принесу.
Помощник вышел, а мэр опять затарабанил пальцами по столу. Что там еще за фотографии?
Наконец, помощник вернулся, неся в руках папку с фотографиями.
- Вот. Это все фотографии за период наблюдения.
Петр Иванович выложил все фотографии перед собой и начал рассматривать. На большинстве фотографий Ольховская была с Максимом. Он хмыкнул. Надо признать, неплохо смотрятся вместе даже вопреки тому, что она старше. Да и Максим выглядит счастливым. На мгновение Петр Иванович засомневался: может, и, правда, зря он влазит в жизнь Максима? Так, стоп, эти мысли нужно сразу отмести. Это его сын и не позволит он никакой девице пудрить ему мозги. Рано еще ему о женитьбе думать, а с этой, похоже, все к этому и идет.
- Ага, вот! – он отложил заинтересовавшие его фотографии. – Где это она и с кем?
- Это некто Кравцов Вадим Александрович, 1978 года рождения, бизнесмен, не женат. На первых фотографиях они в ресторан ходили. В принципе, все очень пристойно. Похоже, они друзья. На последних фото он ее в Тверь провожал.
Петр Иванович поднял глаза на помощника.
- Пристойно, говоришь? Саша, я тебя прошу, воздержись от комментариев, ладно?
- Но, Петр Иванович… - попытался возразить помощник.
- Саша, я сказал, воздержись! Фотографии оставляй, и всё – свободен!
Помощник кивнул головой и направился к выходу, мысленно коря себя. Да, плохую услугу он оказал Максу. Но он честно пытался объяснить, что там нет ничего такого.
После того, как помощник вышел, Петр Иванович еще раз разложил все фотографии перед собой. Прекрасно! Вот вам и довод против! Максиму явно нечем будет крыть! Вот только когда это лучше сделать? Он ведь дал сыну месяц на раздумья. Месяц еще не закончился. Может, подождать и все решится само собой? Макс одумается и это все не пригодится? Надо подумать. Ну, а пока… он сгреб фотографии в ящик стола. Пока подождем.
Посмотрев на часы, Петр Иванович набрал номер Максима.
- Алло, Макс, привет, ты где?
- Привет! С экзамена иду, а что?
Петр Иванович задумался. Нет, пока говорить ничего пока не нужно.
- Да нет, ничего. Просто хотел узнать, как дела? Как экзамен? Сдал?
- Не знаю еще. Результат завтра будет.
- А сейчас, надеюсь, домой идешь, а не куда-нибудь?
- Будь уверен, домой. – Даже по голосу было слышно, что Максим напрягся.
- Макс, - он помолчал, - мы давно с тобой не разговаривали. Вечером ты будешь дома?
Он услышал, как Максим вздохнул.
- Отец, прости, но у меня уже есть планы на сегодня. Давай завтра поговорим. Заодно и поступление мое отметим.
Петр Иванович хмыкнул.
- Ты так уверен, что поступишь?
Максим засмеялся.
- Отец, ну, сын же у тебя не полный идиот! Так что, я думаю, шансы есть! Хотя да, ты прав. Еще диктант написать надо. Но с этим у меня, слава Богу, пока проблем не было.
- Ну, ладно, отдыхай тогда! Пока!
Мэр отключил телефон и посмотрел на ящик стола, в котором лежали фотографии. Ладно, не будем пока портить настроение мальчику. А то, чего доброго, не захочет довести начатое до конца и с институтом придется распрощаться.
… В три часа у Полины зазвонил телефон. Она нажала кнопку вызова и сразу же услышала голос Максима:
- Привет, солнце! Как дела?
Она улыбнулась.
- Максим, а как они у меня могут быть, если дел пока никаких нет? Это ты мне расскажи, как у тебя дела? Экзамен сдал?
- Ну, по крайней мере, написал. Результаты только завтра будут. Так что до завтра я абсолютно свободный человек. А поэтому… - он замолчал.
Полина засмеялась.
- Ну, не томи…
- Полина Сергеевна, есть ли у вас какие-нибудь планы на сегодня?
- Ну… - она сделала вид, что думает. – Не знаю. Смотря, что вы мне хотите предложить, господин Макаров.
- Видите ли, в чем дело. Я, значит, проходил мимо театра. Смотрю на афишу… Ба, приехал московский театр! «Мастер и Маргарита». А в театр мы с вами, к сожалению, так и не попали, помните?
Полина вздохнула, восстановив в памяти тот последний несостоявшийся поход в театр.
- Помню, как же.
- Так вот, получилось «Не проходите мимо!» Я взял два билета, а теперь думаю, не окажете ли мне честь сопровождать меня на спектакль?
Она улыбнулась.
- Окажу, окажу. Где и когда встречаемся?
- Как где? У тебя, конечно. Во избежание разного рода недоразумений, форс-мажоров и так далее.
- Максим… - Полина нахмурилась. - Давай не будем о прошлом, пожалуйста.
Максим прикусил язык.
- Полин, извини. Просто не смог удержаться. В общем, начало в шесть. Я зайду за тобой в пять, хорошо?
- Хорошо. Буду ждать. Пока!
- Пока!
Ровно в пять раздался звонок в дверь и Полина побежала открывать. На пороге стоял Максим с букетом красных роз в руках. Он открыл было рот что-то сказать, да так и остался стоять, любуясь ею. Полина была в том же самом наряде, что и в ресторане на выпускном. Полина улыбнулась, наслаждаясь произведенным эффектом.
- Ну, заходи, Максим. Так и будешь стоять в дверях?
- А, прости, - он сделал шаг в квартиру. – Выглядишь потрясающе!
Полина даже покраснела от удовольствия.
- Спасибо за комплимент, Максим! Но ты же меня уже видел в таком наряде.
Он взял ее руку, поднес к своим губам и поцеловал в раскрытую ладонь.
- Полина, солнышко, ты в любом наряде выглядишь сногсшибательно! – он вдруг спохватился и протянул ей цветы. – Ой, прости, это тебе!
- Максим, ну, зачем?..
- Полин, ну, у нас же свидание?
Полина, улыбаясь, кивнула головой.
- Ну, вот…
Полина взяла цветы и коснулась губ Максима своими.
- Спасибо. Благодаря тебе, я чувствую себя особенной.
Максим обнял ее за талию и заглянул в глаза.
- Ты и есть особенная, Полина. Единственная! – потом вдруг отпустил её и сделал шаг назад. – А теперь давай лучше пойдем, а то еще чуть-чуть, и все – я за себя не отвечаю. Идемте, сударыня, нас ждет мир прекрасного!
Полина засмеялась.
- Максим, ты чудо! Я тебя обожаю.
Он ухмыльнулся.
- А вот этого лучше сейчас не говори, а то я могу и передумать.
Он открыл дверь и отвесил галантный поклон.
- Прошу.
Глава 47
В театр они пришли немного раньше начала спектакля, так что времени было достаточно для того, чтобы побродить по фойе, порассматривать фото.
- Полин, может, кофе попьем?
Она согласно кивнула головой.
- Идем, конечно.
Через несколько минут они уже сидели за столиком, не торопясь, пили кофе и просто смотрели друг другу в глаза. Говорить не хотелось, да слов и не нужно было. Вся гамма чувств и так была написана на их лицах: и любовь, и счастье, оттого, что они вместе, и радость оттого, что сейчас, в данный момент, им просто никто и ничто не может помешать.
В этот-то момент их и увидел тот самый Александр Михайлович, пресловутый администратор московской труппы. Не колеблясь, он направился к их столику.
- Полина, привет! Добрый вечер, молодой человек! – он слегка склонил голову в знак приветствия.
Полина радостно улыбнулась.
- Привет, Саша! Очень рада встрече!
- Здравствуйте, - нехотя, проговорил Максим и непроизвольно положил руку на руку Полины, лежащую на столе. Он посмотрел на Полину в ожидании, не захочет ли она убрать руку. Нет, она даже не подумала сделать это. Не смутилась, не отвела взгляда, наоборот, посмотрела на его руку на своей, потом в его глаза и улыбнулась.
И жест Максима, и улыбка Полины не укрылись от Саши. Он удивленно поднял бровь, но промолчал.
- Саша, посидишь с нами? – Полина указала на свободный стул рядом с ними.
Он согласно кивнул головой и сел на стул.
- Почему бы и нет?
- Саш, ну, как дела твои? Как Маринка? Как ребята?
Саша улыбнулся.
- Все замечательно, всё хорошо! Просто прекрасно! Мы вот опять здесь с гастролями, как видишь.
Полина улыбнулась.
- Вижу.
Саша посмотрел на руку Максима, все еще накрывающую руку Полины.
- У вас, как я погляжу, тоже все хорошо, да?
Улыбка Полины стала шире. Она накрыла руку Максима сверху другой своей рукой и, глядя на Максима, кивнула головой.
- Да, Саша, у нас все хорошо. Все просто замечательно!
Максим накрыл рукой и вторую руку Полины, посмотрел ей в глаза и, наконец, тоже улыбнулся. Она не просто не пыталась больше скрывать свои чувства, но и открыто выражала их. Есть, отчего сойти с ума!
- Ну, что, - Саша поднялся из-за стола и поцеловал Полину в щеку, - Полин, я был очень рад тебя повидать. Молодой человек, - обратился он к Максиму, - Максим, кажется, да? – Максим кивнул головой и Саша продолжил. – Надеюсь, вы понимаете, какое сокровище получили?
Максим широко улыбнулся и кивнул головой. Полина же смущенно засмеялась и покраснела.
- Саша, прекрати.
- Полина, - он строго посмотрел на нее, - не вмешивайся, когда мужчины разговаривают. Так вот, Максим, поздравляю! Думаю, она досталась тебе в нелегкой борьбе.
Максим опять кивнул головой.
- Да уж.
- Вот. Смотри, делай, что хочешь – но не упусти это сокровище из своих рук.
Максим засмеялся.
- Это уж будьте уверены.
Саша протянул руку Максиму.
- Желаю удачи. Все, друзья, мне пора, да и вам тоже. Спектакль уже скоро начнется. Счастливо!
- Счастливо, Саша! Передай привет Маринке!
- До свидания! – Максим пожал ему руку, посмотрел, как он уходит, потом повернулся к Полине. – Прикольный чел! Но отличные советы дает! Идем, сокровище! – Он встал из-за стола, подал руку Полине и они пошли в зал.
Как только они сели на свои места, Максим взял руку Полины в свои, да так и не отпускал на протяжении всего спектакля.
- Тебе понравилось? – спросил он, когда они вышли на улицу.
Она кивнула головой.
- Спасибо тебе, что привел меня сюда сегодня.
Он засмеялся.
- Тебе спасибо!
- А мне-то за что?
- Боюсь, что, если бы ты не согласилась меня сопровождать, я бы вряд ли приобщился к миру прекрасного.
Они медленно шли по аллее, держась за руки и любуясь звездным небом. Поддавшись моменту, Максим вдруг начал говорить:
Я обниму тебя, если позволишь,
Я стану дымом твоих сигарет,
Я буду ветром, несущим твой парус,
Цветком нечетным украшу букет.
Ногами стану, когда устанешь,
Глазами волка, когда темно,
Асфальтом ровным, если поломка,
Иль лучше сразу твоим авто.
Я буду голосом, если охрипнешь,
Руками, если придется бить,
Монетой, что не бывает лишней,
Водой, когда захочется пить.
Я стану штилем в шторма любые,
Булавкой, если ногу сведет,
И одеялом в морозы злые,
И еще тем, кто никогда не уйдет.
Как только он начал говорить, глаза Полины стали удивленными, потом она повернулась к Максиму лицом, улыбнулась, и, когда он закончил, то пришла очередь удивляться Максиму:
Я хочу быть твоею милой.
Я хочу быть твоею силой,
свежим ветром,
       насущным хлебом,
над тобою летящим небом.
Если ты собьешься с дороги,
брошусь тропкой тебе под ноги
без оглядки иди по ней.
Если ты устанешь от жажды,
я ручьем обернусь однажды,—
подойди, наклонись, испей.
Если ты отдохнуть захочешь
посредине кромешной ночи,
все равно —
       в горах ли, в лесах ли,—
встану дымом над кровлей сакли,
вспыхну теплым цветком огня,
чтобы ты увидал меня.
Всем, что любо тебе на свете,
обернуться готова я.
Подойди к окну на рассвете
и во всем угадай меня.
Это я, вступив в поединок
с целым войском сухих травинок,
встала лютиком у плетня,
чтобы ты пожалел меня.
Это я обернулась птицей,
переливчатою синицей,
и пою у истока дня,
чтобы ты услыхал меня.
Это я в оборотном свисте
соловья.
       Распустились листья,
в лепестках — роса.
       Это — я.
Это — я.
       Облака над садом...
Хорошо тебе?
       Значит, рядом,
над тобою — любовь моя!
Я узнала тебя из многих,
нераздельны наши дороги,
понимаешь, мой человек?
Где б ты ни был, меня ты встретишь
все равно ты меня заметишь
и полюбишь меня навек.
Она замолчала, они какое-то время просто стояли, безмолвно глядя друг на друга, потом одновременно сделали шаг друг другу навстречу и их губы встретились, а руки сплелись в жарком объятии.
- Я же тебе говорил, что мы настроены на одну волну, - проговорил он, когда поцелуй закончился. – Вот тебе лишнее доказательство.
Полина улыбнулась.
- Максим, я тебе и без доказательств верю. Идем домой?
- Идем.
Когда они проходили мимо круглосуточного магазина, Максим вдруг остановился и посмотрел на Полину. Похоже, ему в голову пришла какая-то мысль.
- Полин, золото, подождешь меня здесь минутку? Я мигом!
- Максим, что ты придумал?
- Ну, пожалуйста! – он забежал в магазин и через несколько минут выбежал, держа в руках пакет.
Полина удивленно посмотрела на него.
- Что у тебя там?
Максим хитро улыбнулся, но не показал.
- Не скажу. Потом увидишь. Идем.
- Полин, ты посиди немножко на диване, отдохни, хорошо? – Как только они вошли в квартиру, он сразу же провел ее к дивану.
Она послушно села на диван и посмотрела на него.
- Максим, не темни. Ты что задумал?
Он покачал головой.
- Полин, ну, ты мне просто дай пару минут, ладно? Потом сама все увидишь.
Полина вздохнула, согласно кивнула головой и откинулась на спинку дивана.
- Ладно, давай. Что с тобой поделаешь?
Максим радостно улыбнулся, схватил пакет, по дороге прихватил вазу с розами и ушел в спальню, предусмотрительно прикрыв за собой дверь. Через несколько минут он, как и обещал, вышел, на ходу выключая свет.
- Сударыня, - он подал Полине руку, - я прошу вас.
Полина поднялась, проследовала за ним в спальню и не смогла сдержать улыбки.
- Максим… - она огляделась вокруг.
Играла приглушенная музыка. Максим подтащил к кровати столик и сейчас в центре на нем красовались ваза с розами, две зажженные свечи, бутылка шампанского и раскрытая коробка шоколадных конфет. Она с улыбкой посмотрела на него:
- А пить мы из чего будем?
Он вздохнул.
- Вот здесь загвоздочка вышла. К сожалению, бокалы у тебя не в спальне стоят. А я их, растяпа, забыл сразу из кухни прихватить. Но это мы мигом исправим… - через минуту он уже вернулся, неся в руках два бокала.
- Полина Сергеевна, могу я предложить вам бокал шампанского?
Она улыбнулась лишь кончиками губ.
- Можете.
- А, да, садитесь, пожалуйста!
Он усадил ее на постель, сам сел рядом, взял бутылку шампанского в руки и весело подмигнул.
- По-гусарски?
Она засмеялась.
- Только попробуй.
Максим вздохнул.
- А зря. Так хотелось почувствовать себя гусаром! Ну, хорошо… - он откупорил бутылку, налил шампанское в бокалы и поднял свой бокал. – Полин, спасибо тебе за то, что позволяешь мне быть рядом с тобой… спасибо за то, что позволяешь любить себя…
Полина опустила глаза:
- Максим…
Он приложил палец к ее губам, призывая помолчать, и продолжил:
- … и спасибо, что любишь меня… Вот… и я хочу выпить это шампанское за то единственное сокровище в мире, которым я хочу обладать… за тебя, Поль…
Полина улыбнулась и покачала головой.
- Нет уж, Максим, так дело не пойдет. Спасибо тебе, конечно, за твои слова… Я очень тронута, но… что значит, я позволяю?.. я согласна выпить только за нас двоих… за то, что мы вместе…
Максим посмотрел на нее своими большими глазами.
- Хорошо, давай выпьем за нас. – Он улыбнулся. – Но ты все равно сокровище.
Полина опять опустила глаза.
- Максим, хватит меня уже смущать, ладно?
Продолжая улыбаться, он поднес свой бокал к ее, они чокнулись и выпили.
- Любишь шоколад? – Максим взял из коробки конфету и поднес ее к губам Полины. После секундного колебания Полина улыбнулась, приоткрыла рот и взяла конфету губами. Максим с видимым удовольствием проследил, как конфета исчезает у нее во рту. Сердце забилось чаще, кровь побежала сильнее… Но нет, спешить он не будет…
- Полина Сергеевна, разрешите пригласить вас на танец?
Он забрал у нее бокал, поставил на стол рядом со своим, поднялся сам и помог подняться ей.
Он кладет ее руки себе на плечи, своими обнимает ее талию, звучит какая-то медленная баллада о любви…
- Полин, а помнишь, мы отмечали выпускной в ресторане?..
Она подняла на него глаза:
- Еще бы.
- Ты была одета точно так же… И звучала такая же музыка… Мы точно так же танцевали…
Полина почувствовала, как внутри зарождается то непередаваемое ощущение, которое она испытывала только с Максимом.
- Да…
- Но тогда мы были не одни… А сейчас… никого…
- Никого… - повторила Полина, как завороженная.
- Только ты и я…
- Только ты и я…
- И я могу, наконец, сделать, что не смог сделать тогда… Помнишь?..
Полина сама не заметила, когда ее руки покинули его плечи и обняли его за шею. Она сделала глубокий вдох. По телу пробежала уже знакомая дрожь. Слова как-то вдруг закончились и она смогла только кивнуть.
- Я хотел дать свободу твоим волосам… - он вытащил заколки и золотистые волосы рассыпались по ее плечам. Он зарылся в них лицом и вдохнул ее аромат. – Боже, как хорошо… Потом… - он крепче прижал ее к себе, - я шептал тебе «я люблю тебя!». Я люблю тебя, солнышко мое!
Сердце Полины начало путешествие по организму. Как кто-то когда-то сказал: «Сердце - в желудке, желудок – во рту!» Она чувствовала приблизительно то же.
- Потом я хотел поцеловать эти глаза, - его губы коснулись ее глаз, - эти щеки, - щек, - эти губы, - губ. Сначала нежно, осторожно, потом настойчивее, пока ее губы не раздвинулись и он не смог проникнуть внутрь. Его язык коснулся ее языка, исследовал каждый ее изгиб и впадинку… Потом он на мгновение оторвался от нее, прошептал:
- Боже… какая ты вкусная… сладкая… шоколадная… - и вновь завладел ее губами.
В этот момент Полину покинули все мысли, остались только чувства, которые завладели ею целиком и полностью.
Губы Максима оставили, наконец, ее губы, спустились ниже: к шее, плечам. Как в тумане, она ощутила, что он стягивает с ее плеч бретельки, расстегивает «молнию» на платье, одновременно делая шаги ближе к постели… В том же тумане она увидела, как он избавляется от своей одежды…
… Какое-то мгновение, и она уже лежит обнаженная под ним, и он водит кончиками пальцев по ее телу. Целуя ее, он время от времени отрывается от ее губ, чтобы припасть к ее плечу, шее, груди.
Ее пронизывает желание, непрерывно прибывавшее и затопившее ее так, что даже в конечностях стало ощущаться биение. Она отзывается на каждое его прикосновение: вот его волосы слегка пощекотали ее кожу, когда он наклонил голову для поцелуя, вот его бедра постепенно заставили ее раздвинуть ноги…
Он опять возвращается к ее губам и целует их с жадностью, горячо, сладко... И таким же жадным, горячим, сладким кажется ему ее тело...
… - Максим, я… - она лежит у него в объятиях и мечтательно смотрит вверх, - мне кажется, я сплю и мне все это снится…
Максим улыбается, целует ее волосы и крепче прижимает ее к себе:
- Это самый лучший в мире сон!.. Я тоже его вижу…
Глава 48
Следующая неделя пролетела для них, как один миг. Если бы не Полина, которая периодически все-таки пыталась вернуть Максима к реальной жизни, - и, хоть и с трудом, но ей это удавалось, - Максим, забыв обо всем, готов был проводить все свое время только с ней.
- Максим, ну, нельзя же так! – в очередной раз выговаривала ему Полина, когда он отказался идти домой. – Ну, будь же ты, наконец, серьезным. Да, признаю, то, что ты хочешь быть все время со мной, мне очень нравится и, - она улыбнулась, - даже где-то льстит. Но пора уже и за ум взяться. Тебе не кажется?
Он, смеясь, покачал головой.
- Полина, ну, не за что мне браться! Если у меня и были когда-то хоть проблески ума, то я давно потерял их из-за тебя.
Полина сердито посмотрела на него.
- Максим, я не шучу! Хватит уже, ладно? Если ты помнишь, мы с тобой не на необитаемом острове в сказке живем, а в самом, что ни на есть реальном мире. Так что давай и вести себя соответственно. А в этом мире, кроме, безусловно, приятных занятий любовью и любования друг другом, еще куча проблем, занятий и обязанностей.
Максим вздохнул.
- Очень жаль. Ладно, Полин, не злись, ладно? Всё, договорились. Обещаю, сделаю все, что ты скажешь. На все согласен.
Полина облегченно вздохнула и села.
- Ну, вот, давно бы так. Значит, давай договоримся так. Ты больше времени проводишь дома. В конце концов, зачем огорчать твою мать, да и отца тоже? Ко мне приходишь только вечером, как обычно и происходит, когда парень с девушкой встречаются. Ночевать идешь тоже домой. – Увидев, как он удивленно поднял бровь, усмехнулась. – Ну, по возможности.
По мере того, как она говорила, Максим хмурился больше и больше. Наконец, он не выдержал.
- Полин, ты чего?
- А чего? Максим, ну, пойми же ты, все, что у нас сейчас – очень хорошо. Но так не может продолжаться вечно.
- Почему?
- Да элементарно, Максим. Тебе нужно будет учиться, мне – работать. Где я, по-твоему, деньги брать буду? Квартиру эту тоже оплачивать из чего-то нужно. Я, кстати, сегодня же собираюсь идти на поиски работы.
Максим нахмурился еще больше.
- Понятно. Значит, о женитьбе в ближайшее время не может быть и речи, да? Ну, правильно, зачем тебе муж-нахлебник?
Полина опустила глаза.
- Максим, ну, зачем ты так?
Максим усмехнулся.
- Так? Да нет, все нормально. Ты права, Полин, права... Знаешь, мне действительно нужно домой. Пока, – он поднялся и направился к двери.
- Максим, ты что? Ты куда?
Он обернулся.
- Ну, ты же сама только что говорила, что мне нужно проводить больше времени дома. Не огорчать мать и так далее. Я внял твоему совету.
Полина тоже поднялась.
- Максим, ты обиделся, да?
Он покачал головой.
- Ничего я не обиделся. Полин, я же говорю, всё нормально. Просто у меня действительно есть дела и мне, правда, нужно идти.
- Максим, - она внимательно посмотрела на него, - ты же еще несколько минут назад не хотел и не собирался никуда идти.
Он кивнул головой.
- Да, не собирался. А теперь вдруг вспомнил, что мне еще кое-что сделать нужно.
- Что, например?
- Например… - он задумался. – Ну… мне нужно узнать результаты экзаменов, наконец. В общем, я пойду. Пока. Я сам закрою за собой дверь.
- Максим!..
Через мгновение Полина услышала, как хлопнула входная дверь. Она упала на диван и посмотрела вверх. От бессилия на глаза навернулись слезы. Вот вам и пожалуйста! Первое столкновение с действительностью – и первая размолвка! Дура, какая же она дура! Должна же была знать, что только в сказках и в кино все бывает безоблачно и прекрасно. А это жизнь, настоящая жизнь! То ли еще будет!
Ну, и что теперь делать? Она выпрямилась. Нет, она не будет ему звонить. И уж, тем более, не будет извиняться. Извиняться-то не за что. Она сказала то, что есть на самом деле. Если Максим этого не понимает – что ж, это его проблемы. Либо он повзрослеет и начнет, наконец, воспринимать действительность, как она есть, либо… Она вздохнула. Заканчивать мысль не хотелось.
Так, всё! Не будет она сидеть в четырех стенах и терзаться по поводу этой размолвки. Все решится самой собой. А сейчас нужно работу искать. Через пару месяцев деньги закончатся. Что тогда делать? Она решительно поднялась, собрала вещи и вышла из дома.
Увы, сегодня оказался не ее день. Проведя его весь в поисках работы, уставшая и разочарованная, она вернулась домой. Работы найти не удалось. Во всех учебных заведениях, которые он посетила, штат оказался укомплектованным полностью, ну, может быть, и не полностью, но учитель этики и эстетики им точно не требовался.
Войдя, она бросила сумку в прихожей, переоделась и упала на диван. Ну, и что теперь делать? Она усмехнулась. Этот вопрос она задавала себе уже второй раз за день и в обоих случаях ответ отсутствовал. Ну, по крайней мере, что делать с поисками работы, понятно. Главное, не сдаваться. Время еще есть, так что один неудачный день еще ничего не значит. А вот что делать с Максимом?..
Ее мысли прервал звонок в дверь. Она поднялась с дивана и внутренне подобралась. Вот сейчас все и выяснится.
Она открыла дверь и только и успела увидеть, что Максим стоит с цветами в руках. В то же мгновение он схватил ее в охапку и закружил в своих объятиях.
- Максим, ты что? – с совершенно обалдевшим выражением лица спросила она, когда Максим, наконец, поставил ее на пол.
Он радостно рассмеялся.
- Полина, солнышко, ты можешь меня поздравить! Я студент!
Она тоже радостно заулыбалась и обняла его.
- Так это же здорово, Макс! – потом вдруг убрала руки и отстранилась. – Поздравляю.
Максим опустил глаза, потом поднял их и виновато улыбнулся.
- Полин, ты извини меня, пожалуйста, за утро, хорошо? Я знаю, что вел себя, как… ну, ты понимаешь, да? Просто неожиданно все было. Полин…
Полина, молча, смотрела на него, пытаясь понять, насколько искренно он говорит. Она вспомнила, как он извинялся тогда перед ней на уроке. Сказал – лишь бы сказать. Похоже, он тоже это вспомнил, потому что добавил:
- Полин, честное слово, извини, а? Вот, это тебе… - он протянул ей цветы.
Она посмотрела ему в глаза, взяла цветы и улыбнулась.
- Спасибо.
Максим с облегчением выдохнул.
- Мир?
Она кивнула головой.
- Мир! – и сразу же оказалась в его объятиях…
… - Полин, давай больше не будем ссориться. Хотя… - он посмотрел на нее, удобно лежащую в его объятиях, и губы его растянулись в широкой улыбке, - надо признаться, мириться мне очень понравилось.
Она хмыкнула.
- Еще бы! Макаров, смотри!.. - она строго посмотрела на него. – Я тебя честно предупреждаю: не думай, что все примирения будут такими… - она посмотрела на него и улыбнулась, - жаркими. Не строй иллюзий, хорошо? Так что давай на будущее просто попытаемся избежать всякого рода недоразумений и неприятностей. Договорились?
Максим блаженно улыбнулся.
- Конечно, солнце.
Полина нахмурилась, высвободилась из его объятий и села на постели.
- Максим, я серьезно.
Он тоже поднялся и сел рядом.
- Полин, так и я абсолютно серьезно. Я, когда от тебя ушел, побродил по городу, остыл, подумал и… - он замолчал. Полина в ожидании подняла бровь.
- И?..
Он вздохнул.
- И понял, что ты права, хоть мне и трудно это признавать.
Полина улыбнулась и взъерошила ему волосы.
- Максим, надеюсь, ты это говоришь не просто, чтобы сейчас сделать мне приятное.
- Ну, Полина, - Максим обиделся, - я абсолютно серьезно. Вообще, тебя не поймешь. Когда я несерьезный, тебе не нравится, наоборот – тоже.
- Ну, Максим, ну, прости. Не обижайся, - она обняла его за шею и положила голову ему на плечо. – Ты мне нравишься в любом виде, правда. – Она улыбнулась и поцеловала его в щеку. – Я тебя даже люблю. Просто… иногда я даже не знаю, чего от тебя ожидать.
Он усмехнулся.
- Да уж, вот такой я непредсказуемый. Короче, ты хочешь услышать, до чего я додумался?
- Конечно! – она с энтузиазмом кивнула головой.
- Ну, слушай. – Он замолчал, собираясь с мыслями. – В общем, теперь, когда уже точно ясно, что я все-таки поступил, я, конечно же, буду учиться. – Он усмехнулся и посмотрел на Полину. – И при этом, будь уверена, постараюсь не вылететь за неуспеваемость.
Полина улыбнулась и одобрительно кивнула головой.
- Вот. Пока, как ты и предлагала, встречаться мы будем только по вечерам. Потому что целыми днями я буду занят в институте, да и ты же тоже работать будешь, - он увидел, что она нахмурилась. – Что такое? Я что-то не то говорю? Ты же сама так говорила?
- Нет, нет, нет, - поспешила она его успокоить. – Ты все правильно говоришь. Просто… у меня с работой проблемы оказались.
- Какие?
Она пожала плечами.
- Её просто нет. Учитель этики и эстетики никому оказался не нужен.
- Полин, так это не проблема! – с воодушевлением начал он. – Давай, я попрошу отца… - он вдруг осекся и замолчал.
Полина усмехнулась.
- Правильно. Никого ты просить не можешь, да и не будешь. Я сама эту проблему решу. То, что я не нашла работу сегодня, еще не означает, что я ее вообще не найду, да?
Он согласно кивнул головой.
- Конечно. Но я еще не закончил.
Она удивленно посмотрела на него.
- Нет? А что еще?
Он вздохнул.
- Самая трудная часть... Я согласен, что ночевать я буду тоже дома, - он провел рукой по ее обнаженному плечу, - если, конечно, ты не разрешишь мне остаться.
- Максим…
Он сразу же убрал руку.
- Всё, всё… Да, и, самое главное...
- Что?
- Я все-таки не собираюсь ждать пять лет, пока окончу институт и смогу тебе что-то предложить. – Он внимательно посмотрел на Полину. – Не бойся, на хвост тебе падать я не собираюсь… В общем, я решил, что, как только я пойму, что там и как, то тоже буду искать себе работу.
- В смысле?
- Ну, какую-нибудь работу, которую можно было бы выполнять после учебы. Вечером или когда там…
- Максим, ты что? Это еще зачем?
Он пожал плечами.
- Затем. Полин, ну, как ты не понимаешь? Я не хочу ждать пять лет. Я хочу начать зарабатывать деньги, доказать тебе, что я тоже на что-то гожусь и тогда… просить тебя выйти за меня замуж. Вот!
Полина улыбнулась.
- Да, Максим, ты действительно зря времени не терял. Знаешь, ты меня очень удивил.
Он засмеялся.
- Я сам себя удивил. А хочешь, удивлю еще больше?
- А что, есть еще куда?
- Ага! Полин… а давай, я тебе по дому что-нибудь сделаю? Ну, там, я не знаю… ковры выбью или, на худой конец, мусор выброшу?..
Полина рассмеялась.
- Нет уж, Максик, на сегодня сюрпризов с меня достаточно. Прибереги что-нибудь на потом!
Он тоже рассмеялся, потом вопросительно посмотрел на нее:
- Ну, так что?..
- Что?
- Я заслужил поощрительный приз?
Она засмеялась.
- Еще бы! И не только за это! – она притянула его к себе и подарила ему поцелуй в губы. – Ну, так что, товарищ студент?
- Что?
- Тебе не кажется, что твое поступление надо отпраздновать?
Он согласно кивнул головой.
- Конечно. У меня даже есть два варианта.
- Да? – Полина удивленно подняла бровь. - Какие?
- Ну… Первый, - он потянул за покрывало, - остаемся здесь и устраиваем праздник любви…
Она засмеялась.
- Максим, ты просто невыносим! А второй?
- Второй – звоним ребятам и отмечаем это все вместе в кафе. Что скажешь?
Она сделала вид, что задумалась.
- Ну… первый – перспектива, конечно, заманчивая, но… По-моему, праздник любви у нас и так все время. Так что, Максик, звони ребятам…
Он вздохнул.
- Вот, я так и знал, что ты это выберешь. Поэтому…
- Что?
- Позвонил им из дома и они ждут нас с девчонками, - он посмотрел на часы, - через час в кафе.
Она рассмеялась, потом сделала серьезный вид.
- А ты был так уверен, что мы помиримся?
Он усмехнулся и одним движением повалил ее на постель.
- А мы что, ссорились? – прошептал он ей прямо в губы.
- Макс, но нас же ребята ждут!.. – попыталась возражать Полина.
- Так через час же!
Возражений больше не было…
Глава 49
Максим еще раз поцеловал Полину и с сожалением встал с постели.
- И почему ты не выбрала первый вариант?
Полина улыбнулась, тоже поднялась с постели и начала одеваться.
- Если все время выбирать первый вариант, то нас так надолго явно не хватит. К тому же, и подкрепиться явно не помешает.
Максим вздохнул.
- Ну, ладно, ладно, убедила, - он посмотрел на часы. – Ого! Кажется, нам надо поторопиться…
… Когда они пришли в кафе, их уже все ждали.
- Ну, наконец-то, виновник торжества явился, - недовольно протянул Трофимов.
- Привет, девчонки и мальчишки! – радостно поприветствовал всех Максим. – Простите, я сделал Полине сюрприз, в последний момент сообщив, что у нас сегодня торжество намечается. А она, как и все женщины, долго собиралась потом.
- Максим! – Полина уже собиралась возмутиться, но он взял ее за руку и подмигнул:
- Полин, ну, все же понимают. Девчонки вон тоже, я думаю, долго собираются.
- Да уж… - проговорил Синицын и все дружно закивали головой.
- Так, всё, с объяснениями закончили. Теперь давайте праздновать! – Максим усадил Полину, сел сам, позвал официанта и сделал заказ. – Ну, вот, я уже, типа, студент. Ну, а вы, пацаны?
Оказалось, что все тоже посдавали или уже все, или почти все экзамены и теперь ждут результатов.
- Вау, пацаны! Так нам еще праздновать и праздновать! Ну, что, кто хочет толкнуть тост в мою честь?
- Наверное, я, - произнесла Полина.
Максим удивленно поднял бровь и улыбнулся. Полина подняла свой бокал, обвела всех глазами и обернулась к Максиму:
- Максим, я хочу поднять свой бокал, - она улыбнулась, - конечно же, за тебя! За то, чтобы у тебя хватило терпения закончить начатое, поскольку, я это точно знаю, будут моменты, когда тебе просто захочется на все плюнуть и бросить. Но, главное, чтобы ты не поддался этому желанию, успешно выучился, получил диплом и, чтобы тебе все это в жизни пригодилось. В общем, учись с удовольствием и получи от этого пользу. Вот. За тебя, Максим!
Все подняли свои бокалы и выпили. Максим посмотрел на Полину.
- Спасибо, Полин! А можно я тогда тоже тост скажу?
- Конечно, - согласно кивнул головой Сухомлин. – Ты же у нас виновник торжества – тебе и карты в руки!
- А покушать? – удивленно спросил Перепечко.
Все засмеялись.
- Покушаем, Печка, дорогой, покушаем. Счас только речь толкну, а то у меня мысль уйдет. – Максим взял свой бокал и поднялся. – Я хочу выпить за девушек, которые с нами. За наших, так сказать, боевых подруг. За то, чтобы они и дальше были с нами. Как там говорят? - он улыбнулся и посмотрел на Полину. - В богатстве и в бедности, в горе и в радости, в болезни и в здравии… - он продолжал говорить, даже не замечая, как округлились глаза у всех сидящих за столом. - И за то, чтобы никогда не наступил момент, когда им просто захочется на нас плюнуть и бросить. За дам предлагаю выпить стоя!
Ребята поднялись, чокнулись и выпили.
- Ну, ты, Макар, даешь, - проговорил Трофимов.
Максим засмеялся.
- Да, Сань, я полон неожиданностей. А теперь давайте уже поедим. Да, Печка?
- Конечно! - закивал тот.
Полина посмотрела на Максима и тихо произнесла:
- Знаешь, ты меня тоже удивил.
Максим улыбнулся.
- Солнце, я тебя собираюсь удивлять всю нашу жизнь.
Потом были еще тосты, разговоры, танцы… Было уже поздно, когда Максим с Полиной, наконец, вернулись в ее квартиру. Она открыла дверь, вошла, а Максим так и остался стоять на пороге.
- Максим, ты что?
Максим пожал плечами:
- Ну, мы же с тобой сегодня договорились, что я буду ночевать у себя дома… Так что… - она заколебался. - До завтра?
Она сделала шаг к нему навстречу:
- До завтра?.. До завтра…
Максим сделал шаг вперед и оказался в квартире.
- Надеюсь, в поцелуе на прощание ты мне не откажешь?
В течение нескольких секунд, которые казались им вечностью, они молчали - просто стояли, глядя друг на друга, уже понимая, что сейчас произойдет. Они одновременно сделали еще шаг навстречу друг другу… Пальцы Максима зарылись в ее волосы и встретились, обхватив затылок. Он поцеловал ее в губы, потом - в шею, снова впился в губы.
- Идем, - Максим торопливо направился в спальню…
Глядя друг другу в глаза, они одновременно расстегнули пуговицы: он — ее блузки, она - его рубашки. Блузка оказалась на полу всего за несколько мгновений до присоединившейся к ней рубашки. Туда же последовали ее юбка и его джинсы. Через секунду они были в постели и их губы сомкнулись в бесконечно долгом поцелуе, который показался им более страстным и более сладким, чем все предыдущие. Он почувствовал в своем рту ее мягкий и очень теплый язык и ответил ей тем же, доводя себя и ее до края блаженства.
- Полина… сладкая Полина… - шептал Максим, целуя ее губы, шею, грудь, опускаясь все ниже и ниже. Его поцелуи, не знающие преград, его любовные ласки, которым неведомы ограничения, щедрые проявления его чувств - все это поднимало ее на такую высоту невыразимого блаженства, о котором она даже не подозревала.
- Пожалуйста, Макс… - просила она, но, что просила, она и сама не представляла.
Максим обхватил ее спину... Еще одно мгновение – и они слились в единое целое, отдавшись сжигающей их страсти. Им казалось, что они задохнутся от переполняющих их чувств. Это был не просто порыв страсти, а всепоглощающая и сметающая все на своем пути буря, и они оказались в самом эпицентре этой бури. Она со страшной силой толкала их друг к другу, пока, наконец, не утихла, оставив после себя их обессиленные тела.
Все еще накрывая ее своим телом, Максим поцеловал ее и улыбнулся.
- Кажется, солнышко, наша договоренность вступит в силу с завтрашнего дня…
Глава 50
Они уже заканчивали завтракать, когда зазвонил телефон Максима. Он взял телефон, посмотрел на дисплей, потом – на Полину, вздохнул и поднес телефон к уху.
- Да, пап, привет, - при слове «пап» Полина напряглась. - Как дела? Отлично! Где я? Гм… Нет, не дома. – Он подмигнул ей. – Да, у Полины. В офис к тебе прийти? Зачем? Поговорить хочешь? А о чем? Ну, ладно… Это же не очень горит? Часа через два нормально будет? Ну, хорошо… Жди.
Он отключил телефон, посмотрел на Полину и пожал плечами.
- Поговорить хочет, а о чем, по телефону не сказал.
- И ты даже не догадываешься о чем?
Максим покачал головой.
- В общем, не очень, - он нахмурился. – Надеюсь, воспитывать опять не будет.
Полина поднялась и подошла к окну, потом обернулась.
- Максим, а как ты думаешь: он, случайно, не изменил свое мнение о нас?
Максим хмыкнул.
- К сожалению, если мой отец вбил что-то себе в голову, то должно произойти что-то из ряда вон, чтобы он изменил свое мнение. Хотя… знаешь, последнее время он меня не трогал. Кто знает? – Он подошел к ней, обнял и заглянул ей в глаза. – Я очень надеюсь, что изменил. Это бы все настолько упростило, что мы могли бы даже пожениться.
Полина улыбнулась.
- Давай, и, правда, надеяться на лучшее. Ладно, тебе пора. Ты же еще домой зайти должен.
Он нехотя выпустил ее из своих объятий.
- Должен. Но часов в пять я приду, хорошо? Может, сходим куда-нибудь?
- Конечно, - она чмокнула его в губы. – Ну, все, Максик, не тяни, иди. Пока! Удачи!
Максим вздохнул.
- Она мне точно пригодится. Пока!
… Максим зашел в приемную к мэру и сразу же подошел к секретарю.
- Привет! У себя? Может, занят?
Света покачала головой.
- Привет, Макс! И у себя, и свободен, и ждет тебя.
Максим вздохнул.
- Ладно, тогда пошел.
Он зашел в кабинет.
- Привет, пап. Как дела?
Петр Иванович поднял голову от бумаг.
- А, Макс! Привет. Наконец, я вижу блудного сына. Давай, проходи, садись. Пообщаемся.
Максим прошел и сел напротив отца.
- Ну, давай пообщаемся. И о чем общаться будем?
- Ну, для начала хочу тебя поздравить тебя с поступлением. Ты ведь поступил, да?
Максим кивнул головой.
- Что ж ты не счел даже нужным с родителями радостью поделиться?
Максим пожал плечами.
- Ну, почему же? Мама знает. А ты был на какой-то встрече. Ну, а вечером, прости, мы с пацанами это дело отмечали.
Петр Иванович хмыкнул.
- С пацанами? – Он испытующе посмотрел на Максима. – И с Полиной, с этой… Да?
Максим напрягся.
- И с Полиной. И что?
Петр Иванович пожал плечами.
- Ну, как тебе сказать… Макс, ты помнишь, я тебе срок месяц давал одуматься?
Максим в упор посмотрел на отца, но не ответил.
- Молчишь? К твоему сведению, месяц вот-вот закончится. Так что не вижу смысла тянуть дальше… Надеюсь, ты одумался?
Максим ухмыльнулся.
- Ну, это, смотря, что ты имеешь ввиду под этим словом.
- Вот как? Ну, что ж, я тебе объясню… - Петр Иванович встал из-за стола и заходил по кабинету. – Макс, ты думаешь, я тебя не понимаю? В твоем возрасте мне тоже многое хотелось. Правда, в отличие от тебя я не получил то, что хотел…. Ладно, это я отвлекся. Макс, я понимаю, запретный плод всегда сладок. Эта твоя Полина и была для тебя тем самым запретным плодом. Всё, ты его сорвал, попробовал. Пора с этим заканчивать!
Максим улыбнулся.
- А говоришь, понимаешь…
Петр Иванович остановился.
- Хочешь сказать, что нет?
Максим покачал головой.
- Абсолютно. Полина для меня – не запретный плод. Точнее, в самом начале, может быть… я подчеркиваю, может быть, так и было. Когда я только поступил, а, вернее, ты меня поступил в суворовское. Она была учительницей, такой необычной, неприступной, недосягаемой… Да, тогда это было запретным плодом. Но потом… Она просто обычная девушка, - он улыбнулся и поправился, - нет, совсем необычная. Пойми, отец, это не желание получить недоступное. Я просто ее люблю. И она меня, как оказалось, тоже.
- Максим, - Петр Иванович начал выходить из себя, - ну, какая любовь в 18 лет?
- Ну, отец, - Максим тоже повысил голос, - ты же сам мне рассказывал, что маму полюбил тоже где-то в этом возрасте.
Петр Иванович поднял глаза к потолку.
- Макс, не вали все в одну кучу. То мама, а это бывшая учительница! Почувствуй разницу!
- Да какая разница? Ты любил маму, я люблю Полину! Всё!
- Всё? Нет, не всё, Макс, не всё! Ты думаешь, она тебя любит? Ошибаешься! Не знаю, какую игру она затеяла и что ей от тебя надо, но не верю я в ее любовь! Ты сам в этом можешь убедиться!
Он подошел к своему столу, открыл ящик, достал из него фотографии и бросил их перед Максимом.
- На, полюбуйся!
- Что это? – Максим взял фотографии в руки. На них была Полина, его Полина… не одна. С каким-то парнем… красивым и явно приятным Полине. Вон как она ему улыбается! Вот он держит ее за руку, вот целует, вот обнимает… - он поднял глаза на отца и вдруг севшим голосом еще раз спросил, - что это?
Петр Иванович заметил, как сын побледнел.
- Макс, с тобой все нормально?
Максим кивнул головой.
- Нормально. Я спросил, что это?
- Это? Это Ольховская Полина Сергеевна с каким-то своим… гм… другом, - он сделал ударение на последнем слове, давая понять, что он сильно в этом сомневается.
- Откуда ты их взял?
- Макс, какая разница? Факт, что это было. А как, откуда – все это не имеет значения.
- Для меня имеет. И еще – когда это было снято?
- Когда? Да пару недель назад… Она тогда из Твери уезжала. С ним, наверное, встретиться нужно было.
- Уезжала… - Максим замолчал, потом вдруг выдохнул. Конечно, она же ему рассказывала, что ходила с каким-то другом в ресторан, прощалась и он ее даже провожал! Хоть и неприятно все это было видеть, но… Его губы медленно расползлись в улыбку. – Увы, отец, сенсации не будет! Это ее друг!
У Петра Ивановича брови поползли вверх.
- Макс! Не обманывайся! Ты посмотри, как они друг на друга смотрят. Да он ее одним взглядом съесть готов!
Максим сжал зубы.
- Отец, ну, что ты говоришь? Ты лучше скажи, откуда у тебя это? – он вдруг замолчал, потом посмотрел на отца широко открытыми глазам. – Не может быть! Слушай, я даже думать об этом не хочу… Неужели ты опустился до того, чтобы приказать следить за ней?
Петр Иванович развел руками.
- А у меня не было другого выхода, Максим! Надо же тебе глаза на нее открыть!
Максим вскочил.
- Да не нужно мне ничего открывать! Мои глаза широко открыты и я прекрасно вижу, что тебе наплевать, что я чувствую и как живу! Главное, что это идет вразрез с твоими представлениями! Поэтому ты готов на все, лишь бы разлучить нас!
Петр Иванович устало сел на стул.
- Да, наверное, ты прав. Я готов на все. Ты – мой сын. Я желаю тебе счастья. И я просто уверен, что не будет тебе счастья с этой Полиной. Она повертит тобой – и бросит. А ты сломаешь себе жизнь из-за нее.
Максим тоже опустился на стул.
- Отец, давай, я сам буду решать, а?
- Будешь, когда подрастешь и поумнеешь. А сейчас я еще имею на это право. В конце концов, ты живешь в моем доме и ешь мой хлеб! Всё, я сказал. Никакой Полины быть не может! Погулял – и хватит!
- Ах, так! – Максим вскочил. – Хлеб твой ем?! Хорошо, больше ты меня в своем доме не увидишь! Но с Полиной я не расстанусь! Забудь об этом! Можешь оставить свой хлеб себе! – он бросил фотографии на стол к отцу и выбежал.
Петр Иванович в сердцах стукнул кулаком по столу.
- Да что же это такое? С собственным сыном совладать не могу! Ладно, Макс, мы еще посмотрим…
… Максим пулей пронесся мимо секретаря и выбежал на улицу. Что делать, куда идти, он даже не представлял. Домой он теперь точно не пойдет. К Полине? Нет, он не собирался выливать на нее свои проблемы и обиды. Зачем? Нужно сначала все обдумать, решить, а потом уже что-то делать. Перед глазами возникли фотографии. Она так на него смотрела… Он потряс головой. Нет, он ей верил. Раз она сказала, что друг – значит, друг. Но неприятный осадок все-таки остался.
В пять часов он к Полине не пришел. В шесть тоже. Вот уже и семь… Полина в который раз нервно посмотрела на часы. Что-то случилось… Да нет, не может быть… Всё, ждать больше было невыносимо. Она взяла телефон и нажала кнопку вызова:
- Алё, Максим, ты где? Что случилось?
- Полин, не волнуйся, - услышала она его голос. – Нормально всё. Скоро приду. Прости, задержался просто, а позвонить не сообразил.
Полина с облегчением выдохнула.
- Слава Богу! Ладно, я жду тогда.
Через пятнадцать минут раздался звонок в дверь и Полина сразу же бросилась открывать. Конечно же, Максим. Он сделал шаг в квартиру и, как только она закрыла за ним дверь, крепко обнял ее за плечи. Это случилось так быстро и так неожиданно, что Полина не успела ничего понять... Поцелуй был долгим и страстным. Потом так же внезапно он ее отпустил.
- Полин, скажи, ты же меня любишь?
Что-то в его взгляде напугало ее.
- Максим, ты что? Что случилось?
- Просто ответь. Я хочу услышать. Ты меня любишь?
- Конечно. Максим, я тебя люблю. Очень люблю. Только не пугай меня, пожалуйста. Что-то случилось?
Максим облегченно выдохнул и улыбнулся.
- Ничего не случилось, солнышко, абсолютно ничего. Просто очень захотел это от тебя услышать. – Он приблизился, легко поцеловал ее в губы и обнял за плечи. – Пойдем в комнату, что ли?
Он усадил Полину на диван, сел сам и вздохнул.
- Ну, что? Что будем делать? Может, сходим куда-нибудь?
Полина внимательно посмотрела на него.
- Максим, я же вижу, что-то случилось. Это после разговора с отцом, да? Не хочешь рассказать? Тебе же легче станет.
Он пожал плечами.
- Что рассказывать-то? Все, как и всегда. Мы опять поссорились.
- Из-за меня?
Он посмотрел на нее и усмехнулся.
- Не из-за тебя, а из-за наших с тобой отношений. Очень уж они ему не нравятся. Месяц, видите ли, данный на раздумья, уже на исходе, поэтому я должен принять правильное, на его взгляд, решение…
- Расстаться со мной, - закончила за него Полина. – Максим, - она отвела глаза, - может, тебе все-таки стоит его послушать?
- Полин, да ты что? – Максим даже с места вскочил и заходил из угла в угол, не находя слов. Потом остановился прямо перед Полиной. – Как ты не то, что говорить об этом… думать об этом можешь? Я тебя по-хорошему предупреждаю: Полина, если не хочешь, чтобы мы и с тобой поссорились, лучше выбрось подобные мысли из головы! Договорились?
Полина сглотнула, взяла его за руку и потянула, приглашая сесть обратно.
- Максим, давай поговорим…
Он сел, но разговаривать на эту тему, похоже, не собирался.
- Полин, ну, о чем здесь разговаривать? Несколько минут назад ты сказала, что ты меня любишь. Я тебя тоже люблю. Всё! Это единственное, что имеет значение.
- Максим… но ведь все гораздо сложнее…
Максим вздохнул.
- Полин, ну, почему у тебя всегда все так сложно? Неужели нельзя раз и навсегда принять решение – и всё! Это же очень просто!
- Максим…
Он вдруг поднялся.
- Знаешь, Полин, я лучше пойду. Как там говорят? Утро вечера мудренее? Вот, у тебя есть время до завтра, чтобы все осознать и принять. Лично я для себя все уже решил. – Он наклонился и поцеловал ее. – Пожалуйста, Полин, не разочаруй меня. Пока!
- Максим!..
Полина поднялась, но в ответ услышала лишь звук хлопнувшей двери. Ну, вот что с ним делать? И что делать со всем этим? Она упала обратно на диван. Хорошо Максиму: у него все просто и ясно, а вот у нее всегда эта извечная проблема выбора. Как же она надоела!
Максим вышел на улицу и вдруг остановился. А идти-то ему и некуда! Можно, конечно, спрятав свою гордость подальше и проглотив все сказанное, пойти домой на радость торжествующему отцу. Но нет, он этого не сделает. Он поднял голову и посмотрел на окна Полины. Нет, ее он этим грузить тоже не будет. Зачем? На улице лето, ночи теплые. Так что…
Когда через пару часов Полина случайно выглянула в окно, к своему удивлению, она увидела сидящего на скамейке Максима. Да нет, не может быть. Уже достаточно стемнело, так что, наверное, просто кто-то похожий. Она присмотрелась внимательнее. Нет, все-таки Максим. Нет, не он… Да что ж такое-то? Она взяла телефон, подошла к окну так, чтобы ее не было видно с улицы, и набрала номер Максима. Через несколько секунд человек на улице поднес телефон к уху.
- Да, Полин, - раздался голос Максима. – Я слушаю.
- Максим, ты где?
- Как где? – он поднял голову и посмотрел на ее окна. – Дома, конечно, где же еще? Что-то случилось?
- Нет, все нормально. Просто захотелось голос твой услышать… Убедиться, что с тобой все в порядке.
- Со мной все в порядке, Полин. Спокойной ночи!
- Спокойной ночи, Максим!
Будет с тобой спокойная ночь, Максик, как же! Она отключила телефон и направилась к двери. Через несколько минут она уже вышла из подъезда, прислонилась спиной к косяку двери и сложила руки на груди, ожидая, когда же Максим ее заметит. Но нет, он был всецело поглощен изучением земли под ногами. Наконец, он, наверное, почувствовал ее взгляд, потому что поднял голову и посмотрел на дверь, да так и остался сидеть в этом положении. Полина улыбнулась, удовлетворенно кивнула головой, подошла к нему и села рядом.
- Ну, давай, рассказывай.
- Что рассказывать?
- Ну, например, с каких пор скамейка под моим домом стала домом для тебя?
Он пожал плечами и улыбнулся.
- Дом там, где ты.
Полина улыбнулась.
- Прекрасно! А теперь давай серьезно.
Он вздохнул и отвернулся.
- Серьезно?.. Полин, ну, зачем тебе мои проблемы? Тебе своих не хватает?
- Так, Максим, посмотри на меня.
Он повернул голову и посмотрел на нее.
- Ну?
- Мне кажется, кто-то говорил, что хочет жить вместе, да? Но, если ты считаешь, что мне не нужны твои проблемы, значит, соответственно, мои проблемы тебе тоже не нужны будут? Странное, однако, совместное проживание получится. Ты так не думаешь?
Какое-то время Максим смотрел на нее, потом улыбнулся.
- Это значит, что ты оставила мысли о том, что, может, нам и, правда, нужно расстаться?
Она усмехнулась.
- Если ты сейчас же не скажешь, что происходит, я вернусь к ним обратно.
Он подвинулся к ней ближе и взял за руку.
- Не надо. Я обещаю честно рассказать.
- Ну, давай, я слушаю.
Максим выдохнул.
- Счас, только сформулирую как-нибудь.
- Максим, ты испытываешь мое терпение.
- Ну, ладно. В общем, то, что мы поссорились с отцом, ты уже знаешь.
Она кивнула головой.
- Ну, короче, он сказал, что, пока я живу в его доме и ем его хлеб, я должен делать то, что он скажет. Я сказал, что он может оставить свой хлеб себе и ушел. Всё.
- Понятно. И теперь, как я понимаю, тебе негде ночевать.
Он хмыкнул.
- Правильно понимаешь.
- А мне почему сразу не сказал?
Он пожал плечами.
- Полин, я сам решу свои проблемы.
Полина набрала в грудь побольше воздуха и выдохнула.
- Спокойствие, только спокойствие… Макаров, у меня на тебя с твоей гордостью никакого зла не хватает! И что ты делать собирался?
Он опять пожал плечами, потом ухмыльнулся.
- А чего, ночи сейчас теплые… А через пару недель можно в общежитие оформляться.
Полина покачала головой.
- Макаров, тебе кто-нибудь говорил, что ты сумасшедший?
Он кивнул головой и засмеялся.
- Ага! Ты и говорила.
- Ну, так еще раз говорю, - она встала и посмотрела на него сверху вниз. – Домой, я так понимаю, тебя бесполезно уговаривать, и ты не пойдешь?
Он отрицательно покачал головой.
- Тогда, давай, поднимайся.
- Зачем? Куда?
- Макаров, поднимайся, тебе говорят. Я не собираюсь с бомжом встречаться.
Он поднял бровь.
- Полин, у тебя есть решение проблемы?
Полина усмехнулась.
- Какой догадливый мальчик! Идем уже! У меня пока поживешь, а там посмотрим.
Максим заколебался.
- Полин, мы ж только вчера договорились…
- Ну, значит, придется условия договора пересмотреть. Всё, бывший суворовец Макаров, налево и шагом марш!
Они вошли в квартиру, Полина закрыла дверь, повертела ключи в руках, потом положила их на тумбочку.
- Завтра нужно будет сделать дубликат. Ты же не можешь быть привязанным к дому.
Максим хмыкнул.
- Наверное.
- Давай, иди звони родителям.
Максим удивленно посмотрел на Полину.
- Это еще зачем?
Полина нахмурилась.
- Максим, ты, правда, не понимаешь? Они же волнуются, наверное. Тем более, твой отец знает, в каком состоянии ты от него ушел. Домой ты не явился. Как, по-твоему, что они должны думать? Они тебе на мобильный не звонили?
- Звонили… Я отключал. Мне подумать надо было.
- Макс, временами ты действительно ведешь себя, как ничего не понимающий ребенок. Разве так можно? Давай, звони.
Макс нехотя достал телефон и покрутил его в руках. Полина посмотрела на него и покачала головой:
- Понятно. Я мешать тебе не буду, пойду в комнату. Звони. Можешь, кстати, на кухню пройти, там сигнал лучше ловится.
Из комнаты она услышала, как Максим что-то тихо пытается объяснить в трубку. Через пять минут он тоже зашел в комнату.
- Ну, что?
Он пожал плечами.
- В известность поставил. С мамой еще завтра поговорю. Мне же надо хоть вещи какие-то забрать оттуда.
- Конечно. – Ее вдруг осенила догадка. – Максим, а ты сколько по городу сегодня бродишь уже?
Он опять пожал плечами.
- Не знаю. Как от отца ушел, так и… А что?
- Ты хоть ел что-нибудь? Голодный, наверное?
- Я не знаю… - Полина почувствовала, что его голос прозвучал неуверенно.
Она внимательно посмотрела на него.
- Максим, что такое?
Он сел на диван, закрыл лицо руками и проговорил:
- Не знаю, Полин, не знаю. Просто я себя чувствую как-то странно во всей этой ситуации…
Она подошла к нему, присела перед ним на корточки и убрала его руки от лица.
- Максим, ну, что случилось?
Максим посмотрел на нее и вздохнул.
- Я не знаю, как это сказать. Помнишь, мы говорили о муже-нахлебнике? Так вот, сейчас я как раз чувствую себя этим самым нахлебником. А я не хочу тебя обременять, Полин…
Полина какое-то время смотрела на него, как будто что-то решая, потом поднялась и села рядом с ним.
- Максим, давай так… Раз уж мы оказались в такой ситуации, то давай заключим своего рода договор…
Максим поднял голову и заинтересованно посмотрел на нее.
- Договор?
Полина кивнула головой.
- Да, договор. Я не хочу слышать никаких слов о нахлебнике… Давай считать, что, раз так вышло, я тебя кредитую, а, как только ты будешь в состоянии, ты вернешь этот кредит назад, - она подмигнула, - и даже с процентами. К тому же, - добавила она с улыбкой после паузы, - я - дама старомодных взглядов и все еще считаю, что в семье, в первую очередь, муж должен заботиться о благосостоянии жены и детей. Так что у тебя еще будет время подтвердить мою точку зрения. По рукам? – она протянула свою руку.
- По рукам! – он взял ее руку в свою и улыбнулся.
- Вот и замечательно! – в ее глазах появились искринки. – Кровью скреплять не будем, а вот поцелуем, я думаю, можно. – Он приблизила свое лицо к нему и он, больше не размышляя, накрыл ее губы своими. Поцелуй получился долгим, нежным, томительным. Одна его рука обняла ее за талию, другая – легла на колено и медленно поползла вверх… Полина с усилием оторвалась от него и сделала глубокий вдох, потом улыбнулась.
- Я сказала, поцелуем, радость моя… А теперь идем все-таки чего-нибудь поедим. Я же знаю, что ты голодный.
Максим с сожалением убрал руки, но через мгновение тоже улыбнулся.
- Знаешь, и, правда, только сейчас понял, что голоден, как волк. Идем!
Максим сидел, наблюдая, как Полина моет посуду, и улыбался. Потом встал, подошел к ней, обнял за талию и потерся щекой о ее щеку.
- Полин, спасибо тебе…
Полина замерла, потом повернула к нему голову.
- За что?
Максим улыбнулся и честно ответил:
- За тебя.
- Макс… - голос вдруг охрип. Она опустила глаза, потом кашлянула и посмотрела на Максима. – Пожалуйста. Максим, имей совесть, дай посуду домыть.
Он поцеловал ее в щеку и убрал руки.
- Надеюсь, недолго?
- Пять минут.
Он послушно сел обратно.
Наконец, Полина поставила последнюю тарелку и повернулась к нему.
- Ну, что, идем в комнату?
- Конечно, - он с готовностью встал.
- Полин, - в комнате он огляделся и вопросительно поднял бровь. – А где я буду спать?
Губы Полины раздвинулись в улыбке.
- В прихожей, на коврике! Макаров, вопросы у тебя!..
Максим ухмыльнулся.
- Вопросы, как вопросы. Должен же я знать, на что рассчитывать. На коврике, говоришь?.. Ладно, спасибо, я пошел…
Он действительно прошел мимо Полины, вышел из комнаты и подошел к коврику. Озадаченная Полина вышла за ним следом. Максим взялся было за футболку, чтобы снять, но потом передумал и, как был одет, опустился на пол и лег на коврик.
- Спокойной ночи, - проговорил он.
Какое-то время Полина, стоя над ним и сложив руки на груди, наблюдала за тем, как он устраивается на полу, потом засмеялась и покачала головой.
- Шут гороховый!.. Ладно, предоставляю тебе свободу выбора: диван, - она сделала паузу, - кровать. Давай руку и поднимайся! – она подала ему руку, он схватил ее и через мгновение, улыбающийся, был уже на ногах лицом к лицу с Полиной. Еще мгновение – и он обнял ее за талию и привлек к себе.
- Может, и шут, - проговорил он, глядя в ее смеющиеся глаза, - так за это я тебе и нравлюсь, нет?
- Даже больше, - она обвила его шею руками, - за это я тебя и люблю.
Всё. Слова вдруг стали ни к чему, гораздо красноречивее был язык глаз, рук, губ, и тел.
В глазах друг друга они прочитали то, что не сказали словами. Мир со всеми его проблемами и неурядицами отошел на второй план. Стало вдруг жарко, трудно дышать. Они невольно приникли ближе друг к другу. Его теплые губы припали к ее губам. Поцелуй получился таким нежным и сладостным, что после того, как Максим оторвался от ее рта, Полина еще несколько мгновений стояла, не двигаясь. Потом она слегка отстранилась, ее руки соскользнули с его шеи, спустились вниз по плечам, груди, животу, проникли внутрь под футболку и начали медленное путешествие вверх…
- Полина, я… - одним рывком он сорвал с себя футболку.
- Тсс… тихо, - она приложила палец к его губам, за пальцем последовали губы…
Она легко касалась губами его губ, подбородка, шеи, груди, спускаясь все ниже и ниже… Он судорожно втянул в себя воздух, когда почувствовал ее горячее дыхание и прикосновение губ возле пупка. Почувствовал, как ее пальцы сражаются с пряжкой ремня и непослушной пуговицей джинсов, ощутил, как расстегивается «молния»…
- Полин, я так больше не выдержу… - одним движением он поднял ее, схватил в охапку, понес в спальню и уложил на кровать, оказавшись сверху. – Теперь позволь мне…
Его горячие губы сначала целовали ее волосы, а затем опустились к щеке, скользнули к уху и коснулись шеи. Он целовал ее долго и нежно, обдавая жарким дыханием. Подчиняясь природному инстинкту, Полина обняла его за шею и прижала к себе.
Через мгновение она почувствовала, как его теплая рука забралась ей под майку, скользнула по животу, поднялась выше, и, наконец, пальцы коснулись груди. В этот момент он томно вздохнул, обдав ее горячим дыханием. Он ласкал ее нежно и страстно, поглаживая кончиками пальцев соски. Пробудившееся желание было настолько сильным, что она застонала, запрокидывая назад голову.
- По-моему, надо от всего этого избавиться, - осипшим голосом проговорил Максим.
Он стащил с нее майку, потом, неотрывно глядя ей в глаза, провел руками по плечам, груди, опустился вниз, погладил и поцеловал живот. На мгновение рука проникла под пуговицу джинсов и резинку трусиков, и он почувствовал, как Полина вздохнула и втянула живот. Потом расстегнул ее джинсы, стянул их вместе с трусиками, так же быстро избавился от остатков своей одежды и опять накрыл ее горячее тело своим.
- Полина… - его губы долго скользили по ее губам, затем язык проник в возбуждающе приятную полость ее рта, и они оба погрузились в бездну страстного поцелуя.
- Какая же ты сладкая… - он оторвался от ее губ, заглянул ей в глаза и она почувствовала, как он входит в нее… Невольно, словно от удара током, она согнула колени, упершись пятками в матрас, и, вскинув бедра, вся подалась навстречу ему.
Снова и снова он погружался в ее тело. И каждый раз он почти выходил из нее, раскачивая качели наслаждения до предела; забираясь все выше и выше, чтобы нырнуть в нее поглубже. Выгнув тело дугой, Полина стремилась к нему, пытаясь встретить его как можно раньше, и вскоре она дышала так же прерывисто, как и он. Дойдя до края пропасти, они слились в единое целое и, обессилев, сдались на милость друг другу, полностью подчинившись яростному желанию…
… Он так и остался лежать на ней, руками обхватив ее спину и уткнувшись лицом ей в шею. Потом поднял голову и заглянул ей в глаза.
- Ты уверена, что ты существуешь? Это точно не сон?
Она глубоко вдохнула и выдохнула, приходя в себя, и улыбнулась.
- Если это сон, то я не хочу просыпаться. Никогда!
Он потерся носом о ее нос.
- Полин, я тебе говорил, что я тебя люблю?
Ее улыбка стала шире:
- Ты говори, говори. Это я не устану слушать никогда.
- Я люблю тебя, солнышко… - их губы снова нашли друг друга.
Глава 51
Полину разбудил поцелуй в щеку и запах кофе. Она открыла глаза и улыбнулась. Перед ней стоял Максим с подносом в руках.
- Это что?
- Это твой утренний кофе с бутербродом. Помнишь, ты признала, что я варю вкусный кофе?
- Даже так? – она села на постели. – А не боишься, что мне понравится и придется тебе делать это каждый день?
Он покачал головой.
- Не боюсь. Даже надеюсь, что понравится. Знаешь, мне это тоже нравится. Так что, если, конечно, долго спать не буду, то всегда пожалуйста. – Он поставил поднос ей на колени.
Полина сделала глоток кофе и удовлетворенно кивнула головой.
- Превосходно! Слушай, Максик, я и не знала, что остались еще такие мужчины, которые кофе в постель носят, ну, и всякое там…
Максим засмеялся.
- Да, нас, осталось всего двое: я и еще один парень… но ты его не знаешь.
Полина тоже засмеялась.
- Значит, мне повезло. Достался редкий экземпляр. А сам почему не пьешь?
- Как не пью? Пью. Счас принесу.
Через пару минут он вернулся со своей чашкой кофе и бутербродом и уселся рядом с Полиной.
- Что сегодня делать будем?
Полина удивленно подняла бровь.
- Будем? Делать мы, золото, будем по отдельности. Лично я буду искать себе работу и, надеюсь, все-таки найду. А ты, кажется, за вещами собирался и с мамой поговорить. Правильно?
Он вздохнул.
- Правильно.
- Максим… - она подняла на него глаза. – Ты, случайно, не передумал? Может, вернешься домой?
Максим нахмурился.
- Уже жалеешь, что разрешила мне жить с тобой?
- Дурак ты, Макаров. Еще раз такое скажешь – обижусь, и можешь сам пить свой кофе.
Максим улыбнулся и удовлетворенно кивнул головой.
- Значит, не жалеешь.
- А с чего бы я вдруг жалеть начала, если мне хорошо? Просто… они же твои родители. А ты так себя ведешь…
- Полин, а что делать, если так получилось? Вариантов-то нет. Отец мне просто не оставил выбора.
- Может, он сгоряча это сказал?
Максим горько усмехнулся.
- Ты не знаешь моего отца, Полин. Если уж он сказал, то сказал. Сгоряча там не бывает. Так что, - он ухмыльнулся, - или ты наслаждаешься моим обществом, или… я возвращаюсь домой и отказываюсь от тебя. А вот этого я сделать ну, никак не могу.
Полина сделала еще глоток кофе и посмотрела на него.
- Убедил. Я тоже выбираю первый вариант и наслаждаюсь твоим обществом.
Максим радостно улыбнулся.
- Вот и замечательно!
- Конечно, замечательно. Все, Максик, спасибо, - она вернула ему поднос, потянулась к нему, поцеловала в щеку и поднялась. – Я в душ сейчас схожу, потом собираемся и идем, да?
Он согласно кивнул головой.
- Само собой.
Когда Полина вернулась из душа, даже постель уж была застелена, а Максим сидел и смотрел телевизор. «Надо же», - Полина улыбнулась, но ничего не сказала. Минут через двадцать, уже одетая, она присоединилась к Максиму.
- Ну, что, я, в принципе готова уже. Можно идти. Хотя, Макс, я тут подумала… Мне-то, чем раньше, тем лучше. А ты-то и позже можешь сходить?
Он отрицательно покачал головой.
- Мне тоже, чем раньше, тем лучше. И маму успокою, и надо мной это висеть не будет. – Он выключил телевизор и встал. – Все, идем.
Они вместе вышли из дома. Полина повертела ключи в руках и протянула Максиму.
- Сделаешь дубликат?
- Конечно.
- Макс… - она замялась. – А у тебя деньги есть?
Максим усмехнулся.
- Ну, Полин, ты даешь. Меня, конечно, лишили родительского очага, но имеющихся денег пока отнимать не стали. Так что не очень много, но пока есть. Не переживай.
Она улыбнулась.
- Ну, и хорошо. Значит, давай так договоримся. Я, когда вернусь, не знаю. Но к тому моменту, как приду, хотелось бы, чтобы ты уже дома был. Не сидеть же мне на скамейке.
- Полин, не волнуйся. Я мигом. Так что буду, конечно.
- Нет, подожди. Не спеши. Давай я тебе где-то за час, как буду возвращаться, позвоню. И ты успеешь вернуться. Идет?
- Идет, конечно.
- Ну, что… тогда пока?..
- Пока!
Полина повернулась, чтобы уходить.
- Полин…
Она остановилась.
- Что, еще что-то забыли?
Он широко улыбнулся.
- Конечно, а поцеловать?
Она тоже улыбнулась.
- Максим… Ладно, - она подошла и коснулась губами его губ. – Пока.
- Э, нет, так не пойдет, - он удержал ее за шею, своими губами и языком заставил ее губы раскрыться и ответить на настоящий поцелуй. Потом отпустил. – Вот, теперь пока.
Полина вздохнула и вытерла с его губ свою помаду.
- А я так долго губы красила, - она достала зеркальце, помаду, отвернулась, накрасила губы и повернулась назад.
- Ты еще здесь? Макс, иди уже.
Он засмеялся.
- Удачи, солнышко!
Она тоже улыбнулась.
- Спасибо! Пока! – она развернулась и зашагала к остановке. Максим какое-то время, улыбаясь, смотрел ей вслед, потом вздохнул и направился домой.
Глава 52
- Максим, наконец-то! – как только он открыл дверь в квартиру, из комнаты сразу же вышла его мать. – Давай, заходи скорей. Есть будешь?
Он отрицательно покачал головой.
- Нет, мам, спасибо. Я перекусил. Отец на работе?
- Конечно.
- Тогда я счас вещи быстренько соберу, да? А то мне с ним встречаться не хочется.
Мать покачала головой.
- Нет, Максим, так дело не пойдет. Никакие вещи ты собирать не будешь, пока не сядешь и не объяснишь, что происходит. Отец сам не свой со вчерашнего дня ходит. Я ему даже слово лишнее сказать боюсь. Ты вообще из дома ушел.
Максим вздохнул, но спорить не стал. Прошел в комнату, сел и посмотрел на мать.
- Мам, а отец тебе не рассказал, что ли?
- Ты отца не знаешь? Он злой, как черт, второй день ходит и кричит, что ты семью девке предпочел.
Максим сжал зубы.
- Девке, значит… Ладно… Короче, мам, он сказал, что пока я живу в его доме, я буду делать то, что скажет он. В данном случае, я должен расстаться с Полиной. А этого я делать не собираюсь. Прости… - он опустил голову.
Мать подошла и села с ним рядом.
- Ты, правда, ее так любишь?
Он только кивнул головой.
- А она?
Максим поднял голову и с вызовом посмотрел на мать.
- И она! Мам, ну, неужели это звучит так невероятно и в это так трудно поверить?!
Она пожала плечами.
- Не знаю, Макс, не знаю. Я вообще уже не знаю, что думать. Просто… между вами такая разница… ты же мальчишка еще совсем, а она уже взрослая женщина…
Максим вспылил:
- Мам, ну, ты, вообще, слышишь, что говоришь? Взрослая женщина меня старше на 7 лет всего!
Мать усмехнулась.
- Всего?.. Однако… Но, ты знаешь, здесь я вас осуждать не буду. Если ты говоришь, что это серьезно… что ты счастлив…
Максим улыбнулся.
- Счастлив, мам, очень счастлив. Жалко, что отец этого понять никак не хочет.
- Макс… он уверен, что Полина не такая, какой тебе кажется. У него есть основания так думать?
- Да нет у него никаких оснований! Он во всех врагов видит! Мам, пожалуйста, хоть ты пойми меня, а?
Лариса Сергеевна вздохнула.
- Я стараюсь, Максим, стараюсь. Просто… трудно осознать, что ты уже настолько взрослый, что в нас больше не нуждаешься.
- Мам, ну, ты что? – он обнял ее за плечи. – Вы мои родители и я вас очень люблю. Но, пойми, Полину я тоже люблю. Не могу я от нее отказаться. И не буду! – уверенно добавил он после паузы. - Так отцу и передай!
Она грустно улыбнулась.
- Он будет рад это услышать… Максим, может, все-таки попытаешься с ним помириться? Вернешься домой?
Максим упрямо покачал головой.
- Нет. Я уже решил. Может, позже, я с ним попытаюсь поговорить… но не сейчас. И уж от Полины я точно не откажусь. Все, мам, я пойду вещи собирать, ладно?
- Ты с ней жить собрался?
- Да.
- А она где живет?
- Она квартиру снимает.
- Понятно.
Максим ушел в свою комнату, а через полчаса вернулся к матери уже с сумкой.
- Мам, я на первое время взял вещи. Потом, если что, можно еще приду?
- Максим, ну, как ты можешь такое спрашивать? Не можно, а нужно. Я буду ждать! И, если можно будет, я бы хотела и к тебе прийти, если, конечно, Полина будет не против. Я бы рада была познакомиться с ней поближе.
Максим улыбнулся, подошел и поцеловал мать.
- Спасибо, мам. Я ей обязательно скажу. Ну, я пойду?
Она кивнула головой.
- Счастливо! Ой, Максим!... – окликнула она его, когда он был уже у двери. – Подожди, я забыла совсем. Отец, конечно, приказал никаких денег тебе не давать, но… - вот. – Она протянула ему несколько купюр. – Немного, конечно, но, на первое время хватит… Потом, если удастся, еще дам, хорошо?
Максим вернулся, взял деньги, покрутил их в руке и засунул в карман.
- Мам, спасибо. Ты самая лучшая! Когда-нибудь я обязательно верну… - он еще раз поцеловал ее. – Пока!
Лариса Сергеевна улыбнулась.
- Вернет он!.. Забудь. Я же мать твоя все-таки. Давай, удачи!
Глава 53
Уже было часа четыре, когда у Максима зазвонил телефон.
- Алё, Максим, ты где? – раздался усталый голос Полины.
- Сижу тебя жду. Полин, чего у тебя голос такой грустный? Как дела?
- Никак. Я минут через сорок дома буду. Всё, давай.
… Как только раздался звонок в дверь, Максим сразу же бросился открывать.
- Ну, наконец-то, ты пришла, Поль.
Он грустно улыбнулась.
- Пришла. Зря только время потратила.
Она бросила сумку на тумбочку, разулась, прошла в комнату и упала на диван.
- Не нужны никому учителя этики. Вот ведь как! Еще неделя-другая таких поисков - и придется переквалифицироваться.
Максим сел рядом и обнял ее за плечи.
- Полин, ну, не переживай ты так. Обязательно что-нибудь найдется.
Полина хмыкнула.
- Мне бы твою уверенность. А то, если работу не найду, через пару месяцев мы с тобой оба бомжами станем или придется мне обратно возвращаться.
Он энергично замотал головой.
- Этого мы точно не допустим. Да, кстати, Полин, вот, - Максим достал из кармана деньги и протянул их Полине.
Она непонимающе посмотрела сначала на деньги, потом на Максима.
- Что это?
Он пожал плечами.
- Деньги… Мой, так сказать, вклад в общий бюджет.
- А откуда?
- Мама дала. Не очень много, конечно, но пока, сколько есть.
Полина опять взглянула на деньги и неуверенно произнесла:
- Максим, я не знаю…
Максим начал терять терпение.
- Полин, ну, чего ты не знаешь? Бери, тебе говорят!
После некоторого раздумья она, в конце концов, кивнула головой.
- Ладно. Лишними они точно не будут. Сделай доброе дело – положи их вон в ту тумбочку, чтоб и ты знал, если вдруг понадобятся, - она показала на тумбочку.
Максим положил деньги в тумбочку и, улыбаясь, вернулся к ней.
- Ну, вот, другое дело.
Она тоже улыбнулась.
- Хорошая у тебя мама. Скажешь ей при случае от меня спасибо.
Он задумался, стоит ли говорить, потом все-таки сказал:
- Может, и у тебя будет случай ей это сказать. Полин… она хотела бы познакомиться с тобой поближе. Если ты не против, конечно.
Полина в растерянности посмотрела на Максима.
- Познакомиться?
Он кивнул.
- Ну, да. Это плохо?
Она пожала плечами.
- Нет, не плохо. Просто… я не знаю, Максим. Кажется, я к этому пока не готова. Как-то страшно мне…
- Полин, ну, ты даешь. Чего страшно-то? Она же мать моя, а не зверь какой-то… Ладно, давай об этом позже поговорим, когда ты отдохнешь, хорошо?
Она с благодарностью улыбнулась и кивнула головой.
- Полин, - он посмотрел на часы, - а тебе не кажется, что время уже и поесть чего-нибудь? Ты не голодная? Лично я – да.
Она посмотрела на него и вздохнула.
- Я бы тоже не против. Дай мне минут десять посидеть – а потом я чего-нибудь сделаю, ладно?
Он хитро улыбнулся.
- Полин, ты на меня так посмотрела, как будто убить готова была. Я же не готовить тебе предлагаю, а поесть. Солнце мое, все готово уже давно. Так что давай, быстренько идем мыть руки и за стол, пока все не остыло.
- Максим, ты серьезно? – он увидел, как от удивления расширились ее глаза и довольно улыбнулся.
- Серьезнее не бывает! Поднимайся! – он взял ее за руку и помог встать.
Помыв руки и зайдя на кухню, Полина первым делом увидела стоящую на плите кастрюлю, из которой все еще шел пар.
Она весело улыбнулась.
- Макаров!.. Ты еще и готовить умеешь? Ты не перестаешь меня удивлять!
Он опять довольно улыбнулся, усадил ее за стол, взял тарелки и подошел к плите.
- На самом деле, честно признаюсь, полуфабрикаты приготовить и салатик нарезать не так уж трудно. От пельмешек, надеюсь, не откажешься?
Она покачала головой.
- Не откажусь, конечно!
- Вот и чудненько!
Максим поставил перед ней тарелку.
- Хватит?
Полина посмотрела на тарелку и засмеялась.
- Максим, ты что? Я же так растолстею скоро.
- Ну… станешь настоящей русской красавицей в старых добрых традициях. Как говорят, кровь с молоком.
Она рассмеялась еще веселее.
- Максим, ты что? Я серьезно. Я столько не съем.
Он вздохнул.
- Ну, вот. Ладно, это я себе возьму. Мой растущий организм все время чего-то требует.
Полина ухмыльнулась.
- Это я заметила.
Максим сделал удивленное лицо.
- Фи, девушка, я о пище. А вы о чем?
Она засмеялась.
- И я о ней же. Ну, так меня покормят или нет?
- Конечно. Так сколько тебе?
- Ну, наполовину меньше в самый раз будет.
- Всего-то? Ладно.
Он поставил перед ней тарелку.
- Вот, тарелочка. Подожди, счас. Салатик, ложечка, вилочка… Что еще? Ножичек, на всякий случай… Вроде, все. Ой, стоп. Сок будешь?
Полина кивнула головой. Он сразу же достал из холодильника сок, налил в стакан и поставил перед ней.
- Вот, все. Приятного аппетита!
Полина улыбнулась и покачала головой.
- Честно, Макс, не ожидала. Очень приятно. А ты почему не садишься?
- Сажусь, конечно, - он сел и посмотрел на нее. – Надеюсь, тебе понравится.
Полина подняла на него глаза.
- Мне уже нравится. Давай, тебе тоже приятного аппетита!
- А, кстати, о готовке, - прервал Максим молчание через несколько минут. – Я, пока вещи в доме собирал, наткнулся на книжицу занятную и, на всякий случай, спер ее у мамы. «Советы молодым хозяйкам» называется.
Полина весело рассмеялась.
- Максим, правда, что ли?
Он кивнул головой.
- Абсолютная. А что, чем я не молодая хозяйка. Смотри, - он встал из-за стола, взял передник, одел его и повернулся к Полине, - передничек, как на меня шитый, еще косыночки не хватает, но это мы счас поправим, - он взял кухонное полотенце и надел его на голову в виде косынки. – Ну, как?
Полина не просто смеялась. Увидев Максима в таком виде, она от всей души хохотала, забыв о еде.
- Макс, ну, ты даешь!
Он снял с себя передник и полотенце и сел обратно за стол.
- Вот видишь, ты уже не грустишь, а смеешься, что нам и требовалось.
Она согласно кивнула головой.
- Благодаря тебе. Максик, я тебя обожаю!
Он поднял бровь.
- А вот об этом мы поговорим попозже и поподробнее. Я же кое-что заслужил, да?
Она улыбнулась и покачала головой.
- Фу, Макаров, какой ты корыстный. Оказывается, не просто так все делал.
Он, смеясь, развел руками.
- Простите, мадам, селяви. Потом, почему бы не совместить полезное с приятным, а?
Полина сделала глоток сока и посмотрела на него.
- Ладно, я подумаю.
Допив сок, она встала, подошла к Максиму, наклонилась и коснулась губами его губ.
- Спасибо. Все было очень вкусно.
Он повернулась к столу и начала собирать тарелки, но Максим сразу же остановил ее.
- Полин, ты что? Ты иди, отдыхай. Я сам все уберу.
Полина недоверчиво посмотрела на него.
- Максим, с тобой все в порядке? Ты такой положительный, что просто пугать меня уже начинаешь.
Максим засмеялся.
- Полин, ну, откуда такое недоверие? Просто, пока я сижу дома, ничем не занимаясь, могу же я быть хоть чем-то полезным. Ты вон и так целый день в походах была. Так что давай, иди, иди.
- Да? Ну, ладно. Раз ты так говоришь… Я тогда в душ схожу, смою всю эту городскую пыль, хорошо?
Он кивнул головой.
- Конечно.
Когда она вышла из душа в одном халатике, посвежевшая и даже отдохнувшая, Максим уже закончил мыть посуду, включил телевизор и удобно улегся на диване. Увидев Полину, похлопал по дивану рядом с собой.
- Посмотришь со мной телевизор?
Она пожала плечами.
- А что показывают?
- Понятия не имею. По-моему, комедию какую-то романтическую…
- Романтическую?.. Ну, давай посмотрим… - она забралась к нему на диван и легла рядом, удобно устроившись на его руке, которой он приобнял ее за плечи. На какое-то время они действительно увлеклись происходящим на экране, потом вдруг Полина почувствовала, как рука Максима чертит какие-то замысловатые линии на ее халатике. Она подняла на него глаза. Максим больше не смотрел на экран. Все его внимание было сосредоточено на руке, описывающей какие-то линии и дуги на ее халате. Халат был тонкий и она вдруг остро ощутила прикосновения его руки к своему телу. Потом он перевел взгляд на ее лицо. В его глазах она увидела пляшущие огоньки желания… Вдруг стало жарко… Она приподнялась, потянулась к нему и коснулась губами, а потом и языком, его губ. Максим с готовностью ответил на поцелуй и его рука невольно переместилась к ней на грудь. Ее глаза подернулись поволокой, но она покачала головой:
- В этот раз Я хочу тебя.
Она увидела, как расширились его глаза. Он судорожно глотнул и проговорил.
- Я весь твой.
Полина повернулась, положила руку ему на грудь и сделала несколько движений вверх вниз. Затем, не отрывая взгляда от его лица, стала расстегивать пуговицы рубашки.
Кончики ее пальцев соприкасались с его кожей... Он был такой теплый, такой живой.
Когда все пуговицы были расстегнуты, она распахнула рубашку. Потом робко поцеловала его шею, затем грудь, постепенно опускаясь все ниже. Это были легкие, почти воздушные поцелуи. Она почти не касалась его тела, он ощущал скорее лишь ее дыхание. Затем губы отыскали соски. Она помедлила. Решится ли она попробовать сосок языком, как ей того страшно хотелось? Да, она все-таки решилась.
- Полина!.. - выдохнул Максим.
Она прижалась щекой к его животу, который вздымался и опускался при дыхании, спустилась к пупку, затем попробовала углубление языком. Эта ласка одинаково возбудила и его, и ее.
Полина закрыла глаза и плотно сжала веки. Ей всегда хотелось потрогать его, но не хватало смелости. Она хотела познать то, что выражает мужскую сущность, являет собой источник силы и жизнеспособности.
Рука скользнула ниже пряжки к застежке джинсов. Дыхание замерло. Через мгновение она отважно положила ладонь на твердую выпуклость. В напряженном молчании прошло несколько секунд. Собрав всю свою волю, она медленно провела пальцами и одновременно запечатлела жаркий, влажный поцелуй в живот.
Максим, с шумом втянув воздух, положил ладонь ей на голову, однако не перехватил инициативу. Он продолжал лежать спокойно, напрягшись всем телом… Она потянула за «молнию» джинсов и медленно и томительно стянула их с него… Максим сделал глубокий вдох и выдох, наблюдая, как Полина поднимается, распахивает и снимает свой халат. Потом она вернулась к нему и он снова почувствовал, как она коснулась зубами его соска… Мышцы его живота напрягались под ее губами, которые спускались все ниже и ниже… ниже и ниже… Ей пришло в голову попробовать его вкус, и она сомкнула на нем губы.
Дыхание Максима со свистом вырывалось сквозь зубы, а рука замерла в ее волосах. Полина поняла, что он начал терять над собой контроль: его бедра задвигались, мышцы стали сокращаться. Заглянув ему в лицо, она увидела, как он, смежив веки, головой упирается в подушки.
- Подожди, - в конце концов, выдохнул он, - не спеши, так все слишком быстро кончится.
Он потянулся к ней и, взяв в руки ее лицо, приблизил к себе для поцелуя. Окончательно забыв остатки своей скованности и стеснительности, она села верхом на его бедра, стала медленно опускаться и вдруг застонала, когда почувствовала, что он начал входить в нее. Максим прижал руки к ее бедрам, подталкивая ее вперед, пока полностью не вошел в нее, а затем отпустил, дав возможность занять удобное положение.
И Полина, изогнувшись, полностью отдалась наслаждению, которое доставляло ей его тело, распластанное под ней, его плоть, проникавшая в ее тело. Дыхание Максима стало таким же частым и прерывистым, как и ее. Он улыбнулся ей в пылу страсти, наклонил ее к себе и прильнул губами к ее груди. По телу разлилось неземное блаженство, затем - взрыв удовольствия и свет.
В следующую минуту Полина оказалась на спине, а Максим на ней. Изумляясь столь неожиданной перемене, она подняла на него глаза.
- Что…
- Теперь моя очередь, - проговорил он, не сводя с нее взгляда и просовывая ей руку под колени. Полина было запротестовала, не желая терять инициативу, но лишь застонала, когда он ритмично, с силой начал двигаться. Выгнувшись, она подалась к нему навстречу бедрами, чем еще больше распалила его, и сама растворилась в вихре ощущений.
Максим, достигнув высшей точки, напрягся, по его телу пробежали последние судороги наслаждения, и он обрушился на обвивавшую его руками Полину. Все еще испытывая головокружение, она лежала, устремив глаза в потолок, и слушала, как бешено колотится его сердце, так же, как и ее собственное.
… Лишь спустя какое то время он нашел в себе силы перевернуться на спину.
- Вот это да!
- И не говори, - отозвалась Полина, задыхаясь.
Глава 54
Следующие две недели прошли, как один день. К сожалению, той самой ложкой дёгтя в бочке мёда грозило стать то, что Полина никак не могла найти работу. Дни шли за днями и надежда на успех таяла все быстрее и явственнее. Полина обошла все возможные учебные заведения, но, увы, учитель этики никому не требовался. Максим, со своей стороны, тоже пытался найти какую-нибудь работу, но студент, да, вдобавок, еще и не приступивший к занятиям первокурсник, тоже никому не был нужен. Вот в один из таких дней, когда Полина, в очередной раз не солоно хлебавши, возвращалась домой, у нее зазвонил телефон.
- Привет, подруга! – раздался в трубке голос Вадима. – Как дела?
- Привет, Вадим. Нормально все, спасибо. А ты как?
- А чего мне сделается? Как всегда все: бизнес, встречи, партнеры, дом… В общем, никакого просвета.
Полина вздохнула.
- Везет тебе…
- В смысле? Полин, у тебя точно все нормально?
- Да нормально, Вадим, нормально. Просто с работой проблема оказалась.
- С какой работой? Какая проблема?
- Ну… Выяснилось, что учитель этики – эта такая специфическая профессия, которая в данный момент никому не нужна.
- Да? Подожди, дай подумать, - Вадим замолчал на какое-то время, а потом спросил. – Полин, ну, раз такое дело, ты не думала, чтобы, пока не можешь найти по специальности, типа, переквалифицироваться, что ли?
- Да, знаешь… Я уже, по правде, и об этом думала. Но… я же, в принципе, ничего не умею больше.
- Ну, это, я думаю, поправимо. В конце концов, девушка с высшим образованием, привлекательная, да еще и умная… Такие на дороге не валяются.
Полина улыбнулась.
- Спасибо, конечно, Вадим… Но к чему ты клонишь?
- Пока ни к чему. Полин, ты компьютер знаешь?
- Ну, так… на уровне не очень продвинутого пользователя.
- Ну и нормально… Ладно, а как на личном фронте дела?
- О, здесь все просто замечательно, Вадим, спасибо, - Вадим не мог не отметить, как радостно прозвучал ее голос. Повезло ведь какому-то мерзавцу, ох, повезло! – Вадик, а ты как, если бизнес не считать?
- Как? Да вот что-то принцессы все не встречаются. То ли не теми дорогами ходят, то ли спят еще все. Хоть бы сказали, где спят. Так я бы пошел, поцеловал, разбудил! А, может, мне лягушек целовать начать? Вдруг какая-нибудь царевной окажется?
Полина засмеялась.
- Ну, так, может, и, правда, попробуешь? Надеюсь, первая я же царевной и окажется, а то столько перецеловать придется!
Он тоже засмеялся.
- Ну, спасибо тебе, подруга, за поддержку! Ладно, пока. Я еще позвоню.
- Пока!
Через пару дней он действительно позвонил опять.
- Полин, в общем, слушай сюда. Я навел справки. Одному из моих партнеров по бизнесу в ближайшее время нужен будет личный помощник. Та девушка, которая у него сейчас работает, через месяц увольняется. Ну, я рассказал ему о тебе: какая ты сообразительная, внимательная, организованная, ответственная ну и так далее. И он готов с тобой встретиться. Ты как?
Полина задумалась.
- Не знаю… Вадим, я же тебе сказала, что я не умею… Я же никогда не работала в офисе.
- Полин, я в курсе. И ему об этом тоже сказал. Но месяц у тебя на обучение будет по-любому. Та же помощница только через месяц увольняется. Все покажет, расскажет. Так что, я думаю, с твоими мозгами ты быстро освоишься. Ну, так что?
Полина задумалась.
- Вадим, спасибо тебе огромное. Я просто… хотя, что я думаю? Конечно, я согласна. Выбор-то у меня пока невелик.
- Вот и хорошо. Я знал, что ты умная девочка. Записывай адрес… - он продиктовал адрес. – Воронцов Валерий Николаевич. Он ждет тебя завтра в три.
Полина улыбнулась.
- Ты уже и встречу назначил?
- Я чувствовал, что ты согласишься.
- Спасибо, Вадим. Я у тебя в долгу.
- Да ладно. Позвони мне завтра, хорошо? Расскажешь, чем встреча закончилась.
- Конечно! Пока!
- Пока!
Максиму Полина решила пока ничего не говорить. Мало ли, может ничего еще не выйдет. Воронцов Валерий Николаевич… Имя показалось смутно знакомым, но, поскольку сразу вспомнить не удалось, то она решила и не думать об этом больше.
На следующий день, тщательно подобрав наряд и сделав неброский макияж, она направилась на назначенную встречу. Ровно в три часа Полина переступила порог приемной Воронцова.
- Добрый день, - поздоровалась она с секретарем. – Меня зовут Ольховская Полина Сергеевна и Валерий Николаевич назначил мне на 3 часа.
- Добрый день, - секретарь кивнула. – А по какому вопросу?
- По вопросу приема на роботу.
Полина не могла не заметить, каким оценивающим взглядом окинула ее секретарь. Она внутренне подобралась. Секретарь нажала кнопку селектора и доложила о приходе Полины.
- Пускай заходит, - раздался мужской голос.
- Пожалуйста, проходите, - секретарь махнула в сторону кабинета.
Полина вошла, закрыла за собой дверь и остановилась в дверях.
- Добрый день, Валерий Николаевич.
Мужчина за столом был занят какими-то бумагами и даже не поднял головы. Он лишь махнул рукой, приглашая ее пройти ближе.
- Добрый день, проходите. Сейчас, минуточку.
Полина прошла к столу, но сесть не решилась, поскольку он ей не предлагал.
Наконец, он оторвался от бумаг и поднял голову.
- Еще раз добрый день. Простите, нужно было закончить. Пожалуйста, напомните еще раз, как вас зовут?
Полина кашлянула.
- Ольховская Полина Сергеевна.
Он улыбнулся.
- Прекрасно. Давайте остановимся на Полине, хорошо?
Она кивнула головой.
Он окинул ее взглядом с ног до головы и еще раз улыбнулся. Полина почувствовала, как щеки заливает краска. Она никогда не любила собеседований, когда стоишь, как на выставке, не зная, что делать.
Воронцов указал рукой на стул.
- Садитесь, Полина.
Она села и подняла глаза на него. Она уже где-то видела этого мужчину, явно где-то видела. Вот только где? Он поймал ее взгляд и снова улыбнулся.
- А что вы меня так разглядываете, Полина? А, подождите, я сам скажу. Вы, вероятно, силитесь вспомнить, где бы вы меня могли видеть?
- Да, - честно ответила она.
- А вы все время живете в Твери?
- Нет, пару лет назад жила, потом уезжала, теперь вот снова вернулась.
- Вот вам и ответ на ваш вопрос. Пару лет назад все столбы были обклеены моим изображением. Я баллотировался в мэры города.
Полина смущенно улыбнулась.
- Простите, сразу я как-то не вспомнила.
Он улыбнулся.
- А это, в общем-то, и не нужно. Итак, - он посмотрел на нее, - не относящиеся к делу вопросы мы выяснили. Теперь давайте перейдем непосредственно к цели вашего визита. Через месяц мне понадобится новый личный помощник. И вы, как я понимаю, хотели бы получить это место? – он вопросительно посмотрел на нее.
- Ну… - Полина замялась. – Да, но сразу должна сказать, что у меня нет опыта работы на такой должности.
Он кивнул головой.
- Да, Вадим сказал мне об этом. Но он также сказал, что вы девушка очень организованная и сообразительная и схватываете все на лету. Поскольку он меня еще ни разу не подводил, я склонен ему верить.
Полина смущенно улыбнулась.
- Я надеюсь, что и я его не подведу.
- А кто вы, простите, по профессии?
Она подняла голову.
- Учитель этики и эстетики.
Он удивленно поднял бровь.
- Надо же! И что, что вас подвигло сменить профессию?
Она пожала плечами.
- Вообще, ничего не подвигло. Просто… как оказалось, учителя этики и эстетики не пользуются спросом на рынке труда.
Он усмехнулся.
- Понятно. Ну, что ж… Значит, этикет вы знаете. Соответственно, и бизнес-этикет тоже, да?
Он испытующе посмотрел на нее. Она кивнула головой.
- Да.
- Прекрасно. Это плюс. Дальше… что у вас с компьютером?
- На уровне пользователя.
Он хмыкнул.
- Все так говорят. Хотелось бы знать, какого пользователя? Word, Exel, Интернет, электронная почта – хотелось бы, чтобы эти понятия были вам не только знакомы, но чтобы вы и работать с ними могли.
- Да, эти программы я знаю.
- Хорошо, еще один плюс. А языки? Владеете какими-нибудь?
Она кивнула головой.
- Да, английским. Правда, не очень свободно.
- Переведите, - она написал ей фразу на листке бумаги.
Полина несколько секунд подумала и написала перевод. Воронцов прочитал и удовлетворенно кивнул.
- Правильно. Хорошо, еще один плюс. Что еще?.. – он посмотрел на нее. – Полина, вы замужем? Дети есть?
Она отрицательно покачала головой.
- Нет, детей нет. И… - она заколебалась, - пока не замужем.
- Что значит «пока»?
- Я живу с молодым человеком, - она покраснела.
- Понятно. А чего вы краснеете? Я это не просто так спрашиваю. Дело в том, что, как у моего личного помощника, у вас будет ненормированный рабочий день. То есть, когда проходят какие-то встречи, презентации и так далее, вы должны будете оставаться до тех пор, пока это не закончится. Семейных дам такой расклад обычно не устраивает.
Она задумалась. Скорее всего, Максим не должен быть против. Да и работа ей действительно нужна.
- Мне такой режим подойдет.
- Хорошо. Значит, поступим так. Сейчас, пока место еще занято, мы оформляем вас секретарем. Я даю вам месяц на обучение. Он же будет, как испытательный срок. На это время вы будете получать 9 тысяч. Если через месяц вы мне подходите, я оформляю вас офис-менеджером. Зарплата, соответственно, увеличивается вдвое, а там видно будет. Итак?..
Полина даже не думала долго. Условия ей подходили. Воронцов тоже вроде производил впечатление порядочного человека и справедливого начальника.
- Да, я согласна.
- Очень хорошо. Сейчас я познакомлю вас с Натальей, моим теперешним личным помощником. Когда вы можете приступить к работе? Хотя… давайте так, сегодня среда. Работу начнете с понедельника. Договорились?
- Конечно.
- Отлично. – Он нажал кнопку селектора. – Наталья, зайди ко мне.
Через пару минут открылась дверь и вошла девушка чуть старше Полины.
- Наталья, познакомься это Полина. После того, как ты уйдешь, она займет твое место. С понедельника она приступает к работе. Будь добра, введи ее в курс дела. Ну, и помоги вникнуть во все, как можно лучше и быстрее.
Наталья кивнула головой.
- Конечно, Валерий Николаевич.
- Хорошо. Все, Наталья, ты иди. Спасибо. – Он подождал, пока Наталья вышла, потом обернулся к Полине. – Ну, вот, собственно, и все. В понедельник берите с собой все необходимые документы, оформляйтесь, и приступайте к работе.
Полина поднялась.
- Спасибо, Валерий Николаевич! До свидания.
Он окинул ее еще раз взглядом и улыбнулся.
- Счастливо! Будете разговаривать с Вадимом, передайте ему от меня привет.
Он опять взял какие-то бумаги и углубился в их изучение.
- До свидания, - еще раз проговорила Полина и вышла из кабинета, улыбнулась секретарю, попрощалась и вышла на улицу. Ну, вот, наконец-то, проблема решена! Ура!
Она достала телефон и набрала номер Вадима.
- Алё, Вадим, привет! Можешь сейчас говорить? Не занят?
- Привет, Полина! Могу говорить, могу. Давай, рассказывай, как дела у тебя? Как встреча прошла?
- Замечательно! С понедельника приступаю к работе. Правда, с испытательным сроком, но куда же от этого деться. Так что спасибо тебе!
- Да мне, в общем-то, и не за что. Я просто помог тебе оказаться в нужное время в нужном месте.
- Вадим, не скромничай! Если бы не ты, не было бы ни времени, ни места! Вообще, ничего бы не было.
- Ладно, ладно, подруга. Убедила! Пожалуйста! Я, кстати, через пару месяцев приблизительно приеду туда по делам. Там и увидимся, и поговорим.
- Правда? Отлично! Буду ждать! Еще раз спасибо, Вадим! Пока!
- Стоп! Куда пока? Ты хоть иногда объявляйся! А то ждешь все время, пока я сам позвоню.
Она засмеялась.
- Твоя правда! Прости, обещаю исправиться! Пока!
- Пока, пока!
Полина отключила телефон и задумалась. Пожалуй, сегодня и праздник можно устроить! Кивнув сама себе головой в подтверждение, она направилась к магазину…
… Услышав входной звонок, Максим сразу же поспешил открыть дверь. На пороге стояла радостно улыбающаяся Полина.
- Привет, солнце!
- Привет! – Максим улыбнулся. – Гляжу, улыбаешься? Хорошее настроение?
- Точно! – она кивнула головой и протянула ему пакет. – Держи!
- Что это? – он заглянул в пакет и увидел там шампанское, коньяк, конфеты, кучу разных деликатесов. – Ого! С чего бы это?
Полина посмотрела на ошарашенного Максима и рассмеялась.
- Гуляем, Максик! Повод есть! Я работу нашла!
Максим улыбнулся.
-Ух ты! Супер! Тогда ты иди мой руки, там, переодевайся… А я счас быстренько все приготовлю. А зачем и коньяк, и шампанское? Ты же не собираешься все вместе пить?
Полина засмеялась и покачала головой.
- Максим, нет, конечно! На твой выбор.
- Да? Ну, ладно тогда. Я пошел…
Когда Полина присоединилась к нему на кухне, он уже заканчивал все нарезать и раскладывать. Она подошла к нему, положила руки ему на пояс и прижалась всем телом к его спине. Руки Максима застыли в воздухе.
- Помочь? – прошептала она ему в ухо.
Максим повернул к ней голову.
- Полин, ты есть хочешь?
Она кивнула головой, улыбнувшись.
- Хочу.
- Тогда перестань меня искушать. Бери вот, лучше, тарелочки и неси на стол в комнату. Гулять, так гулять!
Вдвоем они накрыли на стол. Максим вопросительно посмотрел на Полину:
- Шампанское? Коньяк?
- А давай коньячку немного.
- Давай.
Он поднял свою рюмку.
- Полин, давай выпьем за тебя, за твою работу и за то, чтобы она тебе была в радость, да?
Она кивнула головой.
- Давай.
- Ну, вот, - сказал Максим, после того, как они выпили, - а теперь рассказывай, кому посчастливилось заполучить такой ценный кадр, как Полина Сергеевна Ольховская?
Полина засмеялась.
- Прямо уж и ценный! Скорей, это мне посчастливилось, а то я уже даже надежду терять начала. Компания называется «Стилз инкорпорэйтед». И буду я отныне личным помощником генерального директора.
Максим присвистнул.
- Слышал, что это довольно известная в нашем городе компания. А как ты туда попала-то? Неужели так просто пришла и сказала: «Возьмите меня на работу!» и тебя сразу в личные помощники взяли? Тем более, что у тебя и опыта нет никакого.
Полина засмеялась.
- Нет, конечно. Совсем все не так просто. Мне вчера позвонил друг, ну, помнишь, я рассказывала?.. Вадим?.. – Полина так увлеченно начала рассказывать, что совсем не обратила внимание, как при имени Вадима напряглось лицо Максима. – Вот, он меня спросил, как дела. Я ему рассказала, что мне нужна работа. Оказалось, что директор этой «Стилз инкорпорэйтед» - его партнер по бизнесу. Вот, благодаря Вадиму, мне и взяли даже без опыта. Пообещали, что за месяц все расскажут и всему научат. Здорово, правда?
Максим кивнул головой и проговорил:
- Здорово…
Только сейчас Полина заметила, что с Максимом что-то не то.
- Максим, что случилось? Я что-то не то сделала?
Максим посмотрел Полине в глаза. Она действительно ничего не понимала. Ох, уж, эта чертова ревность! Он тряхнул головой и улыбнулся.
- Да нет, все нормально, Поль! Я, правда, за тебя рад. Просто все необычно как-то… И что, ты правда хочешь там работать?
Она непонимающе посмотрела на него.
- Да. А почему нет?
- Прости. Это я так… Просто трудно, наверное, будет менять профессию с учительницы на секретаря, или как ты там будешь называться…
Она улыбнулась.
- Ничего, привыкну. Тем более и зарплату приличную пообещали. Если, конечно, испытательный срок пройду. Да и будущий начальник произвел впечатление нормального человека. Кстати, представляешь, как интересно: я, когда зашла, все силилась понять, откуда мне его лицо знакомо? Так он мне сам помог. Оказывается, он два года назад вместе с отцом твоим в мэры баллотировался! Представляешь, совпадение какое!
Максим поперхнулся соком, который в данный момент пил.
- В мэры?! Воронцов, что ли?! – он посмотрел на Полину совершенно обалдевшими глазами.
- Ну, да… - Полина в подтверждение кивнула головой. – Максим, что с тобой?
- Да так, ничего… - он вдруг рассмеялся. – Да-а-а… Хорошо, что этого не знает мой отец. Ну, что ты там работать собираешься. Не представляешь, какие у них в прошлом году тёрки с этим Воронцовым были. Он мне даже… - он вдруг прикусил язык и промолчал, вовремя решив, что о его отношениях с Ритой Полине знать совсем не обязательно.
Полина вопросительно подняла бровь.
- Что даже?
-А… - Максим махнул рукой, как будто это было совсем неважно. – Даже все уши о нем прожужжал, когда была такая возможность.
- Да? – Полина задумалась. – Максим, может, тогда зря я все это? Может, еще не поздно отказаться?
Максим тоже задумался, взвесил все «за» и «против». Рита уехала в Москву. Существует, конечно, возможность, что она вернется, но то, что она может встретиться с Полиной, скорей всего, маловероятно. С дядей все дела можно решить и дома. Не пойдет же она к нему на работу свои проблемы решать.
- Отказаться? – он помотал головой. – Полин, ты что? Тебе же действительно нужна работа. А это такой шанс!.. Учителя нигде не нужны, а без опыта в другой сфере тебя вряд ли куда-нибудь еще возьмут. Разве что в уборщицы… Но туда ты вряд ли захочешь, да и я не пущу, - он сделал страшные глаза. – Так что используй этот шанс. А не понравится – уйдешь. Только уже с опытом работы.
Полина не без удивления взглянула на него.
- Слушай, Макс, иногда ты меня пугаешь своей рассудительностью. Вообще-то, это мне по статусу положено быть рассудительной.
- Это по какому такому статусу? А, понятно, - он рассмеялся. – Ты старше, а значит, опытней. Увы, все зависит не от того, сколько опыта, а какой он.
- Ну, вот, опять! Макаров, прекрати немедленно!
- Что? – он опять засмеялся. – Ладно, все. – Он поднял руки, как будто сдается. – Я, кстати, тоже сегодня работу нашел.
Полина недоверчиво посмотрела на него.
- Макс, правда? У тебя же через пару недель занятия начинаются.
Он пожал плечами.
- Так я же временную. Промоутером.
- Кем?
Он засмеялся.
- Ой, ну, это просто так круто называется. На самом деле, листовки разные раздавать, предлагать пробовать образцы продукции и т.д. и т.п.
Полина внимательно посмотрела на него.
- Максим, ты серьезно?
Максим кивнул.
- Абсолютно. А что тебе не нравится?
- Да нет, все нормально. Просто… ты уверен, что это работа для тебя?
- А что здесь такого? Куча студентов этим занимается. Деньги, кстати, неплохие платят. И потом, это же все временно. Не понравится – через пару недель брошу. И вообще, Полин, ты меня удивляешь…
- Чем это?
- Ну, ты, как педагог, - он усмехнулся, - хоть теперь уже и бывший, должна знать и помнить что?
- Что?
- Что «все профессии нужны, все профессии важны», - он засмеялся.
Она тоже засмеялась.
- Ладно, убедил. Давай выпьем теперь за твой успех!
Они выпили. Максим отставил свою рюмку в сторону, потом посмотрел на Полину, сидящую напротив него. Что-то неуловимое проскользнуло в его глазах.
- Полин…
- Да? – она подняла на него глаза.
- Тебе не кажется, что… - он не сводил с нее глаз, как будто гипнотизируя ее.
Полина сглотнула.
- Что?
- Иди ко мне…
Будто в трансе, но вместе с тем четко осознавая, что делает, Полина поднялась со стула и двинулась к Максиму. Он тут же взял ее за руки и усадил себе на колени.
Их уста слились в нежнейшем поцелуе - кончики двух языков лишь слегка касались друг друга.
- О, до чего же сладко... - простонал он, не отрываясь от ее рта. Поцелуй становился все более страстным. Язык Максима пришел в движение, черпая неизъяснимое наслаждение в глубине ее рта и даря ей точно такое же взамен.
Сквозь шелк блузки ее грудь почувствовала жар его ладони.
- Я ждал этого весь вечер.
- Максим… мы же говорили…
Он улыбнулся.
 - Мы ведь уже все обсудили. Правда, солнышко?
Обе его руки тут же скользнули ей под тонкую блузку, Полина потеряла мысль и полностью отдалась во власть его рук. Одну за другой он медленно расстегнул пуговицы ее блузки, затем снял ее вместе с бюстгальтером и она вновь ощутила его руки на своей груди.
Полина сдавленно охнула, когда под подушечкой пальца ее сосок окончательно превратился в набухший розовый бутон.
В следующий момент она увидела надвигающийся на нее рот Максима и ощутила утонченную ласку его языка. Его губы сомкнулись, беря ее грудь в сладостный плен…
Осторожно он опустил ее на диван. Продолжая целовать, освободил от оставшейся одежды, затем сбросил свою.
Постепенно его поцелуи становились все более пылкими, рот - более требовательным, а язык - менее деликатным. Его руки следовали за губами, лаская то, что уже было обласкано поцелуями.
Полина изнывала от желания. Желание глухими толчками билось внутри нее, исходило от ее тела невидимыми лучами. Оно сковало ее ноги. Дыхание превратилось в еле слышный стон, вырывающийся из ее горла. Его язык и зубы лишали ее рассудка…
Легким толчком он раздвинул ее бедра, потом отстранился и заглянул ей в лицо.
- Полина, ты - волшебная… Ты…
Он не закончил. Их слияние было внезапным, сладостным и абсолютным.
Потом они, не двигаясь, лежали в объятиях друг друга, наслаждаясь полнотой разделенной страсти, вдруг он поднял голову, заглянул в дремотную глубину ее глаз и повторил. - Ты - волшебная…
Глава 55
- Полин, а ты когда работать начинаешь? – спросил Максим за завтраком.
- С понедельника, а что?
- А, понятно. Ну, что… наслаждайся тогда последними свободными днями, а мне идти нужно.
- Куда?
Он засмеялся.
- Промоутить чушь всякую.
Полина нахмурилась.
- Максим, если ты уже сейчас так об этом говоришь, может, тогда и начинать не стоит?
- Полина, всё! – он поднялся из-за стола, подошел к ней и коснулся губами ее губ. – Спасибо за завтрак, солнце. Мне, правда, идти нужно. Я должен и хочу внести свой посильный вклад в домашний бюджет. Если не удалось найти что-нибудь другое – кто мне доктор? Пару недель поработаю, а там видно будет. Давай, отдыхай. Пока! – он еще раз поцеловал ее и ушел.
«Да… - подумала Полина. – Решительный молодой человек, нечего сказать. Хотя чего удивляться? Он всегда был решительным и настойчивым» - она улыбнулась. – «Еще каким! Ладно, пускай делает, что хочет. Его жизнь – его будущее. Я свое мнение высказала. Его право – прислушаться или нет. Тем более, это действительно временно. Не то, что у меня. У меня все гораздо серьезнее предстоит. Как-то оно сложится?» - она вздохнула. – «Почему в жизни ну, хоть что-то не бывает просто, а? Все время нужно что-то искать, что-то решать, из чего-то выбирать, с чем-то соглашаться, а потом еще, в придачу, и вечно жалеть о том, что сделал или что бы мог сделать, но не сделал. Кошмар!»
… Максим раздавал у дороги очередную партию листовок с рекламой акций одного из магазинов, когда вдруг заметил знакомый автомобиль, остановившийся на светофоре.
«Блин, отец!.. – пронеслось в голове. – Этого мне еще не хватало!»
Он развернулся и быстро зашагал в противоположную от автомобиля сторону, очень надеясь, что отец был чем-нибудь занят, по сторонам не глазел и его не заметил.
- Максим!.. – раздался знакомый голос.
Не повезло!.. Максим остановился, медленно развернулся и увидел направлявшегося к нему отца. Он вздохнул. Ну, что за дела! Первый рабочий день – и такая засада!
- Привет, отец! – как можно беззаботнее проговорил он, когда Петр Иванович подошел. – Как дела? Хорошо? Ну, извини, мне идти нужно. Дела, понимаешь ли… Пока!
- Стой, - хмуро приказал Петр Иванович. – Дела у него! Что ты делаешь?
Максим сжал зубы и с вызовом посмотрел на отца.
- Вообще-то, работаю! А ты мне мешаешь!
Брови Петра Ивановича поползли вверх.
- Работаешь? И что же это за работа такая?
- Промоутер называется! Кстати, - Максим протянул отцу рекламную листовку, - на вот, раз уж все равно отвлекаешь.
- Что это? – тот, ничего не понимая, взял листовку в руки.
- Посмотри на выгодные предложения, предлагаемые в этой листовке. Может, заинтересует что-нибудь.
- Вот это и есть твоя работа? Листовки людям совать?! Дожили – сын мэра занимается на улицах черт знает чем! – он со злостью скомкал листовку и выбросил.
- Ай-ай-ай, - усмехнулся Максим. – Мэр города – и мусорит в неположенных местах! Еще одну, я так понимаю, не захочешь?
- Ёрничаешь? Макс, да что с тобой такое?
Максим пожал плечами.
- Ничего. Работать вот пытаюсь, если бы ты мне не мешал. Кстати, это не черт знает что, а нормальная работа, за которую платят деньги. А нам с Полиной они очень даже нужны.
- Вам с Полиной?! – на Петра Ивановича, который и так был уже на взводе, имя Полины сработало, как на быка красная материя. – Ты из-за этой девицы совсем голову потерял! Макс, возьмись за ум! Тебе учиться нужно!
Максим нахмурился.
- Прекрати, наконец, называть ее девицей! Ее Полина зовут! Отец, - в его голосе появились примирительные нотки, - я понимаю, что сейчас не время и не место, но, может быть, нам стоит хоть попытаться зарыть топор войны? Может, если ты не примешь, то хотя бы подумаешь о том, чтобы смириться с моим выбором?
Петр Иванович отрицательно покачал головой.
- Пока ты, как осел, будешь упрямо твердить о своей любви к этой Полине, думать мне не о чем, Макс! Я тебе говорю, что она не такая, какой ты ее представляешь! Макс, я со своим опытом в людях не ошибаюсь, пойми ты, наконец!
- Ну, что ж, - Максим пожал плечами. – Нет – так и нет. Все, извини, мне действительно работать пора! Маме привет передавай! Пока! – он развернулся и пошел опять раздавать листовки, а Петр Иванович в ярости отправился к своей машине.
Глава 56
Закончив работу, Максим еще какое-то время побродил по городу, пытаясь успокоиться. Увы, разговор с отцом выбросить из головы просто так не удавалось. День был безвозвратно испорчен.
Перед входной дверью он все-таки попытался натянуть на себя улыбку и нажал на кнопку звонка. Через пару минут послышались шаги и Полина открыла дверь.
- О, привет представителям рабочего класса! – она чмокнула его в щеку. – Проходи, мой руки, есть будем.
Максим улыбнулся.
- Приятно, когда после непосильного труда, всего уставшего и продрогшего, дома встречает такая богиня, да еще и с горячим ужином на столе.
Полина засмеялась.
- За комплимент, конечно, спасибо! Но особенно мне понравилось про непосильный труд и тебя продрогшего. Где ты продрогнуть-то умудрился? Лето на дворе!
- Ну, прямо! – Максим тоже засмеялся. – Ну, ладно, гипербола это! Уж и приукрасить нельзя!
- Макаров! – Полина сделала удивленное лицо. – Ты еще и с литературными терминами знаком?
Он хмыкнул.
- Ага, а еще я на машинке вышивать умею… Ладно, богиня, я пошел руки мыть.
Выйдя из ванной, он зашел на кухню, подошел к Полине и легонько поцеловал.
- Спасибо, Поль.
- За что?
- За то, что настроение умеешь поднимать.
Полина внимательно посмотрела на него.
- Хочешь сказать, что, когда ты пришел, у тебя его не было? Что-то случилось?
Максим махнул рукой.
- Да нормально все. Просто листовки как-то сегодня не вдохновили.
Полина улыбнулась.
- Понятно. Ладно, сейчас покушаем, сразу все в другом цвете покажется. – Она поставила перед ним тарелку. – Держи. Приятного аппетита!
- Спасибо, Поль. Тебе тоже!
Они поели, вместе помыли посуду, вернулись в комнату и Максим сразу же усадил Полину рядом с собой, обняв за плечи и прижав к себе. Полина склонила ему голову на плечо и мир для них замер. Они наслаждались моментом, наслаждались тем, что можно просто вот так сидеть рядом, тесно прижавшись друг к другу, и оставить все проблемы за порогом. Просто сидеть, просто дышать одним воздухом и просто молчать…
Максим первый нарушил тишину.
- У нас ведь всегда всё будет хорошо, да, Поль?
Она подняла голову и заглянула ему в глаза. Ей очень хотелось сказать «Да», но как такое можно гарантировать? Она улыбнулась и погладила его по щеке.
- Мы живем здесь и сейчас, и у нас все хорошо. Разве этого мало?
Максим грустно усмехнулся.
- Не любишь заглядывать в будущее?
Она покачала головой.
- Нет, не люблю. С некоторых пор предпочитаю ценить день сегодняшний.
- С некоторых пор? С каких это?..
Полина улыбнулась.
- Да это я так… Максим… что случилось? Ты же не из-за листовок такой расстроенный?
- Да так… - он вздохнул. – Отца сегодня встретил, пока листовки раздавал.
Полина погрустнела.
- Понятно.
Максим опять усмехнулся.
- Понятно? А мне вот непонятно! Непонятно, как можно быть таким… таким… - он силился подобрать слово, но не мог, - тупым, что ли? Он же, в принципе, меня ни слушать, ни понимать не хочет!
Полина погрустнела еще больше.
- А все из-за меня.
- Блин, - Максим прикусил язык, поздно сообразив, что не нужно было вообще ничего рассказывать, таким образом навязывая ей еще больше чувство вины. – Полин, прости меня, пожалуйста, не надо было тебе ничего говорить. Ну, причем здесь ты? Ты – просто камень преткновения, а отношения с отцом у нас и так не очень хорошие были. Давай забудем об этом, а? Давай сходим куда-нибудь? А то все дома и дома… Хочешь в кино?.. или в театр?...
Полина улыбнулась и коснулась его губ легким поцелуем.
- Давай, и, правда, куда-нибудь пойдем. Хоть просто по парку погуляем. Смотри, какая погода хорошая! Счас я только быстренько переоденусь… - она высвободилась из его объятий и, буквально, минут через десять вышла уже готовая.
- Ну, что, я быстро?
Максим улыбнулся.
- Почти, как в армии, - он поднялся и подал ей руку. – Идемте, сударыня, любоваться красотами природы.
Глава 57
 Оставшееся время для них пролетело так быстро, что они даже не успели заметить, как наступил понедельник.
В первый свой рабочий день Полина собиралась на работу с особой тщательностью. В конце концов, встречают все-таки по одежке… А ей предстоит предстать пред ясные очи, если не всего коллектива, то, по крайней мере, значительной его части, начиная секретарем и отделом кадров и заканчивая самим генеральным директором.
Наконец, собравшись, она покрутилась перед Максимом.
- Ну, как?
Он улыбнулся и подмигнул ей.
- Как минимум, генеральный директор собственной персоной.
Полина засмеялась.
- Максим, я серьезно!
Максим тоже засмеялся.
- Так и я серьезно, золотко! Ну, ладно, не веришь – и не надо! Полин, а тебе народ не жалко?
- В смысле?
- Так при одном взгляде на тебя упадут замертво!
Полина опять рассмеялась.
- Ой, Макаров, все бы тебе шутки шутить!..
- Да кто шутит? Вот обнял бы тебя – так боюсь притронуться. Вдруг еще помну чего-нибудь.
Полина, смеясь, покачала головой.
- В общем, толку от тебя никакого. Ладно, себе я нравлюсь, так что…
Максим подошел к ней и все-таки обнял.
- Полин, вот интересно, из каких моих слов ты заключила, что мне не нравится? Наоборот, еще чуть-чуть – и я тебя просто никуда не пущу. Зачем такой красотой еще кто-то, кроме меня, любоваться будет?
- Максим…
Его губы оказались вдруг так близко от её.
- Полин, - прошептал он, - у тебя время еще есть?
- Для чего?
- Заново накрасить губы… - не дожидаясь ответа, он накрыл ее губы своими.
- Ну, вот… - укоризненно проговорила Полина, когда поцелуй закончился. Хотя и глаза, и губы улыбались. Покачав головой, она направилась к зеркалу приводить макияж в порядок.
Максим весело улыбнулся.
- Считай, что это был поцелуй на удачу, солнышко.
Полина подошла, поцеловала его в щеку и улыбнулась в ответ.
- Спасибо, Максик. Сегодня она мне точно пригодится. Даже представить боюсь… Вдруг что-нибудь не то сделаю?
Максим засмеялся.
- Ну, Полин, ты чего? Откуда такая неуверенность в собственных силах? Ты же всегда была такая… в общем, ты поняла, да? Ты, главное, делай все с умным видом, даже если чувствуешь, что что-то не то…
Полина удивленно подняла бровь.
- Максим, а ты-то откуда это знаешь?
- Полин, ну ты даешь! У моего отца тоже помощник есть личный. Так я видел, как он работает.
- Да? – Полина улыбнулась. – Ну, спасибо за совет тогда. Всё, я пошла. Пока!
- Пока! – Максим легко коснулся ее губ своими. – И помни, солнце, ты – самая лучшая. Удачи!
Полина улыбнулась и вышла из квартиры навстречу новой работе, новому этапу в жизни и, увы, новым проблемам.
Глава 58
Как только Полина перешагнула порог компании «Стилз Инкорпорэйтед», она как будто оказалась в эпицентре какого-то вихря. В первый раз зайдя сюда, она была слишком сосредоточена на предстоящем собеседовании и просто не обратила внимания на постоянно снующих в разные стороны людей, монотонный гул от их разговоров, то и дело раздающиеся телефонные звонки. Сейчас же, проходя путь до приемной во второй раз и теперь уже оглядываясь по сторонам, она вдруг поняла, что работа ее ожидает даже сложнее, чем она себе представляла.
Она оказалась права. В первые же дни ей пришлось познакомиться и, хотя бы постараться запомнить, такое количество людей, что, даже имея опыт работы преподавателем, а, соответственно, и более-менее натренированную зрительную память, в какой-то момент Полина поняла, что у нее уже, как у компьютера, просто «недостаточно памяти для завершения операции». А, если к этому еще и добавить то, что она усердно пыталась запомнить, а потом уже и записать, буквально вываленный на нее поток необходимой информации Натальей, теперешней помощницей Воронцова, то она, буквально, физически ощущала, как мозги потихоньку начинают плавиться. Единственными мыслями, которые грели ее в этот момент, была мысли о том, что «А кому сейчас легко?» и «Бывает еще хуже». В какой-то момент она даже вспомнила, как говорила Яше о том, что у него в офисе сидят мумии. Может, у него, конечно, и сидели. Ей до того, чтобы стать мумией, было, как… она усмехнулась, представив сравнение.
Конечно, она понимала, что нужно всего лишь втянуться, и все пойдет гораздо легче, но вот именно это «втянуться» требовало немало усилий и времени. Постоянная подготовка каких-то встреч, переговоров, презентаций. Выполнение каких-то других, порой, даже мелких поручений. Но все это сваливалось в одну кучу – и день был занят просто под завязку. Сил и времени оставалось только на то, чтобы вернуться домой, поесть, и добраться до постели. Временами она задавала себе вопрос: сейчас она делает все это под руководством и с помощью Натальи, а как же тогда Наталья справлялась со всем этим одна, и как будет делать это она, Полина?
Хорошо еще, хоть Максим отнесся ко всей этой ситуации с пониманием и, ни на что не претендуя, старался поддержать ее, как мог. Впрочем, он и сам был уже занят, поскольку к тому времени у него тоже началась учеба.
- Поль, - спросил он как-то вечером, когда она, в очередной раз, без сил упала на диван, - тебе хоть нравится то, чем ты занимаешься?
Она пожала плечами.
- Да как тебе сказать? Вообще, да, но этот сумасшедший темп порой просто сводит меня с ума. Правда, сейчас уже легче, чем в начале, но все равно.
Максим подошел, уселся рядом с ней и хмыкнул.
- Легче, говоришь? Уже радует. Может, скоро станет совсем легко и ты, наконец, вспомнишь обо мне?
Полина виновато улыбнулась, притянула его за шею к себе и поцеловала в щеку.
- Максик, милый, ну, ты что? Я о тебе и не забывала. Просто… - она потерлась носом о его щеку. – Ну, ты же хороший. Ты все понимаешь, да?
Он усмехнулся и повернулся к ней.
- Конечно, хороший. Просто заброшенный какой-то.
Теперь уже Полина хмыкнула.
- А кому сейчас легко? – потом вдруг, поняла, что сказала, и рассмеялась.
Максим удивленно посмотрел на нее.
- Ты чего?
- Да так… Просто эта фраза у меня уже несколько дней из головы не выходит. Только ею себя и успокаиваю. А теперь вот и вслух выдала.
Максим улыбнулся и погладил ее по щеке.
- Бедная ты моя Полина. Тяжело тебе приходится?
Она тоже улыбнулась.
- Ничего, справлюсь.
Максим уверенно кивнул головой.
- Конечно, справишься. Я в тебя верю.
Полина внимательно посмотрела на него.
- Спасибо, Максик. Кстати, а как твоя учеба?
- Учеба? – он хмыкнул. – Пока никак. Я еще не разобрался толком. Но… давай не будем пока об этом, - она развернулся к ней всем телом и заглянул ей в глаза. – Поль... я тебя и так только по выходным нормально вижу. Так что, давай не будем о моей учебе. Сегодня ведь пятница… Завтра суббота… У тебя будет возможность поспать подольше… - Полина увидела, как зажглись его глаза и вопросительно поднялась бровь.
Какое-то время она, молча, смотрела на него, потом улыбнулась, взяла его лицо обеими руками, притянула к себе и прильнула губами к его губам. И Максим потерял голову… Боже, как давно не был он с ней! Вечность!..
- Полина!.. Золото!.. Солнышко!.. Не представляешь, как я тебя хочу!.. Как я тебя люблю!.. – он целовал ее всю: волосы, глаза, губы, нос, шею, грудь, живот… Возвращаясь назад и лихорадочно пытаясь избавить ее и себя от мешающей одежды.
- Максим, не спеши, - Полина пыталась хоть немного остановиться, но поздно, она уже горела так же, как и Максим. Тела их пылали, каждое прикосновение обжигало их сокрушительной волной. У них еще будет время насладиться друг другом сполна. А сейчас им нужно было, как можно быстрее почувствовать друг друга…
Их тела слились воедино в порыве всепоглощающей страсти. И, когда все закончилось, они еще долго лежали неподвижно, не размыкая объятий и просто наслаждаясь запахом и ощущениями друг друга.
Глава 59
- Полина, - раздался в трубке голос Воронцова, – зайдите ко мне.
Полина взяла блокнот, ручку и направилась в кабинет шефа.
- Валерий Николаевич?.. Вызывали?..
- Вызывал, вызывал… - не поднимая головы от бумаг, он махнул рукой на стул. – Садитесь, один момент.
Полина прошла вглубь кабинета, присела на краешек стула и выпрямилась. В общем, она догадывалась, для чего ее вызвал Воронцов, поэтому и чувствовала себя не совсем уверенно. Дело в том, что ее испытательный срок через пару дней истекал. Вот сейчас, вероятно, Воронцов и вынесет ей вердикт: казнить или помиловать.
Воронцов поднял глаза, отложил бумаги и внимательно на нее посмотрел.
- Ну, что, Полина?.. – он сделал паузу и выжидательно посмотрел на нее.
Ей ничего не оставалось, как, в свою очередь, спросить:
- Что?
- Зачем я вас вызвал, догадываетесь?
Она кивнула головой.
- Скорее да, чем нет.
Он усмехнулся.
- Ну, и какова, по-вашему, причина?
Полина посмотрела ему в лицо.
- У меня заканчивается испытательный срок.
- Правильно. Ну, и какова ваша собственная оценка вашей деятельности?
Полина непонимающе посмотрела на него. «Интересно, - подумала она, - а какой ответ он ожидает услышать? Не скажу же я сама о себе, что я не справилась. Тем более, что я действительно потрудилась очень даже ничего».
Она пожала плечами.
- Любая моя оценка будет слишком субъективной.
Воронцов рассмеялся.
- Да вы еще и дипломат, Полина!
Она улыбнулась, но промолчала.
- Ну, хорошо, не буду вас больше томить. Наталья очень хорошо о вас отзывается, да и я тоже доволен вашей работой. - Он усмехнулся. – Вадим оказал мне услугу, порекомендовав вас.
Полина опять улыбнулась.
- Спасибо.
- Так что… через два дня Наталья уходит, мы переводим вас на ее место и сотрудничаем с вами более тесно, чем до этого. – Он замолчал и вопросительно посмотрел на нее. – Если вы, конечно, сами еще хотите здесь работать?
Полина кивнула головой.
- Да, хочу.
- Отлично. Ну, пока все. Возвращайтесь на свое рабочее место. Я отдам нужные распоряжения.
- Спасибо, Валерий Николаевич, - она поднялась и направилась к выходу.
- Полина!.. – вдруг окликнул он ее, когда она уже взялась за ручку двери.
- Да, Валерий Николаевич?.. – она обернулась и замерла в ожидании.
- Улыбайтесь почаще. У вас очень приятная улыбка.
Полина, почувствовала, что щеки ее краснеют, но, что ответить, не нашлась. Воронцов весело улыбнулся, видимо, оставшись довольным ее смущенным видом.
- Все, Полина, идите, я вас больше не задерживаю.
- Да, Валерий Николаевич, конечно.
Она вышла за дверь в полной растерянности от его последнего заявления. «Ну, и что это было?»
Глава 60
Полина пришла домой усталая, но довольная.
- Привет, Максик, - она поцеловала вышедшего ее встречать Максима, положила сумку, сбросила туфли, прошла в комнату и уселась на диван, - Сейчас посижу минут пять, потом чего-нибудь дальше делать буду. А то ноги устали очень.
Максим подошел и сел рядом.
- Немудрено. Целый день выходить на таких каблучищах! Ты есть будешь?
Она виновато улыбнулась и отрицательно покачала головой.
- Спасибо, Максик, но не хочется. Можно я в душ и спать?
Максим хмыкнул.
- Можно подумать, я скажу, что нельзя.
- Спасибо, Максик, - еще раз сказала Полина, поцеловала его в щеку и ушла в ванную.
Когда она вышла из ванной, Максим все так же сидел на диване.
- Ну, что, пойдем спать?
Он вздохнул и кивнул головой.
- Пойдем, конечно.
- Полин, - Максим устроился рядом с Полиной, просунул руку ей под голову и притянул к себе, - ты теперь все время так поздно будешь приходить и такая усталая?
Она пожала плечами и поудобнее устроилась в его объятиях.
- Не знаю, Максик. Надеюсь, что нет.
- Поль, а, может, бросай эту работу, а?
Она хмыкнула.
- И что мы будем делать? Прости, Максик, но твоих денег нам не хватит.
Он вздохнул.
- Да знаю я… Ну, может, другое что-нибудь найдешь…
- Я уже искала, забыл?
- Не забыл. Слушай, - в его голосе появилась надежда, - а, может, ты не пройдешь испытательный срок?
Полина засмеялась и подняла на него глаза.
- Спасибо, Максик, высокого же ты обо мне мнения!
Максим смутился.
- Нет, ну, я просто…
- Да знаю, знаю, поэтому и не обижаюсь, - она потянулась и поцеловала его в щеку. – Кстати, поздно. Я как раз собиралась тебе сказать, что сегодня Воронцов сообщил мне, что испытательный срок я прошла успешно и через два дня меня переводят на должность офис-менеджера.
Максим улыбнулся.
- Так это же здорово! Я знал, что ты справишься!
Полина опять засмеялась.
- Так ты же только что надеялся, что я не пройду?
- Поль, ну, ты же прекрасно поняла, что я имел ввиду! Поздравляю! – он прижался губами к ее губам, потом с сожалением оторвался. – Если б ты знала, что я хочу… Но… знаю, что ты устала и спать хочешь…
Полина благодарно улыбнулась.
- Максик, ты самый лучший! Я тебя люблю! – она коснулась поцелуем его губ. – Спокойной ночи!
- Спокойной ночи, Полин…
Полина затихла в его объятиях, но через пару минут опять подняла голову.
- Максим, а у меня правда приятная улыбка?
Максим удивленно посмотрел на нее, потом улыбнулся.
- Самая лучшая, особенно, когда ты мне улыбаешься. А с чего вдруг такие вопросы?
- Ну, мне сегодня это сказали.
Максим нахмурился.
- Кто это тебе сказал?
Полина засмеялась.
- Ну, какая разница? Просто сказали.
- Полин, ты это специально сейчас говоришь, чтобы ревность мою разжечь?
- Максик, ну, ты что? Какая ревность? Просто комплимент сделали. А мне просто было интересно узнать, правда или нет…
- Правда, правда… Только посмей кому-нибудь улыбаться, кроме меня!
Полина еще раз засмеялась, подарила ему поцелуй, проговорила «Спокойной ночи!» и через несколько мгновений уже действительно заснула.
Глава 61
И вот опять выходной.
- Максим, идем по магазинам пройдемся. Запасы пополнить нужно.
- Идем, конечно, - он согласно кивает головой.
… Они уже выходят из магазина, когда Максим вдруг слышит, как его окликают.
- Поль, подожди, пожалуйста.
Он оборачивается и его губы расплываются в широкой улыбке.
- Привет, мам!
Услышав это приветствие, Полина напрягается. Но, поскольку понимает, что встречи избежать не удастся, вздыхает и тоже оборачивается.
Навстречу им с радостной улыбкой идет Лариса Сергеевна.
- Привет, Максим! – она целует Максима в щеку и с улыбкой обращается к Полине, - Здравствуйте, Полина.
Полина тоже смущенно улыбается.
- Здравствуйте, Лариса Сергеевна.
Лариса Сергеевна оглядывает пакеты в их руках.
- Вы, как я посмотрю, уже скупились?
Максим и Полина переглядываются и одновременно кивают головами.
Рассмеявшись, Лариса Сергеевна указывает на улицу.
- Ребята, давайте выйдем, хоть поговорим. Максим, что ты не заходишь?
Полина смотрит на Ларису Сергеевну, на Максима и, собравшись с духом, вдруг говорит:
- Лариса Сергеевна, если вы не торопитесь, может быть, к нам зайдем? Там можно поговорить спокойно. Мы здесь недалеко живем.
Максим радостно улыбается и смотрит на мать.
- Мам, и, правда, пойдем к нам. Поговорим, а заодно и посмотришь, как мы живем.
Лариса Сергеевна в нерешительности смотрит то на Максима, то на Полину. Конечно же, ей хочется посмотреть, где и как живет ее сын, но она понимает, что это может быть не совсем удобно для Полины.
- Я не знаю… Наверное, это не совсем удобно…
Полина улыбается уже более открыто. Ей положительно нравится мать Максима.
- Соглашайтесь, Лариса Сергеевна. Пожалуйста.
- Тем более, мы даже тортик купили, как знали, - Максим приподнимает в руке один из пакетов.
Лариса Сергеевна смеется.
- Ну, раз, даже тортик есть… Уговорили.
И они дружно выходят из магазина…
… Они сидят за столом, пьют чай и едят торт. О чем-то болтают, над чем-то смеются… Лариса Сергеевна видит, как искрятся глаза Максима и Полины, когда они смотрят друг на друга… Да, похоже, это не просто увлечение… По крайней мере, если и увлечение, то очень уж сильное… Причем, взаимное… Зря Петя не хочет ничего ни видеть, ни слышать. Надо попытаться хоть как-то на него повлиять.
- Полиночка, как вы с ним уживаетесь-то? Макс-то - совсем не подарок!
Полина засмеялась и посмотрела на Максима.
- Да уживаемся как-то… Наверное, я тоже не подарок. Вот и встретились два неподарка!
Мать с сыном посмотрели друг на друга и весело рассмеялись.
Полина посмотрела на них и тоже засмеялась.
- Лариса Сергеевна, пожалуйста, называйте меня на «ты», хорошо? А то как-то официально слишком выходит…
Лариса Сергеевна улыбнулась.
- Конечно, Полиночка… - она посмотрела на часы. – Ой, ребята, засиделась я у вас. Спасибо, что пригласили, но мне действительно идти пора, - она поднялась.
- Лариса Сергеевна, приходите к нам еще.
- Да, мам, приходи.
Она улыбнулась.
- Это уж будьте уверены. Ну, что, до свиданья.
Максим с Полиной тоже поднялись.
- Полин, я маму счас провожу и вернусь…
Она кивнула головой.
- Конечно. До свидания, Лариса Сергеевна.
- До свиданья, Полиночка.
Они вышли с Максимом на улицу.
Лариса Сергеевна остановилась и серьезно посмотрела на Максима.
- Максим, я должна тебе сказать…
Максим напрягся.
- Что?
Лариса Сергеевна хитро улыбнулась.
- Одобряю! Мне Полина очень понравилась, хоть и старше тебя.
Максим радостно обнял мать.
- Спасибо, мам! Я всегда знал, что ты у меня самая лучшая! – он погрустнел. – Вот бы еще отец хоть что-нибудь понял.
- Максим, - она пожала плечами.- Ты же знаешь отца. Но я попробую поговорить с ним. Сам понимаешь, ничего не обещаю, но поговорить попытаюсь. Ну, давай, сынок, пока! И заходи почаще! Или звони хотя бы!
- Хорошо, мам! – они обменялись поцелуями и Максим побежал к Полине.
Полина все так же сидела за столом, держа в руках чашку с чаем и задумчиво глядя куда-то вдаль.
Максим подошел, присел перед ней на корточки, положил голову ей на колени, заглянул в глаза и улыбнулся. Переведя на него глаза, Полина тоже улыбнулась.
- Максим, ты что?
- Поль, спасибо тебе!
- За что?
- За то, что маму позвала… Да за все!
- Да не за что! – Полина легонько щелкнула его по носу. – Максим, у нас, между прочим, еще три табуретки есть.
Он покачал головой.
- Неа, мне и на твоих коленях удобно.
Полина улыбнулась и положила руку ему на голову.
- Ну, как хочешь, - ее рука непроизвольно начала перебирать его волосы. – Мне, между прочим, твоя мама очень понравилась. Ты был прав, она у тебя очень хорошая.
Максим широко улыбнулся.
- Вот видишь. А ты боялась. Ты ей тоже очень понравилась. Она сама сказала.
- Правда?
- Не сойти мне с этого места!
Полина засмеялась.
- Какой же ты все-таки болтун, Максик! – проговорила она, наклонилась и нежно коснулась его губ своими.
Глава 62
- Полина, - раздался в трубке голос Воронцова. – Собирайтесь, мы идем на деловой ужин.
- Я? – переспросила Полина.
- Вы, Полина, вы. Для переговоров с этими людьми мне нужно сопровождающее меня лицо. Кто, как не мой личный помощник, подойдет для этого больше всего?
Полина взглянула на часы и вздохнула.
- Хорошо, Валерий Николаевич. Простите, а у меня есть еще несколько минут? Мне позвонить нужно.
- Да, звоните. Будьте готовы через пятнадцать минут.
- Да, Валерий Николаевич, хорошо.
Она положила трубку. Да, если ужин затянется, то домой она попадет очень поздно. Она опять взяла телефон и набрала номер.
- Алё, Максим! Привет! Как дела?
- Привет, Полин! Нормально. А ты чего звонишь-то? Ты же уже, по идее, должна работу заканчивать?
Полина вздохнула.
- Понимаешь, Максим… В общем, Воронцов хочет, чтобы я пошла с ним на деловой ужин. Насколько это затянется, я сказать не могу. Так что ты не жди меня, ладно?
- Ладно, - по его голосу было слышно, что он огорчился. – Что ж поделаешь? А как ты домой добираться собираешься?
- Да доберусь как-нибудь. Такси возьму. Максим… извини меня, хорошо? Я сама не ожидала.
- Да ладно, Полин. Выбора же у тебя нет, правильно?
Она опять вздохнула.
- Правильно. Спасибо, Максик. Всё, давай, пока! Целую!
- Я тоже тебя целую, Поль! Пока!
Как и предполагала Полина, ужин затянулся до позднего вечера. Она украдкой взглянула на часы. Да уж, если Максим не спит, он явно будет в восторге от того, во сколько она с работы домой придет. Этот ее взгляд не ускользнул от Воронцова, поскольку, когда ужин закончился, попрощавшись со всеми, он обернулся к Полине.
- Полина, я ведь предупреждал вас, когда брал на работу, что рабочий день будет ненормированный.
Она растерянно посмотрела на него.
- Да, Валерий Николаевич, конечно.
Он усмехнулся.
- Что же вы на часы периодически поглядываете?
- Прошу прощения, Валерий Николаевич, я… - она, правда, не знала, что ответить, - так получилось…
- Так получилось? В следующий раз будьте добры, следите за собой и пускай у вас так больше не получается.
Она почувствовала, что краснеет.
- Да, простите.
- Ладно, - он махнул рукой. – Идемте. – Он взял ее под руку и они вышли из ресторана. – Где вы живете?
Не понимая, зачем он это спрашивает, машинально она назвала адрес.
- Понятно, - он слегка подтолкнул ее к своей машине. – Сначала домой доберусь я, поскольку это ближе, а потом Олег отвезет вас. Олег, ты слышал? – крикнул он водителю, когда они, наконец, уселись.
- Конечно, шеф, - сразу же ответил тот.
- Ну, вот, Полина, - сказал Воронцов, когда они подъехали к его дому, - сейчас Олег отвезет вас и, пожалуйста, уберите с лица это недоумевающее выражение. Неужели Наталья не предупредила вас, что вам часто придется присутствовать на деловых обедах и ужинах?
Полина отрицательно покачала головой.
Воронцов усмехнулся.
- Замечательно! Ну, так я вам говорю об этом. Если мы и дальше собираемся сотрудничать, то придется привыкать… Ну, все, спокойной ночи, Полина. До завтра, - он вышел из машины и постучал по ее верху. – Трогай, Олег!
Всю дорогу разговорчивый Олег, водитель Воронцова, довольно приятный молодой парень, у которого, как выяснила Полина, были приятельские отношения со всеми, пытался ее развеселить.
Она вздохнула.
- Олег, прости, из меня сегодня плохой собеседник. Я спать хочу.
- Ну, как знаешь…
Они как раз подъехали к ее дому.
- Спасибо, Олег! – она улыбнулась ему и вышла из машины. – Спокойной ночи!
Дойдя до квартиры, она попыталась, как можно бесшумнее открыть дверь. Зря старалась. Как только она аккуратно закрыла дверь и положила сумку на тумбочку, в комнате зажегся свет и в прихожую вышел Максим.
- Привет.
Она растерялась.
- Привет. А ты почему не спишь?
Он пожал плечами.
- Тебя жду.
Полина в который раз за вечер вздохнула.
- Зачем? Максим, я же предупредила, что буду поздно.
- Ну, не спалось без тебя. Кстати, Полин, - он сделал паузу, потом продолжил, - а что это за машина тебя привезла? На такси не больно-то похожа.
- Воронцов сказал водителю своему меня отвезти.
- Даже так? – Максим удивленно поднял бровь. – Ладно, я так понимаю, ты после ужина? Так что есть не будешь?
Она покачала головой и улыбнулась.
- Нет, Максим, спасибо. Я в душ схожу, ладно?
- Конечно.
Когда она вышла из душа, Максим уже лежал в постели с закрытыми глазами. Она осторожно легла рядом и прислушалась. Кажется, спит… Она тихонько вздохнула. Обиделся, наверное. И даже спокойной ночи не пожелал. В первый раз… Она легко коснулась губами его щеки и отвернулась к стене.
Максим открыл глаза. Да, ему чертовски не понравилась вся эта ситуация с ужином и машиной, но… он выругался про себя. Нельзя же быть таким идиотом. Это же ее работа. Александр Михайлович тоже вон допоздна на его отца батрачит.
Как бы ворочаясь во сне, он повернулся, подвинулся к ней ближе и положил на нее руку. Она почувствовала его руку на своем плече, придвинулась к нему, взяла его руку, погладила и прижала к себе.
Максим улыбнулся. «Дурак, ты, Макаров…»
Глава 63
- Максим, извини, я сегодня опять буду поздно… - сколько раз за последнее время он слышал эти слова. Он уже со счета сбился. Проще посчитать те дни, когда Полина приходила домой вовремя, да при этом еще и не сосем уставшая. Причем не приходила - приезжала. То ее привозил водитель Воронцова, то сам Воронцов.
Сначала Максим ждал, пока она приедет. Но все всегда проходило по одному и тому же сценарию: она приходила, целовала его, виновато улыбалась и удалялась в душ. Выходила из душа и сразу же ложилась спать. Потом он и ждать перестал. Даже, если не спал, просто притворялся спящим…
Да, он понимал, что это реальная жизнь. Он честно пытался принять и смириться с таким раскладом. Но не мог. Где-то в глубине зарождалось и зрело неприятие всей этой ситуации. Он физически ощущал, как они с Полиной отдаляются друг от друга. На все его попытки поговорить и что-то изменить, Полина лишь улыбалась, просила потерпеть немного и говорила, что, она надеется, что скоро все изменится. Он и сам понимал, что изменится. Вот только, когда и как?
Сколько раз он размышлял о том, что происходит! Сколько раз пытался найти выход из создавшегося тупика! Ничего не получалось! Да, его мечта была рядом с ним. Да, он любил Полину, как сумасшедший. Но для обычной, повседневной жизни этого оказалось недостаточно. И, что хуже всего, он начал сомневаться в том, что она все так же любит его, что не жалеет о том, что связала себя с ним. Сомнения, сплошные сомнения точили его изнутри и отравляли ему жизнь… Если бы только можно было с кем-нибудь посоветоваться. Увы, не с кем. С отцом в ссоре, мать лучше зря не беспокоить. С Александром Михайловичем… не уверен. С пацанами… единственный, с кем можно было бы это обсудить и получить дельный совет, Синицын поступил в высшее военное училище в другом городе. Остальные вряд ли поймут. Всё. Друзей больше нет. Есть еще, конечно, вновь приобретенные приятели из института, но ни с кем из них он не стал бы обсуждать свою личную жизнь.
Есть, конечно, еще один способ прояснить ситуацию: напрямую спросить Полину, но… он слишком боялся услышать ответ.
… Он выглянул в окно и вздохнул. Середина декабря, унылая картина… Как мало прошло времени с того памятного июньского дня, его дня рождения, когда его мечта вдруг стала явью и он нежданно-негаданно обрел свою Полину. Он усмехнулся. В тот день он был самым счастливым человеком на свете! Куда же делось это ощущение безграничного счастья? Почему на душе кошки скребут?
… Вдруг зазвонил телефон. Он взглянул на дисплей. Андрюха, один из институтских приятелей…
- Макар, привет, чем занимаешься?
- Ничем.
- Ну, ты даешь! А чего тогда не пришел? Я же всех на днюху приглашал!
Максим поморщился, пытаясь вспомнить.
- Блин, Андрюха, точно приглашал. Прости, а?
- Куда «прости»? Давай, подваливай, мы в «Нибелунгах» тусуемся.
Максим посмотрел на часы. Восемь. Полина, как всегда в последнее время, отзвонилась, что будет поздно, то есть раньше одиннадцати ее ждать точно не приходится. Так почему бы и нет? Имеет же он право развлечься, в конце концов? Каждому – свое. Кому ужины деловые, ну, а кому и днюху приятеля отметить можно!
- В «Нибелунгах»? Скоро буду!
Когда Полина вернулась, наконец, домой, стрелки часов уже перешагнули одиннадцать. Она аккуратно закрыла за собой дверь, поставила сумку, разулась и прошла в комнату. Максим ее не ждал, впрочем, как и обычно в последнее время. «Спит уже…» Она заглянула в спальню и, к своему удивлению, обнаружила, что постель не расстелена. Максима не было.
- Максим!.. – на всякий случай, позвала она. Ответа, естественно, не последовало.
В растерянности Полина опустилась на стул. Она даже предположить не могла, где в такое время мог находиться Максим. Недолго думая, она достала телефон и набрала номер Максима. Автоматическая девушка сообщила, что абонент находится вне зоны действия сети или временно недоступен. Полина набрала в грудь побольше воздуха и выдохнула. Спокойно… Главное – не суетиться и не спешить с выводами… Нужно подумать, куда он мог пойти… Может, решил все-таки помириться с отцом и пошел домой?.. Она посмотрела на телефон. Позвонить туда? А вдруг его там нет? Нет, лучше подождать до утра, а тогда уже, если не найдется, звонить… А сейчас? Что делать сейчас?.. Куда звонить? В милицию?.. В больницы?.. Что делать-то?..
Да, в последнее время на нее навалилось столько всего на работе, что она просто физически не могла уделять ему внимание. Да, она чувствовала и понимала, что у них не все так гладко, как хотелось бы. Да, она видела, как ее работа тяготит Максима. Ей самой все это не нравилось. Но нужно было потерпеть хоть немного. Это единственное, что она просила у Максима. Как только подвернется возможность что-то изменить, она ее не упустит. Но именно в данный момент ей нужна была эта работа. Нужно же им было за что-то жить. Да, Максим получал какие-то деньги, но их было явно недостаточно для них двоих.
Но сейчас все это было неважно! Если с ним что-нибудь случилось… Она подняла глаза кверху. «Господи, хоть бы с ним все было в порядке!»
Вдруг она услышала звук поворачивающегося ключа и открывающейся двери. Она вскочила и выбежала в прихожую.
- Максим! Слава Богу!
Она включила свет. Какое-то мгновение он, пошатываясь, пытался сфокусировать свой взгляд, потом пьяно улыбнулся.
- О, Поль! Привет! И ты уже дома, оказывается?
Глаза Полины погасли.
- Я-то дома, а вот ты где был?
Он неопределенно махнул рукой в воздухе.
- А, у Андрюхи была днюха. – Он вдруг рассмеялся. – Ух ты! Смотри, я уже стихами говорю. Прикольно, да?
На глаза Полины навернулись слезы одновременно и облегчения, и обиды.
- Прикольно… - она вытерла глаза. – Ты мог хотя бы предупредить? Я же волнуюсь, наверное…
Максим опять махнул рукой.
- Да когда тебе волноваться? У тебя же теперь никогда времени не хватает! Вообще удивительно, что ты мое отсутствие заметила!
Ее глаза опять наполнились слезами.
- Максим, я же работаю, наверное. А не гуляю, как некоторые...
Максим, пошатываясь, дошел до комнаты, потом обернулся.
- Ах, простите, пожалуйста, милостивая сударыня. Ну, загуляли некоторые… Так нас же на ужины не приглашают обычно. Вот, первый раз случай выдался… Короче, я пришел домой в отличном настроении, так что не собираюсь его портить спорами с тобой. Спокойной ночи! – он развернулся, зашагал в спальню, как был, в одежде, упал на постель и почти мгновенно заснул.
Полина растерянно посмотрела ему вслед, прошла в комнату, упала на диван и дала волю давно сдерживаемым слезам. Всё напряжение последних месяцев, всё разочарование и обида нашли, наконец, выход и выплеснулись наружу.
Она заснула там же, где и плакала – на диване…
Утром Максим проснулся с жуткой головной болью. Провел рукой по кровати рядом с собой – Полины не было. Резко встал, поморщился, огляделся… Он спал на нерасстеленной кровати в одежде. Один.
Вышел из спальни и увидел спящую на диване Полину. Тоже в одежде. Тушь потекла. Лицо припухло. Неужели плакала?
Ничего не понимая, попытался вспомнить, что случилось. Голова гудела, мешая сконцентрироваться. Воспоминания в кучу не собирались.
Что же все-таки произошло?
Стараясь двигаться, как можно тише, чтобы не разбудить Полину, пошел на кухню, выпил аспирин, посмотрел на часы. Восемь. Вспомнил, что суббота. Хорошо. Значит, Полину можно не будить. Пускай поспит. Ей и так, похоже, досталось.
Принял душ, переоделся. В голове начало проясняться.
Вспомнил, что пошел к Андрюхе на день рождения. Там все гуляли, веселились. Ему же было абсолютно невесело. Из головы не выходила Полина. Выпил рюмку, другую… Вроде полегчало. Сколько их было, этих рюмок, вспомнить вряд ли удастся. Зато из головы ушли все мысли, абсолютно все. Стало весело и легко.
Что было дальше, помнится с трудом. Каким-то образом добрался домой. Дальше… Полина была уже дома… Стоп! Дальше-то что? Чего она плакала? Провал, полный провал…
Когда Полина открыла глаза, Максим сидел на стуле напротив и смотрел на нее.
- Привет, - тихо сказал он.
- Привет, - хмуро ответила она, села, пригладила волосы, вытерла глаза.
- Поль… - начал он.
Она покачала головой.
- Не надо сейчас… Вообще, мне в ванную нужно… - она встала, не глядя на него, пошла в спальню, взяла необходимые вещи и, все так же не глядя, прошла мимо и закрылась в ванной.
«Зашибись», - подумал Максим, - «Что делать-то?»
Прошло полчаса. Полина все еще была в ванной. Сорок минут. Пятьдесят… Максим нервно поглядывал на часы. В конце концов, не выдержал. Вскочил с места, подошел к дверям ванной и уже поднял руку, чтобы постучать, как дверь вдруг открылась. Увидев его на пороге, Полина вздрогнула от неожиданности.
- Ты что-то хотел?
Он покачал головой.
- Нет. Просто… волновался, что тебя долго нет. Подумал, может, случилось что?
Она хмыкнула.
- Можешь не волноваться. Все нормально, - оценила расстояние между дверным проемом и Максимом. Пройти, не коснувшись его, не удастся. – Пройти дашь?
- Конечно, - он посторонился.
- Спасибо, - все так же, стараясь не смотреть на него, она прошла в комнату. Он пошел за ней следом, подождал, пока она села и стал прямо перед ней.
- Полин…
Никакой реакции.
- Полин…
Безрезультатно.
Он присел перед ней на корточки, пытаясь заглянуть ей в лицо.
- Ну, Полин…
Она, наконец, подняла глаза и посмотрела на него.
- Ну?..
- Давай поговорим.
Она усмехнулась.
- Да вчера уже вроде как поговорили.
Он заглянул ей в глаза и честно признался:
- Я не помню.
Полина пожала плечами.
- Какая разница?
Максим попытался взять ее за руку, но она сразу же ее убрала. Он вздохнул, поднялся и сел рядом.
- Я тебя обидел, да? Я же знаю, ты плакала.
- Какая разница? – еще раз повторила она.
- Полина! – он взял ее за плечи, развернул и слегка встряхнул. – Да что с тобой такое? Пожалуйста, поговори со мной!
- Да о чем? – Полина, наконец, не выдержала и взорвалась. – О чем с тобой поговорить? О том, что я пришла домой, а тебя нет? О том, что я звонила, а ты был недоступен? О том, что я чуть с ума не сошла, думая, где ты и что с тобой? И куда мне звонить, чтобы тебя найти?... В милицию?.. В больницы?.. В морг?.. Конечно же, тебе даже в голову не пришло просто нажать кнопку телефона и предупредить меня!.. Зато ты повеселился на славу, да? – Она сама не заметила, как из глаз опять потекли слезы. – А потом ты приходишь домой вдребезги пьяный и я же еще и оказываюсь в этом виноватой! Не замечают его, видите ли!.. Бедный, несчастный!.. Я же кайф получаю от этих постоянных ужинов и обедов деловых, и от работы этой чертовой, да? Ты же так думаешь? Всё, доволен? Поговорили! – она разрыдалась окончательно.
Максим оторопел. Такого потока слов и слёз он не ожидал. И, что сказать, тоже не знал. Он-то, идиот, только себя считал все время обиженным, а получается…
Он ласково обнял Полину за плечи и привлек к себе.
- Ну, всё, Поль, всё. Перестань. Давай успокоимся, ладно?
Сколько времени они так просидели, Максим не знал. Полина, уткнувшись ему в грудь, плакала, давая выход переполнявшим ее чувствам, а он просто сидел, обняв ее и крепко прижав к себе, и ждал, когда она успокоится. Сначала он пытался ее уговорить успокоиться, но потом понял, что бесполезно, и нужно просто дать ей выплакаться. Наконец, он с облегчением услышал, что рыдания сменились редкими всхлипываниями. Он поднял ее голову за подбородок и заглянул в заплаканное лицо.
- Успокоилась?
Полина кивнула головой.
- Тогда ты сиди, а я счас.
Максим вышел из комнаты и через пару минут вернулся, неся стакан с водой.
- Вот, - он протянул ей стакан.
Сделав несколько глотков, она вернула ему стакан и угрюмо посмотрела на него:
- Спасибо.
Он опять сел рядом с ней.
- Извини, что не предупредил вчера, ладно? Правда, не подумал… Я, вообще, думал, что рано вернусь, а потом… В общем, извини, Поль… Я даже предположить не мог, что ты так переживать будешь из-за того, что меня нет…
Полина хмыкнула.
- Конечно, не буду. Мне же все равно, что с тобой, да? Ты же так думаешь? – она подняла голову и посмотрела на него.
Максим развернулся к ней всем телом, взял за плечи и горячо заговорил:
- Поль, пожалуйста, скажи, что я дурак, что я идиот… Говори, что хочешь… Только скажи, что ты не жалеешь, что связалась со мной… Что ты меня любишь…
Она посмотрела в его горящие глаза. Забылось всё: обида, злость, разочарование, слёзы, ужасная ночь… Забылось всё…
- Я тебя люблю…
Максим порывисто привлек ее к себе, крепко обнял, уткнулся лицом ей в волосы и сбивчиво заговорил:
- Прости меня, Поль… правда, прости… Я действительно дурак и идиот… Просто временами мне начало казаться, что ты уже жалеешь, что связалась со мной… Я напридумывал себе черт знает что… Я чуть с ума не сошел от всего этого… А вчера я просто пытался избавиться, наконец, от этих мыслей… Я люблю тебя, Поль… И, если ты меня бросишь… - он замолчал, не находя слов, и еще крепче прижал ее к себе.
- Макаров, - Полина улыбнулась, уткнувшись ему в плечо, - ты дурак и идиот, и еще много чего. Я даже не знаю, за что я тебя люблю.
Максим взял в руки ее лицо и заглянул ей в глаза.
- Это неважно, за что… Хоть вопреки всему. Ты только люби, ладно?
Глядя ему в глаза, Полина почувствовала, что ее глаза опять наполняются слезами, но в этот раз совсем не от обиды. Она улыбнулась.
- Ладно.
Максим заметил ее слезы.
- Поль, ты что? – он нежно коснулся губами ее глаз. – Не плачь, пожалуйста, больше. Не представляешь, как я себя чувствую, когда ты плачешь из-за меня.
Она обняла его и уткнулась ему в шею.
- Уже не плачу.
Он обнимал ее, вдыхал аромат ее волос и думал: «Болван, непроходимый болван…»
- Полин, кофе хочешь?
Она подняла голову:
- Что?
- Кофе, говорю, хочешь? Мне бы не помешал. А то после вчерашнего… - он потряс головой и поморщился.
Полина улыбнулась.
- Так тебе и надо.
Он вздохнул.
- Это точно. Ну, так что?
- Хочу.
Они сидели в уютной кухне, пили кофе и просто смотрели друг на друга. Говорить не хотелось. Да и зачем, если слова не нужны? Все хорошо. Сомнения и непонимание отступили.
- Полин, - Максим, наконец, нарушил тишину, - а пойдем спать?
- Спать? – брови Полины удивленно поползли вверх. – На дворе же день белый.
- День-то день, но знаешь… у меня в голове сейчас такое… Да и у тебя ночь была не из приятных…
- Ну, ладно, - продолжил он, не дождавшись от Полины ответа, - не хочешь спать – просто полежи рядом. – Он умоляюще посмотрел на нее. – Я хочу знать, что ты со мной.
- Максим…
Он встал, подошел к ней, посмотрел на нее своими выразительными глазами и Полина сразу же сдалась. Улыбнувшись, она протянула ему руку.
- Хорошо, идем. Будем стоять на страже сна друг друга.
- Поль, - удобно устроившись на постели, Максим сразу же заключил ее в свои объятия, - не оставляй меня, пожалуйста.
Полина улыбнулась.
- Я буду с тобой.
- Не оставляй… - он уже говорил не о сегодняшнем дне.
Полина еще раз улыбнулась и погладила его по щеке.
- Спи.
Максим скоро действительно заснул, так и не выпустив ее из объятий, а Полина лежала и думала над тем, что у них происходит. С того дня в июне, когда все так стремительно произошло, не прошло даже полгода, а у них уже проблемы. В принципе, не удивительно. Максиму только 18 лет. Все время он жил под полной опекой сначала родителей, потом – под присмотром офицеров-воспитателей училища. Он просто оказался не готов к реальной «взрослой» жизни с ее бытовыми проблемами и неурядицами. Да и кто в 18 лет был бы готов к этому? Она, Полина, и в свои 25-то оказалась к этому не готова. Точнее, жить одна она привыкла давно. Но одна – это одна. Ты решаешь все одна, полагаешься только на себя, да и делаешь все так, как лучше для тебя одной. Жить вдвоем оказалось гораздо сложнее. Больше проблем, больше ответственности и меньше самостоятельности. Она вздохнула. Родители Максима, ее работа, да и сам Максим… Почему он не хочет понять, что она для них же старается? Почему все так сложно? Почему нельзя решить все проблемы одним махом? Почему нельзя просто любить и ни о чем больше не думать? Почему столько разных «почему?»…
Максим открыл глаза, посмотрел на нее, улыбнулся и тихо проговорил:
- Привет.
Глядя в его глаза, она тут же забыла все свои «почему».
- Привет. Как голова?
Максим прислушался к себе.
- Да, вроде, на месте. А ты как? Не спала?
Она улыбнулась.
- Нет.
- А что же ты делала? – он подмигнул. – Меня разглядывала?
Полина засмеялась.
- И это тоже. Я думала…
Максим мгновенно стал серьезным.
- О чем?
- О чем? – она высвободилась из его объятий и села на кровати. – Пыталась понять, почему все так сложно…
Он тоже поднялся и сел рядом с ней.
- Ты все еще думаешь о том, что случилось?
Она посмотрела на него, но промолчала.
- Поль, я же уже извинился.
Полина усмехнулась.
- Но при этом ты все равно в глубине думаешь, что я сама виновата во всем. Не надо, Макс, - она увидела, что он готов протестовать, - я это чувствую.
Он опустил голову.
- Поль, прости… Просто эта твоя работа… Мне кажется, она отнимает тебя у меня.
- Макс, ну, что ты говоришь? – она встала с постели и подошла к окну. – Мы уже столько раз говорили о моей работе. Думаешь, мне самой она нравится? – она покачала головой. – Не моё это. К тому же, когда Воронцов говорил, что день будет ненормированный, он же не сказал насколько. Просто на данный момент выбор невелик. Я с огромным удовольствием сменила бы ее на что-нибудь, но не на что. А просто уйти в никуда я пока не могу. Мне нужно доработать там хотя бы до лета. А вот летом я опять попытаюсь найти место учителя. Ну, а, если и тогда не получится, у меня уже, по крайней мере, будет опыт работы в офисе и можно будет поискать что-нибудь еще.
Максим вздохнул.
- Полин, да все я понимаю. Головой… Фрейда помнишь?
Полина заинтересованно повернулась от окна. Максим усмехнулся.
- Я и Оно. Так вот Я все понимает, а злобное Оно – ни в какую. Что делать?
Полина улыбнулась.
- Не знаю. Я не Фрейд. Но ты уж постарайся как-нибудь Его контролировать.
- Обещаю, - он посмотрел на нее и хитро улыбнулся. – Но иногда я ничего не могу с ним поделать. Вот, например, сейчас Оно хочет, чтобы я тебя поцеловал, - он встал и подошел к ней. – И, что удивительно, Я и Оно в этом вопросе абсолютно единодушны, - он положил руки ей на талию и приблизил свои губы к ее. – Поль, ты на меня больше не сердишься?
Полина покачала головой и сама коснулась поцелуем его губ.
- Полина… - Максим сомкнул руки на ее спине и теснее прижал ее к себе. – Ты ведь тоже этого хочешь, правда?
Она кивнула головой. Ее руки, обвившие его шею, ее глаза, глядящие в его глаза, ее губы, ищущие его… Нашли, соединились…
Она чувствовала, как его язык блуждает по четкому контуру ее верхней губы, как его зубы мягко покусывают нижнюю, как поцелуи шелковыми кисточками касаются нежных уголков ее рта. И как эти поцелуи постепенно становятся все более и более настойчивыми.
Они безрассудно прижимались друг к другу, забыв обо всем, кроме этой страсти, этого взаимного, всепоглощающего желания, охватившего их обоих.
Максим начал ласкать ее - его руки поглаживали ее грудь, скользнули ниже по талии, животу, бедрам...
Это был их день… Медленно, неторопливо они избавились от одежды. Также неторопливо опустились на кровать.
Руки Максима блуждали по коже Полины, по слегка вогнутой поверхности ее живота к нежным косточкам таза и ниже. И когда, наконец, это неторопливое исследование достигло самого интимного уголка ее тела, она вздохнула, выгнув спину, и прижалась теснее к нему, растворившись в своих ощущениях.
- Максим, пожалуйста…
Спустя мгновение они слились воедино, растворившись друг в друге.
Дыхание участилось... Контроль над собой был утрачен... Больше не существовало ничего, кроме пронзительного сладостного чувства, увлекающего их все дальше и дальше, в неотмеченное на карте царство удовольствия.
Глава 64
Близился Новый год. У Максима зазвонил телефон.
- Алло. Привет, мам.
- Привет, Максим. Как дела у вас?
- Нормально все. А ты как? Отец?
- Тоже все хорошо. Максим, я чего звоню… Вы Новый год где собираетесь встречать? И с кем?
- Еще не совсем уверен, мам. А что?
- Не хотите к нам прийти?
Максим засмеялся.
- Мам, ну, ты что? Только не говори, что отец тоже нас приглашает. Все равно не поверю.
Лариса Сергеевна заколебалась, потом честно ответила:
- Нет, это лично моя инициатива. Я просто думаю, что это хороший повод, чтобы вам, наконец, помириться.
Максим хмыкнул.
- Мам, ну, ты что, отца не знаешь? Если мы с Полиной вдруг появимся, она нас поганой метлой оттуда гнать будет. Нет уж, уволь. Вообще, еще неточно, но, скорей всего, мы с пацанами отмечать будем. Они все на Новый год как раз съедутся.
- Ну, смотри, Максим, смотри, - в голосе матери послышалось разочарование.
- Мам, ну, извини. Правда, я бы и хотел прийти, но… честно, я хочу встретить этот год с Полиной, ладно? Ну, ты же все понимаешь, да, мам? Ты же у меня самая лучшая!
- Конечно, лучшая… Ладно, передавай привет Полине. Пока!
- Пока, мам. Целую!
В тот же вечер, как только они поужинали, Максим подождал, пока Полина поудобнее устроится на диване, потом сел рядом с ней:
- Полин, я надеюсь, у тебя хоть 31 и 1 выходные?
Она усмехнулась.
- Ну, я тоже на это надеюсь. А что?
- У тебя планы на Новый год есть?
Она недоумевающе посмотрела на него.
- Макаров, что у тебя за вопросы такие странные? Мы разве не вместе его встречать будем?
- Вместе, конечно, - поспешил подтвердить он. – Просто сегодня Сухой звонил.
- И что?
- Они все с пацанами съезжаются домой на Новый год. Ты же не будешь против, если мы встретим его всей компанией?
Она опять непонимающе посмотрела на него.
- Макс, а почему я должна быть против? Что-то ты темнишь…
Максим взял ее за руку и преданно заглянул в глаза.
- Ну, Полин, мы поговорили и решили, что в кафе и ресторанах уже давным-давно забито все. Да и вообще лучше по-домашнему встретить, да?
- Так, Макаров, давай, к чему ты клонишь?
- Ну, понимаешь… - Максим замялся, - у всех родители и т.д., и т.п. И только у нас…
Полина усмехнулась.
- Даже не думай.
Максим вздохнул и погладил ее руку.
- Поль, ну, что ты так сразу, а?
Полина улыбнулась и покачала головой.
- Ну, хочешь, не сразу… Хочешь, постепенно. Макс, серьезно, у меня будут единственные два выходных дня… И то, если еще будут. А ты хочешь, чтобы я их провела в приготовлениях, готовке и уборке до и после нашей дружной компании.
- Да ты что, Поль? Тебе абсолютно ничего не придется делать! – горячо заговорил Максим. – Обещаю! Вот честное суворовское!
Полина засмеялась.
- Так ты уже бывший суворовец! Так что не принимается!
- Ну, тогда честное бывшее суворовское! Каждый принесет кто-что сможет. Мы все вместе потом все это быстренько приготовим и все будет по высшему разряду.
Полина задумалась, потом с улыбкой посмотрела на него.
- Ладно, если все будет действительно так, как ты говоришь, то я согласна. Но смотри у меня, Макаров!..
Максим радостно закивал головой и обнял ее.
- Я знал, что ты согласишься! Полин, ты чудо!
Полина засмеялась.
- Еще бы не чудо! А что мне за это будет?
- Да все, что хочешь! – с готовностью проговорил Максим. – Начать можем вот с этого. – Он крепче прижал ее к себе и нашел губами ее губы. Потом оторвался и вопросительно посмотрел на нее, - ты скажи, если это не то, что ты хочешь.
Она хитро улыбнулась и провела пальцем по его губам.
- Ну, почему же? Это именно то, что нужно.
- Правда? – у Максима зажглись глаза. – Я рад, что угадал, - он опять завладел ее губами.
Глава 65
Максим сдержал свое обещание. Сам купил все необходимое, сам принес и нарядил елку. Когда Полина ее увидела, не удержалась от восхищения и захлопала в ладоши.
- Максим, прелесть какая! Где такую красавицу нашел?
Максим довольно улыбнулся.
- Места знать надо! Правда, нравится?
- Еще бы! Детство сразу вспомнилось! Макс, ты молодец!
Максим погладил ее по щеке.
- Для тебя, солнце мое, все, что хочешь.
Она прижала его руку к себе.
- Спасибо, Максим. Я… Спасибо!
Вдруг раздался телефонный звонок. Максим вздохнул, убрал руку, проговорил «Извини» и достал телефон.
- Да, Сухой, привет! Да, как договорились. Слушай, а вы же адреса не знаете! Давай, записывай. Короче, приходите часам к 7, да? Нам же еще все сделать успеть нужно.
… Как и договорились, ребята начали подтягиваться к семи. Синицин с Ксюшей, Перепечко с Анжелой, Сухомлин с Ольгой и даже Трофимов пришел не с новой девушкой, а все с той же Наташей, с которой ходил на пикник.
Сухомлин подтолкнул Максима под локоть и многозначительно кивнул в сторону Трофимова.
- Видал? Неужели, и он, наконец, что-то понял?
Максим засмеялся.
- Ну, а почему бы и нет? Слушай, а где Соболь?
- А, - Сухомлин стукнул себя по лбу, - забыл сказать: его не будет. Не смог приехать.
- Да? Ну, ладно. Ну, что? – Максим окинул взглядом друзей. – За дело?
- Конечно!
Все дружно отправились на кухню. За приготовлениями и разговорами время пролетело незаметно.
За несколько минут до двенадцати все было готово и расставлено. Максим подошел к Полине, приобнял ее за талию и подмигнул.
- Вот видишь. Я же говорил. Зря переживала.
Полина улыбнулась.
- Да, прости. Больше никогда не буду в тебе сомневаться.
- Ну, что? – Максим посмотрел на компанию. – Девчонки и мальчишки, давайте, рассаживаемся. Через десять минут Новый год уже! Ой, блин!
- Что? – Полина вопросительно посмотрела на него.
- Бокалы забыли и шампанское! Поль, где у нас бокалы?
Полина пожала плечами.
- Там же, где и всегда. Сейчас принесу.
- Стоп. – Максим удержал ее за руку. – Ты садись, я сам принесу.
- Я тебе помогу, - стоящий недалеко от них Трофимов с готовностью вышел вслед за Максимом на кухню.
- Слышь, Макар, а вы с Полиной, правда, вместе живете?
Максим посмотрел на друга.
- Ну?
- И как?
Максим засмеялся и по слогам произнес:
- За-ши-бись! Чего и тебе, Санек, желаю! Все, идем, а то Новый год пропустим!
- Ребят, давайте быстрей! – позвала из комнаты Полина.
- Идем уже, солнце, идем!
Через минуту в бокалы полилось шампанское, все встали и именно в этот момент раздался бой курантов.
- Загадывайте желания! – Максим повернулся к Полине и улыбнулся. – И я загадаю.
Куранты замолчали. Все заговорили одновременно.
- Ура!.. С Новым годом!..
Максим на мгновение отвел глаза от Полины, посмотрел на всех, потом опять на нее.
- Товарищи, внимание! Мы же не можем нарушить старую американскую традицию! Так что, давайте целоваться! – он вопросительно поднял бровь.
Полина улыбнулась и это было все, чего он ждал.
- С Новым годом, солнышко! С нашим первым Новым годом! – он прильнул к ее губам.
Глядя на них, ребята тоже начали целоваться.
Через пару минут Максим с сожалением оторвался от Полининых губ и хитро улыбнулся.
- Это был аванс, солнце мое. Ребята, гуляем! – обратился он к друзьям.
В разгар веселья Полина отвела Максима в сторону и протянула ему телефон.
- Что это? – Максим непонимающе посмотрел на нее.
- Телефон. Звони родителям.
- Зачем?
Полина покачала головой.
- Ну, ты даешь! С Новым годом поздравь!
- А-а-а, - протянул Максим, все еще неуверенно крутя телефон в руках.
- Давай, Максик, давай. И маме от меня поздравления тоже передай, ладно? Я дверь прикрою, чтобы тебе не мешать.
Полина вышла, Максим еще покрутил телефон, потом решительно набрал номер.
- Алло? – от неожиданности Максим прикусил губу. – Привет, отец.
- Макс, это ты? – на том конце тоже не ожидали этого звонка.
- Я. Пап, с Новым годом и тебя, и маму!
На мгновение зависла пауза. Максим услышал вздох.
- Спасибо, Макс. И тебя тоже. Как дела твои?
- Нормально. А у вас?
- Тоже нормально. Макс… ты не одумался еще?
Максим сжал зубы.
- Пап, Новый год сегодня. Давай без этого. Можно маму услышать?
- Маму? Ну-ну… Лариса, иди, сын звонит!
- Спасибо, пап! Еще раз с Новым годом!
- Алло, Максим, сынок, привет!
Максим заулыбался.
- Привет, мам. С новым годом тебя! И Полина тоже поздравляет!
- Спасибо, сынок! Как вы там? Развлекаетесь?
- Ага. Мам, приходи к нам в субботу, ладно?
- Конечно. А Полина не против будет?
- Не будет, мам, не будет. Мам, меня ребята ждут, ладно? Пока.
- Пока! Поздравляй Полину тоже!
Максим опять улыбнулся.
- Обязательно, мам! Пока.
Он отключил телефон, открыл дверь в комнату и подошел к Полине.
- Ну, что? – она заглянула ему в глаза.
Он улыбнулся.
- Нормально все. Даже отца поздравил. И тебя мама тоже поздравляла. Я ее на субботу пригласил. Ты не против?
- Нет, конечно. А отец что?
- Да нормально, - он положил руки ей на талию и привлек к себе. – Полина Сергеевна, потанцуем?
В ответ она обвила руками его шею и улыбнулась.
- Обязательно, суворовец Макаров. Бывший суворовец…
Глава 66
- Полина!
- Да, Валерий Николаевич?
- Ко мне племянница приезжает сегодня. Рита зовут. Олег поехал ее на вокзал встречать. Потом он ее домой отвезет. Но, если вдруг она захочет прийти сюда, сразу ее пропустите, хорошо?
- Конечно, Валерий Николаевич. Обязательно.
Полина отключилась. Замечательно! Поскольку секретарь заболела, ей пришлось еще и на приеме посетителей сидеть. Как будто у нее своих дел мало!
Как можно спокойнее, занялась текущими делами. В течение нескольких часов никто, похожий на племянницу, не пришел, так что к концу дня, заваленная кучей дел, она и думать забыла о том, что кто-то может прийти. И вот тогда открылась дверь и на пороге появилась светловолосая девушка. Полина подняла голову.
- Добрый вечер. Вы по какому вопросу? Представьтесь, пожалуйста.
Рита смотрела на Полину и не могла поверить собственным глазам. Та самая Полина Сергеевна, разлучившая ее с Максом, сошла с фотографии и сидела сейчас перед ней.
- Вы?.. – выдавила она.
На лице Полины появилось недоумение. Она точно видела эту девушку впервые. Такую она бы точно не забыла. Она почувствовала исходившую от девушки агрессивность. Немного в мире было людей, которые безотчетно вызывали у нее неприязнь. Эта девушка относилась к тем немногим.
- Простите, я что-то вас не помню. Мы знакомы?
Справившись с растерянностью от неожиданной встречи, Рита прошла вглубь приемной, села в кресло, закинула ногу на ногу и ехидно улыбнулась.
- Нет, лично не знакомы. Но я вас знаю. Вы же в суворовском преподавали, правильно?
- Да, - неуверенно подтвердила Полина.
Рита усмехнулась.
- Значит, не ошиблась. Я просто видела вашу фотографию у своего парня. Как напоминание о первой глупой влюбленности и о том, чего делать не нужно было.
Полина напряглась. Не зря ей эта девушка сразу не понравилась. Она натянуто улыбнулась.
- Как интересно. – Она кашлянула. – Но что-то мы отвлеклись. Представьтесь, пожалуйста. И по какому вопросу вы пришли?
Рита откинулась на спинку кресла и с вызовом посмотрела на Полину.
- Меня Рита зовут. Я племянница Валерия Николаевича!
Супер! Так это и есть та племянница? Полина постаралась сохранить безразличное выражение лица.
- Очень приятно. Меня Полина Сергеевна зовут. Проходите, Рита. Валерий Николаевич предупредил, что вы можете прийти.
- Да?
Рита поднялась и направилась к кабинету дяди. Уже в дверях обернулась.
- А, кстати, Полина Сергеевна, вам неинтересно узнать имя моего парня?
Полина пожала плечами.
- Максим Макаров. Помните такого?
Полина сглотнула и кивнула головой.
- Да, помню.
- А, кстати, если вдруг вы его увидите, передавайте привет от меня. Мне пришлось в Москву срочно уезжать, поэтому мы с ним расстались. Но сейчас я здесь. Так что, если увидите, попросите, чтобы позвонил, - она открыла дверь и вошла в кабинет дяди.
- Обязательно, - проговорила в пустоту Полина. Теперь она вдруг начала вспоминать, что тогда, летом, на отдыхе, Максим говорил, что у него была девушка. Точно, ее звали Рита. Что же он ничего не сказал, когда она рассказала, что будет работать у Воронцова?
- Ну, как дела? Как работа? – спросил Максим, когда после ужина они удобно устроились перед телевизором.
- Работа? Нормально. Как всегда. – Полина в упор посмотрела на него. – Кстати, тебе привет от Риты.
- От Риты? – не понял Максим. – От какой Риты?
- Племянницы Воронцова. Девушки твоей бывшей.
Максим вздохнул.
- Блин. А откуда ты о ней знаешь?
- Ну, ты же сам когда-то рассказывал о твоей девушке, помнишь? А сегодня она мне лично рассказала, что была твоей девушкой.
Максим нахмурился.
- Лично? Ты где ее видела?
Полина усмехнулась.
- К дяде своему приходила. Макс… а ты почему мне ничего о ней не рассказал, когда я сказала, что у Воронцова работать буду?
Максим взял ее за руку.
- Поль, а зачем? Это все в прошлом. Мы порвали. Она уехала. Зачем тебя лишний раз грузить?
Полина недоверчиво посмотрела на него.
- Что-то у тебя просто все так выходит?
- А что сложного? Поль, она мне и не нужна была никогда, по большому счету.
Взгляд Полины стал еще более недоверчивым.
- Как это?
- А вот так! – он придвинулся к ней ближе и обнял за плечи. – Я просто пытался тебя забыть. Ты же в очередной раз грозилась замуж выйти. Я был тебе не нужен. Мне нужно было чувствовать, что если не тебе, так хоть кому-нибудь я нужен. Вот она и подвернулась. К тому же… - он замолчал.
- Что?
- Да там не очень история была. К нам тогда как раз Соболев перевелся из Москвы. Ну, Кирилл… Ты его помнишь, да?
Она кивнула.
- Ну, вот. Он был весь такой столичный, на понтах… Сразу решил показать, кто главный.
Полина улыбнулась.
- Ты, конечно, это стерпеть не мог, да?
- Конечно.
- Понятно. Ну, ладно, а он здесь причем?
Максим выдохнул.
- Ну, как тебе сказать? Боюсь, ты счас обо мне очень плохого мнения станешь. Поэтому, можно, я дальше рассказывать не буду?
Полина отрицательно покачала головой.
- Нет уж, Максик, раз уж начал – продолжай.
Максим вздохнул.
- Ладно. Короче, тут он такой на понтах. А тут Рита, которая на тот момент была его девушкой. Я, когда ее первый раз увидел, сразу понял, что она на меня запала. Такой случай упускать было нельзя. Одним выстрелом убить сразу нескольких зайцев – и Соболя достать, и клин клином вышибить, то есть тебя забыть, да и девушку привлекательную заполучить. Ну, вот…
Он замолчал, ожидая вердикта Полины. Она тоже молчала. Максим опять вздохнул, убрал руку с ее плеч, встал и пошел к окну. Потом повернулся к ней лицом.
- Вот видишь, не зря я тебе ничего не рассказывал.
- Да, Макаров… То есть тебе было абсолютно все равно, что те двое чувствуют?
Он пожал плечами.
- По правде говоря, да, тогда мне было все равно. Хоть что-то делать, лишь бы почувствовать, что живу, что кому-то нужен. Я ведь действительно пытался ее полюбить, по-честному, - он усмехнулся, все вспомнив. – Тут такие страсти бушевали! Все равно не смог. Хотя мне кажется, что и она меня не любила. Просто было круто встречаться с сыном мэра… Вот. В конце концов, она нашла в моих вещах твое фото, которое я так и не смог выбросить… Поняла, что я так и не перестал тебя любить. Обиделась, да так, что и отцу моему не показалось мало…
- Как это? – Полина удивленно посмотрела на него.
- А вот так. – Он рассказал ей историю с Воронцовым, с папкой.
- Ничего себе! Слушай, а что, если твой отец узнает, что я на Воронцова работаю?
Максим пожал плечами.
- А что? Мы живем отдельно. Никакого отношения к нему не имеем. Так что, какая разница?
- Ну, не скажи… - Она замолчала, потом посмотрела на Максима. – Знаешь, а мне Рита сегодня рассказала о том фото.
Максим удивленно поднял бровь.
- Правда, что ли?
- Абсолютная. Еще она сказала, что ты его хранил, как напоминание о первой глупой влюбленности и о том, чего делать не нужно было, - она подняла на него глаза.
Он подошел и присел перед ней на корточки.
- Поль, и ты поверила?
- А это не так?
- Конечно, нет! Я, правда, хотел тебя забыть. Но, стоило мне тебя опять увидеть – и все. Все опять возвращалось. Поль, ты – самое лучшее, что было, есть и будет в моей жизни. Ты же меня, надеюсь, не стала меньше любить после того, что я тебе рассказал? – он преданно заглянул ей в глаза.
Полина улыбнулась.
- А следовало бы.
В мгновение ока он поднялся и сел рядом с ней, улыбаясь.
- Значит, нет?
Полина усмехнулась.
- Макаров, что ты хочешь услышать?
Максим улыбнулся и провел пальцем по ее губам.
- Всего лишь те самые заветные три слова, подкрепленные поцелуем.
- Ой, Макаров. Ладно, иди сюда, - она взяла его за подбородок, притянула его к себе и по слогам произнесла. – Я тебя люблю.
Максим сам закрыл ей рот поцелуем.
Глава 67
- Полина! Сегодня в шесть у нас деловой ужин! Будьте готовы!
Полина едва слышно вздохнула. Опять! Еще пару месяцев – и она точно не выдержит!
- Хорошо, Валерий Николаевич, конечно.
Она набрала номер Максима.
- Максим… Извини, но я, наверное, опять буду поздно…
Он вздохнул.
- Опять ужин?
- Да… Не обижайся, ладно?
- По-моему, у нас нет выбора, правильно?
Она улыбнулась.
- Правильно.
- Поль, на всякий случай, если ты придешь, а меня не будет, не волнуйся. Я, наверное, задержусь немного, ладно? Сухомлин звонил, что-то хочет.
- Ладно.
- Полин, подожди.
- Что, Макс?
- Я все-таки обижусь, если не скажешь, что любишь.
Полина засмеялась.
- Макаров, ты шантажист.
Он тоже засмеялся.
- Да, я такой! Ну, так что?
- Люблю.
- Что? Плохо слышно. Поотчетливей, пожалуйста.
- Макаров, я тебя люблю! Услышал?
- Услышал. Я тебя тоже люблю, Полин. Пока! И веди себя хорошо!
- Обязательно. Пока! – Полина, смеясь, положила трубку.
В полшестого за ней зашел Воронцов.
- Ну, что, Полина, вы готовы?
- Конечно, Валерий Николаевич, - она поднялась, взяла сумку и вышла из-за стола.
Она оценивающе окинул ее взглядом с ног до головы.
- Прекрасно выглядите. Впрочем, как и всегда.
Полина потупилась.
- Спасибо.
Он улыбнулся, наслаждаясь ее смущением.
- Напрасно смущаетесь. Это не комплимент – просто констатация факта. Идемте, - он открыл перед ней дверь.
- Спасибо, Валерий Николаевич…
- Кстати, Полина, - сказал Воронцов уже в машине, - вас сегодня неожиданный сюрприз ждет.
- Да? – Полина удивленно подняла бровь. Сюрпризов ей только еще и не хватало. Вообще, как-то странно себя этот Воронцов ведет.
Воронцов довольно улыбнулся.
- Заинтересовал?
- Признаться, да.
- Ну, что ж, можете поломать себе немного голову, что это может быть, - он отвернулся к окну.
Да, оригинальный человек этот Воронцов! Полина тоже посмотрела в окно. Как только где-нибудь освободится место учителя этики, она уйдет отсюда, не задумываясь.
Выйдя вместе с Воронцовым из машины и зайдя с ним в ресторан, Полина широко улыбнулась. Да, ее действительно ждал приятный сюрприз. В виде Вадима, сидящего за столиком. Он и оказался одним из тех партнеров, с которыми был назначен ужин.
Увидев их, Вадим тоже радостно улыбнулся. Он встал из-за стола, крепко пожал руку Воронцову.
- Здравствуйте, Валерий Николаевич. С вашего позволения, - он обернулся к Полине и, улыбаясь, протянул ей руку. – Здравствуйте, Полина Сергеевна.
- Здравствуйте, Вадим Александрович! – так же улыбаясь, Полина вложила свою руку в его. – Как дела?
- Отлично. А ваши?
- Превосходно.
- Так, господа, - вмешался Кравцов, - рад присутствовать при вашей трогательной встрече, но давайте вернемся все же к переговорам. У вас еще будет шанс поговорить. Садитесь, Полина, Вадим.
Он представил друг другу остальных сидевших за столом и начались переговоры.
Глава 68
Переговоры закончились. Все попрощались друг с другом и начали расходиться. За столом остались только Воронцов, Полина и Вадим.
- Ну, что? – Воронцов поднялся и посмотрел на Полину с Вадимом. – Я так понимаю, что вы поговорить хотите, да? Полина, вы сами домой доберетесь?
Вадим кивнул головой.
- Да, Валерий Николаевич, спасибо. Мы поговорим, а потом я ее сам домой отвезу.
- Хорошо. Вадим, - Воронцов протянул ему руку. – Счастливо. Кстати, Вадим, спасибо за отличного работника.
Полина опустила глаза, а Вадим засмеялся.
- Я знал, что она не подведет.
- Полина, - Воронцов обернулся к Полине, - до завтра.
- До свидания, Валерий Николаевич.
Воронцов ушел, а Вадим, улыбаясь, посмотрел на Полину.
- Полина, а есть вообще хоть один мужчина, которому ты не нравишься?
- Вадим, странный вопрос…
- Почему странный? Воронцову ты вон тоже очень нравишься. Сразу видно.
Полина нахмурилась.
- Вадим, ну, что ты говоришь?
Вадим засмеялся.
- Правду, и ничего, кроме правды.
- Очень смешно. Лучше закажи нам еще кофе и расскажи, как дела твои.
- Как скажете, госпожа! – продолжая смеяться, Вадим подозвал официанта и заказал еще кофе.
За разговором время пролетело незаметно. Полина посмотрела на часы.
- Ой, Вадим, прости. Я с тобой могу долго еще говорить. Но меня дома ждут, ладно?
- Конечно. Идем, я тебя отвезу.
- Идем.
… Ну, что, Полина? – когда они подъехали к ее дому, Вадим вышел из машины, открыл перед Полиной дверь, помог ей выйти и стал перед ней. – Давай прощаться?
- Вадим, а, может, зайдешь? Я тебя с Максимом познакомлю?
- С Максимом? – Вадим посмотрел на входную дверь и усмехнулся. – Нет, я думаю, не стоит. Знаешь, я был очень рад тебя увидеть, Полина! Ты сейчас выглядишь гораздо лучше, чем я тебя запомнил в последний раз. Ну, давай, Полина, счастливо и удачи тебе! – он протянул ей руку, она подала ему свою. Он задержал ее руку в своей. Полина даже не успела заметить, как что-то переменилось в его лице. Он проговорил «Извини», притянул ее к себе и впился губами в ее губы.
Никто из них не заметил подходящего Максима…
… По дороге от Сухомлина Максим вдруг решил сделать Полине сюрприз. Вспомнив, что он давно не дарил ей цветов, он зашел в ларек, выбрал пять самых красивых китайских роз и, довольный, зашагал к дому.
Не доходя несколько метров до дома, он увидел подъехавшую незнакомую машину, из которой вышел какой-то мужчина. Обойдя машину, он открыл дверцу перед сидящей в машине дамой и оттуда вышла… Полина. От неожиданности Максим остановился. Было темно. Мужчину было не рассмотреть. Но то, что это была Полина, Максим не сомневался. Он узнал бы ее из тысячи.
С того места, где он стоял, было видно, что они перекинулись несколькими словами, потом мужчина протянул руку, Полина вложила свою, а через мгновение… мужчина притянул ее к себе и прижался губами к ее губам. Сердце оборвалось, земля начала уходить из-под ног… Максим крепко зажмурил глаза, но, когда открыл их, картина была все та же. Ноги сами понесли его к ним.
- Не помешаю? – он сам удивился, как невозмутимо прозвучал его голос.
Мужчина с Полиной одновременно отпрянули друг от друга. Полина машинально вытерла губы. При виде Максима в ее глазах появилось сначала удивление, потом – страх.
- Максим…
Он усмехнулся.
- Максим, Максим. На! - он буквально впихнул ей в руки жгущие его руку розы и обернулся к мужчине. То самое лицо с фотографии. Ошибиться невозможно. Он опять повернулся к Полине:
- Работа, говоришь? А это тот самый друг… Понятно…
Он размахнулся и с разворота ударил Вадима в челюсть. Тот был настолько ошарашен, что даже не успел среагировать. Получив удар, он по инерции шагнул назад, поскользнулся и, не удержав равновесие, упал. Больше не глядя на них, Максим развернулся и зашагал прочь.
Впавшая в ступор при виде Максима Полина, наконец-то, пришла в себя. Она посмотрела на поднимающегося Вадима и бросилась догонять Максима.
- Максим! Максим!
Бесполезно. Он шел вперед, ничего не слыша и не видя вокруг. От нахлынувших чувств было трудно дышать, бешено колотилось сердце. К тому же, удар был таким сильным, что заныла рука. На глаза навернулись слезы боли и отчаяния.
Наконец, Полина догнала его и схватила за руку, разворачивая к себе.
- Максим, пожалуйста!.. Ты все неправильно понял!..
- Что понимать-то?! Я все видел!
- Что ты видел? Максим, я тебе все объясню! – из глаз потекли слезы. – Я прошу тебя!
- Да нечего объяснять! Я все видел своими собственными глазами! Вы целовались! Привет другу! – он вырвал у нее свою руку и зашагал прочь.
- Максим! – Полина опять догнала его и схватила за руку. – Пожалуйста, выслушай меня! Мы не целовались! Это он целовал меня!
Он посмотрел на ее руку, вырвал свою и презрительно проговорил:
- Что-то я не заметил, чтобы ты вырывалась. Короче, я не то, что слушать тебя не хочу. Я видеть тебя не могу. Мне противно! Иди, первую помощь оказывай. И не надо за мной больше бежать. Надоело.
Полина смотрела ему вслед, пока он не скрылся за углом, потом вся в слезах вернулась к поднявшемуся с земли Вадиму.
- Откуда ты взялся на мою голову, Вадим? Зачем ты вообще это сделал?
- Прости, не удержался! Я давно хотел это сделать! – Он недоумевающе посмотрел на нее. – Полина! Это и был тот самый Максим, которого ты предпочла мне? Этот пионер? Этот сопляк? Да, нечего сказать, вкус у тебя отменный!..
Не дожидаясь продолжения тирады, Полина отвесила ему пощечину.
- Пошел вон, Вадим! Я думала, ты мне друг, а ты!.. – слезы покатились сильнее. – Ты мне жизнь сломал!
Он потер след от пощечины и пожал плечами.
- Вы с твоим Максимом подходите друг другу. Один сразу драться полез, теперь – другая… Да не переживай ты так. Что случилось-то? Ну, поцеловались…
- Поцеловались? Это ты меня поцеловал. Насильно!
- Что-то я не заметил, чтобы ты сопротивлялась!
- Да я вообще обалдела оттого, что происходило! Все, скатертью дорога!
- Полина, стой! – он схватил ее за руку. – Извини, я, правда, себя не контролировал. Да и сейчас сгоряча всякого наговорил. Вернется он… Если любит – обязательно вернется!
- А если нет? – продолжая рыдать, спросила Полина. – Максим – он такой… Ты его не знаешь…
- Поль, если не вернется – значит, не любит. А тогда зачем он тебе нужен? Правда, прости. Лихой попутал. Давай, я тебя до квартиры доведу.
Она махнула в сторону его машины.
- Лучше уезжай. Я тебя сейчас видеть не могу.
- Это значит, что дружбе – конец?
- Не знаю. Но сейчас лучше уезжай…
Больше не глядя на него и, даже не пытаясь вытереть струящиеся по лицу слезы, она направилась к входной двери и через пару минут исчезла из поля его зрения.
«Ну, вот и все!» - Вадим в сердцах ударил ногой по машине. «Сам все испортил, идиот!»
Глава 69
Максим шел, не разбирая дороги, куда глаза глядят. На глаза то и дело наворачивались слезы, которые он просто смахивал рукой, не заботясь о том, что его кто-нибудь увидит. Да и кто его мог увидеть? На дворе зима. Время позднее. Темно. Пустынные улицы. Именно то, что ему было нужно. То, что четко отражало его внутреннее состояние.
Полина, его Полина, оказалась просто… Нужного слова не находилось. Да и не надо было. Зачем? Все и так предельно ясно и понятно. Друг, как же! Еще тогда, глядя на фотографии, он обратил внимание на то, как этот друг на нее смотрит. Да и она была вполне довольна и счастлива. Вот вам и пожалуйста! Непонятно только одно: зачем был весь этот цирк с их с Полиной так называемой любовью? Была бы себе со своим другом! Никто ведь не мешал! И счастливая, и упакованная! Зачем ей нужен был он, Максим? Потешить собственное самолюбие? А, может, друг просто женат уже? А девушке же надо жизнь собственную устраивать? Непонятно! Ничего непонятно! Хотя нет, понятно… Понятно то, что отец не ошибался. Она совсем не такая, какой казалась.
Вдруг зазвонил телефон. Взгляд на дисплей… Полина. Что ей нужно-то? Опять будет рассказывать, что все не так понял? Как это еще можно было понять? Кнопка сброса… Всё!
Взгляд на часы… А куда теперь идти-то? Это летом можно было на скамейке в парке где-нибудь переночевать. А сейчас зима. Замерзнуть просто где-нибудь под деревом не хочется. Хотя… почему бы и нет? Сесть, забыться беспокойным сном, да и всё!..
Он тряхнул головой. Нет, этого он не сделает.
- Алло? Александр Михайлович? Да, это я. Извините, что поздно. Вы мне не поможете? Мне переночевать где-нибудь нужно… Да… вы через пятнадцать минут сможете там быть? Спасибо огромное! Только отцу не говорите, пожалуйста, ладно?
Ну, вот, на сегодня проблема решена.
Он как раз подошел к дому, когда туда подъехал помощник отца.
- Александр Михайлович, здравствуйте еще раз. И еще раз извините, что поздно.
- Да ладно,- тот махнул рукой, потом внимательно посмотрел на Максима. – Макс, что у тебя случилось?
Максим отвел глаза.
- Да ничего. Мелкие проблемы бытового характера…
- Да? Ну-ну… Ладно, идем.
Они зашли в квартиру. Максим огляделся и присвистнул:
- Ого! Мне нравится.
Александр Михайлович усмехнулся.
- Макс, не смеши. А то у тебя не так?
- Ладно, ладно… А сколько я могу здесь побыть?
- А сколько тебе нужно?
Макс пожал плечами.
- Не знаю. Неделю-две… Пока в общежитие не устроюсь. Кстати, не поспособствуете побыстрей оформиться?
- Макс, что случилось?
- Да ничего, говорю. Просто так нужно.
- А домой?
Максим отрицательно покачал головой.
- Нет, не сейчас. Ну, так что?..
Александр Михайлович вздохнул.
- Макс, а я уже было обрадовался. Не звонишь, с просьбами не обращаешься… И вот на тебе! Ты что, так серьезно с Ольховской этой своей поссорился?
Максим поморщился, но не ответил.
- Макс, не дури. Если бы я каждый раз из дома уходил, как с женой поссорюсь…
Его речь прервал звонок мобильного Максима. Не глядя, тот сразу же нажал на сброс.
- Даже не посмотришь?.. Понятно… Значит, серьезно… Ладно, я посмотрю, что можно сделать с твоим общежитием. На вот ключи. И не забудь вернуть потом! Пока! – он развернулся и пошел к выходу, потом обернулся. – Да, кстати, надеюсь, ты не будешь злоупотреблять моим гостеприимством!
- Александр Михайлович, пожалуйста, не говорите ничего отцу пока, ладно?
Тот пожал плечами.
- Да я уже понял.
- Александр Михайлович…
- Да, Макс, что еще?
- Спасибо…
Александр Михайлович внимательно посмотрел на Максима. Да, мальчик вырос, изменился. Причем, явно в лучшую сторону.
- Не за что! Макс, мой тебе совет: не руби с плеча! Что бы там у вас ни случилось, хорошо подумай, прежде, чем принять окончательное решение. Понял?
Максим кивнул головой и отвернулся.
- Ну, пока! – Александр Михайлович, наконец, ушел.
Походив по квартире, Максим сел на диван и закрыл лицо руками. Слез больше не было. Просто раскалывалась голова. И этот телефон еще… Он звонил и звонил… Так хотелось запустить им в стену!.. В конце концов, он нажал на кнопку, просто выключил его и бросил на стол.
Глава 70
Зайдя в квартиру, Полина на автомате бросила сумку и розы, которые с удивлением увидела у себя в руке, на тумбочку, разулась, разделась, прошла в комнату и упала на диван. Слезы непрерывно струились по щекам. Что делать? Что теперь делать? Надо же было Вадиму появиться именно сегодня! Боже, зачем он ее поцеловал? Почему именно в этот момент подошел Максим? Почему все так? Почему все именно так? Как теперь объяснить Максиму, что он ошибается? Что все не так, как ему показалось? Да и где теперь Максим?
Она подошла к окну. Темно. Холодно. Скользко. Куда он пошел? Она набрала его номер. «Пожалуйста, Максим, ответь! Только ответь!» Нет, он сбросил звонок… Позвонить ему домой? А что, если он туда не пошел? Что делать?
Несколько часов подряд она пыталась до него дозвониться. Бесполезно. Сначала он сбрасывал звонки, а потом и совсем отключил телефон. Где он? По каким улицам бродит? Если с ним что-нибудь случится, она себе этого никогда не простит.
Гнетущую тишину взорвал телефонный звонок. Максим, наконец-то! Нет, не Максим… Незнакомый номер…
- Алё?..
- Алло, здравствуйте! – раздался в трубке незнакомый мужской голос. – Полина Сергеевна?
Сердце Полины оборвалось. «Максим…», - пронеслось в голове, - «Что-то случилось…» Он медленно сползла по стене на пол и еле выдавила из себя:
- Да.
- Меня зовут Александр Михайлович. Полина Сергеевна, я, можно сказать, друг Максима…
- Что с ним?..
- Не волнуйтесь, с ним все в порядке, - сразу поспешил успокоить ее Александр Михайлович. – Просто… я так понимаю, у вас что-то произошло. В общем, он сейчас в моей квартире. Я подумал, что вам нужно это знать, - неуверенно закончил он.
От сердца отлегло.
- Да, Александр Михайлович, спасибо огромное! Скажите, а… как он?
- Ну… скажем так, расстроен.
- Александр Михайлович, пожалуйста, скажите мне адрес.
- Я… - он заколебался. – Полина Сергеевна, я думаю, не стоит. Вас я не знаю, а вот Максим – он парень горячий. Я не знаю, что у вас случилось, но сгоряча и он, и вы можете таких дров наломать… Дайте ему остыть, подумать. Сами тоже остыньте. А там посмотрим, хорошо? Не переживайте, с ним все нормально. Это пока все, что я могу вам сказать. Простите.
- Да, я понимаю... – из глаз опять потекли слезы, которые уже, казалось, иссякли. – Спасибо, Александр Михайлович…
- Полина Сергеевна, мой вам совет – ложитесь спать. Завтра все в другом свете покажется.
- Спасибо…
- До свидания, Полина Сергеевна.
- До свидания…
Она отключила телефон и вытерла слезы. По крайней мере, теперь она знает, что с ним все в порядке. А дальше… как говорила Скарлетт О’Хара: «Не буду думать об этом сегодня. Подумаю об этом завтра». Этот Александр Михайлович прав: завтра все покажется в другом свете. И ей, и, даст Бог, Максиму…
Глава 71
Следующие два дня прошли, как в тумане, и для Максима, и для Полины. Она пыталась забыться в работе. Благо, ее оказалось невпроворот. Но поздно вечером все равно приходилось возвращаться домой. Одной. В пустую квартиру. Периодически пыталась набирать номер Максима, но всегда с одним и тем же результатом: то ли сброс, то ли абонент недоступен.
Максим же либо просто валялся на постели, либо бродил по улицам, стараясь вообще ни о чем не думать. Увы, мысли лезли сами, надолго не задерживаясь, и вытесняя друг друга. На занятия идти не хотелось. Какой смысл? Он все равно не сможет ничего понять или даже услышать. По дороге купил водки. Напился. Вроде, полегчало. Забылся тяжелым сном. Утром стало еще хуже. Голова не просто болела. Казалось, она просто разлетится на куски.
На третий день вспомнил о Рите. Позвонил. Может, хоть теперь этот клин сработает…
- Привет, Макаров! Сколько лет, сколько зим! – он даже не заметил, как она появилась в кафе и подошла к нему. Натянул улыбку, поднялся, подал руку.
- Привет, Рит. Да, ты права, давно не виделись. Давай сядем, - подвинул ей стул. – Как дела у тебя?
- Отлично, Макаров, отлично! А у тебя? Что-то вид у тебя неважнецкий.
Он улыбнулся.
- Да учеба уже задолбала! А так нормально все.
- Понятно. А, кстати, откуда ты узнал, что я в городе? Этикетку свою видел?
Сжал зубы, потом расслабился, усмехнулся.
- Видел. Привет от тебя передавала. Вот не удержался, очень встретиться захотелось.
- Правда? Классно! Я тоже тебя видеть хотела. Слушай, Макс, а тебе не кажется, что здесь шумно слишком? Может, в более тихое место пойдем? Где поговорить можно будет спокойно?
Максим ухмыльнулся.
- А почему бы и нет? Я за. Куда пойдем?
Она пожала плечами.
- Не знаю. Хочешь, можем ко мне.
Он удивленно поднял бровь.
- А как же дядя?
- Он допоздна на работе будет. Кстати, а ты знаешь, что эта твоя Этикетка теперь у него секретарем работает? – она презрительно скривила губы.
Максим нахмурился.
- Знаю. Прекрати, наконец, ее «моей Этикеткой» называть. Так мы идем?
- Конечно.
Максим расплатился, они поднялись, Рита сразу же взяла его под руку и они зашагали к ее дому.
…- Макс, ты что будешь? Чай, кофе, может, покрепче что-нибудь?
Он пожал плечами.
- Ну, если есть, давай покрепче…
Она подошла к бару.
- Коньяк подойдет?
- Легко.
Она достала два стакана, налила в них коньяк, подошла, протянула Максиму один из стаканов и села рядом с ним.
- За встречу?
Он кивнул головой.
- За встречу.
- Макс, - спросила она через время, - а ты когда-нибудь думал о том, почему мы расстались?
Он покачал головой.
- Расстались – и расстались. Значит, так должно было быть.
Она усмехнулась.
- Ты фаталист?
Он хмыкнул.
- В какой-то степени, да. – Он поднялся. – Знаешь, Рит, зря я, наверное, тебе позвонил. Пойду я.
- Макс, стой! – она удержала его за руку. Он сел обратно. – Подожди, может, нам опять… - Она прижалась к его губам.
Максим сидел, не шевелясь, пока она его целовала. Перед глазами возникло лицо Полины… Вадим… их поцелуй… Ну, что ж, клин, давай попробуем!..
Прижав Риту к себе, он ответил на ее поцелуй, проник языком в ее рот. Руки легли на ее грудь, погладили. Начали расстегивать ее кофточку, лифчик. Почувствовал ее руки под свитером… на коже… Потом ее руки спустились ниже, расстегнули «молнию» джинсов, проникли внутрь…
«Максим, пожалуйста!.. Ты все неправильно понял!..»
Одним рывком он оттолкнул от себя Риту и начал приводить свою одежду в порядок.
- Прости, Рита. Я не должен был… Прости…
Он поднялся и направился к выходу.
- Макс, - крикнула она ему вдогонку, - у тебя кто-то есть?
Он повернулся, кивнул головой и усмехнулся:
- Да, моя Этикетка! Счастливо!
Услышал, как за закрытой дверью разбился брошенный в него стакан…
Вышел из дома и полной грудью вдохнул морозный воздух. Может, все и правда, не так?..
Глава 72
Сколько он бродил по городу, он не знал. На улице было уже совсем темно, когда ноги сами привели его к дому Полины. Он опомнился только, когда рука взялась за дверь подъезда. Резко отдернул руку, развернулся, пошел прочь. Ушел… Вернулся… Посмотрел на ее окна. Темно... Вздохнул. Ушел опять… Почти…
Через пять минут, тяжело дыша после бега по ступенькам, уже звонил в дверь… Прислушался… Шаги… Дома… Развернулся, чтобы уходить… Услышал, как щелкнул замок и открылась дверь…
- Максим!..
Вернулся… Не говоря ни слова, стал напротив… Ее глаза, полные боли и надежды… Его глаза, полные тоски и тоже надежды… Вдох… Выдох... Сделал шаг вперед, зайдя в квартиру. Закрыл дверь, повернулся… Все так же без единого слова, жестом, больше напоминавшим отчаяние, чем страсть, привлек к себе... Губы приникли к губам в грубом, требовательном поцелуе... Резко, одной рукой взял за волосы на затылке, не давая пошевельнуть головой. Впрочем, напрасно удерживал - она все равно не нашла бы в себе силы оттолкнуть его. Она злилась на себя, проклинала свое безволие, ей хотелось сделать ему так же больно, как он ей – ничего не получалось, ее любовь к нему была сильнее. Все напряжение этих дней вылилось в яростную, неудержимую страсть, с которой она ответила на его поцелуй.
Ощутив ее пылкое желание, его губы стали нежнее. Кто из них двоих издал тихий сладострастный вздох – он или она? Полина сама не поняла, да, впрочем, сейчас это не имело никакого значения. Губы Максима скользили по ее уху, щеке, маленькой ложбинке на шее. Девушка запрокинула голову, позволяя ему целовать ее со все большим жаром.
Он опять припал к ее губам в новом порыве страсти. Бедра его крепко прижимались к бедрам девушки, а руки с доводящей до исступления неторопливостью расстегивали пуговки ее блузки. После каждой расстегнутой пуговки он принимался гладить и целовать обнаженную шелковистую кожу девушки. Прикосновение его губ поднимало из глубин ее существа горячую волну.
Снедаемая всепоглощающим желанием, Полина лихорадочно, как в бреду, расстегивала пуговицы его рубашки, затем попыталась сдернуть ее с его плеч…
Темнота, окутавшая их, поглотила и враждебность, и настороженность, и подозрительность, и обиду, которые стояли между ними. Под этим черным бархатным покровом, где не выносятся суждения и не хранятся секреты, они забыли себя. Все, что, казалось, непреодолимо их разъединяло, стало казаться незначительным, оно просто перестало существовать. Они стали просто двое. Мужчина и женщина, объединенные взаимным притяжением, жаждой столь же непреодолимой, сколь и не поддающейся определению…
… Он подхватил ее на руки и понес, глядя на нее истосковавшимися глазами. Через несколько минут они были в постели...
        - Обними меня, - попросила она, обвивая его шею руками. – Макс, пожалуйста, обними крепче.
        Их сердца бились как одно, они слились в единое, неразделимое сердце, обе части которого так долго искали друг друга. Они прижались друг к другу так крепко, что, казалось, все клетки их тел слились в одно целое, как и их сердца. И, когда все закончилось, они так и не отпустили друг друга.
- Максим… - она провела рукой по его груди.
- Что?
- Ничего. Просто Максим…
Он просунул руку ей под голову и крепко прижал к себе.
- Знаешь, - она подняла голову и посмотрела на него, - когда ты ушел, я чуть с ума не сошла.
- Знаешь, - тихо проговорил он, - сам не знаю, как я вернулся. Ноги сами принесли…
Он высвободилась из его объятий, накинула халат, встала с постели и, не понимая, посмотрела на него.
- Максим, ты что говоришь? Как это не знаешь? Я подумала, ты пришел, потому что… - она замолчала, потом решительно договорила, - понял свою ошибку.
- Ошибку? Какую? – он встал, натянул джинсы, и подошел к ней. – Какую ошибку, Поль? Я сам все видел! Собственными глазами! – одним движением он развернул ее к себе и провел пальцем по ее губам. – Как представлю, что этих губ касались чужие… этих губ… этого тела…
Она резко убрала его руку и отошла от него подальше. На глаза опять навернулись слёзы.
- Максим, ты что? С ума сошел? Я же тебе говорю, что ты неправильно все понял! Как ты вообще мог даже мысль такую допустить?
Он сжал зубы, пытаясь сдержаться, потом, как можно спокойнее и убедительнее сказал:
- Полина, я тебе еще раз говорю: я видел собственными глазами!
- И что? Что ты видел? Как Вадим меня целовал? Ты видел, чтобы я ему отвечала? Бросилась в объятия? Начала раздевать, да? С твоей буйной фантазией ты сам себе это уже дорисовал! Красивая получилась картина?
Максим молчал, сжав кулаки и играя желваками.
- Молчишь? Конечно же, я угадала! Исходя из одного глупого поцелуя, ты сделал вывод, что я с ним спала все это время, да? А, может, и того больше? Не только с ним, но и с другими?
Он подошел к ней вплотную и в упор посмотрел на нее.
- Скажи, что это не так!
Она замахнулась и дала ему пощечину.
- Если ты ждешь от меня оправданий и признаний, их не будет. Уходи.
Он усмехнулся.
- Уходи? Пожалуйста.
Он подобрал рубашку, одел, начал застегивать. Полина подошла к кровати, села, опустила вниз голову. Потом обернулась к Максиму:
- Можешь мне одно объяснить: зачем ты сегодня вернулся, если уверен, что я виновата?
Он горько усмехнулся и честно ответил:
- У меня без тебя ломка началась. – Он со всей силы ударил кулаком в стену. – Блин! Ненавижу себя за это! И тебя! Ты меня наркоманом сделала! Слышишь? Ты - мой наркотик!
Полина обхватила голову руками.
- Я не могу больше. Я сейчас с ума сойду. Или у меня голова расколется. Максим, что ты говоришь?..
Повинуясь порыву, Максим подошел к ней, опустился на колени, отвел ее руки.
- Я говорю, что я не могу без тебя. Полин, скажи, что ничего не было.
Полина вытерла слезы.
- Зачем? Ты же мне все равно не веришь.
Он посмотрел ей прямо в глаза.
- Вот сейчас… скажи…
Он затаил дыхание, ожидая ответа. Полина не отвела глаз, не смутилась, не покраснела. Четко, слегка дрожащим голосом произнесла:
- Я тебе клянусь, что ничего не было ни в тот раз, ни когда-нибудь еще. Он сам поцеловал меня против моей воли.
Он выдохнул и опустил голову ей на колени.
- Полин, я вел себя, как скотина, самая настоящая скотина. Да я и есть скотина. Что я должен сделать, чтобы ты меня простила?
Полина посмотрела на его голову у себя на коленях. По щекам опять потекли слезы.
- Не знаю, Максим, не знаю. Ты сделал мне очень больно.
Он поднял голову, увидел ее слезы, пальцами попытался их вытереть.
- Полин, не плачь, я тебя прошу.
Поднялся с колен, сел рядом, попытался обнять, почувствовал, как она напряглась.
- Полина, я обещаю… я клянусь, что, если ты меня простишь, я сделаю все возможное, чтобы загладить свою вину. Все, что хочешь. Я никогда больше не буду в тебе сомневаться. Слышишь? Никогда!
Она печально улыбнулась сквозь слезы.
- Макаров, не давай обещаний, которых не сможешь исполнить…
Он закрыл глаза.
- Полина, ну, пожалуйста… А то я сейчас сам расплачусь.
Она хмыкнула.
- Давай. Не все же мне одной.
Он сделал глубокий вдох.
- Не простишь? Мне лучше уйти? – он начал вставать.
- Стой, - она повернулась к нему и удержала за руку, заставляя сесть обратно. – Хуже всего, Макаров, то, что, несмотря ни на что, я, как дура, все равно тебя люблю.
Не веря своим ушам, расширенными глазами он посмотрел на нее.
- Полина… я…
Она кивнула головой в подтверждение своих слов.
- Ничего не могу с собой поделать.
- Полина, солнце, - он сгреб ее в охапку, прижал к себе и горячо зашептал, - я тоже тебя люблю... Больше всего на свете... Мне было так плохо…
Она слегка отстранилась от него:
- Не хуже, чем мне…
- Прости меня… - она погладил ее волосы, взял обеими руками ее лицо и прижался губами к ее губам, - просто прости…
Слова больше стали не нужны.
Глава 73
- Полина, зайка, просыпайся, - Максим коснулся ее щеки легким поцелуем.
Она открыла глаза.
- Зачем?
Он пожал плечами.
- На работу пора.
Полина вздохнула, потом улыбнулась.
- Помнишь анекдот? Я сегодня рыбка, у меня нет ножек, и я никуда не пойду.
Максим засмеялся.
- Рыбка, я бы сам тебя не выпускал никуда из постели, но ты же у нас человек ответственный. Тебя же саму потом совесть замучает.
Она ухмыльнулась.
- Может, пора уже прекращать быть такой правильной? Ладно, я в душ.
Максим кивнул головой.
- Давай. А я пока кофе приготовлю.
Выйдя из душа, она зашла на кухню, вдохнула аромат кофе. Супер! Правда, Максима почему-то не было.
- Макс, ты где?
- Иди в спальню, солнце! – раздался из спальни голос Максима.
В спальне он уже подтянул к кровати столик. На столике стояли две еще дымящиеся чашки кофе, лежали несколько бутербродов. Максим сделал приглашающий жест рукой.
- Прошу.
Полина подошла, села рядом, взяла чашку, сделала глоток.
- Замечательно. Макс, - она посмотрела на него, - ты мне так давно уже кофе не варил. С чего вдруг сегодня?
Максим потупился.
- Начал вину искупать. Теперь каждый день буду варить.
- Макс… - Полина взяла его за подбородок и повернула к себе. – Давай забудем об этом, ладно? Просто, как о плохом сне.
Макс сглотнул.
- Давай, – потом улыбнулся. - Но кофе все равно буду варить. Или тебе не нравится?
Полина улыбнулась и сделала еще глоток.
- Очень нравится. Он у тебя выходит очень вкусным и ароматным. – Она допила свой кофе и посмотрела на него. – Спасибо, Максик. Иди, я тебя поцелую.
Он с готовностью подставил губы для поцелуя. Попытался обнять, но Полина сразу же отодвинулась.
- Все, Максим, все. А то я на работу опоздаю.
Максим хитро улыбнулся.
- Полин, а ты школу когда-нибудь прогуливала?
Она отрицательно покачала головой.
- Нет, я была примерной девочкой.
Он притворно вздохнул.
- Не представляешь, сколько ты потеряла. Непередаваемое ощущение – знать, что, пока там кто-то учится, ты можешь спокойно валяться в постели и, вообще, делать, что хочешь.
Она засмеялась.
- Ты прав. Не представляю. Макс, а ты сейчас к чему клонишь?
- Ну… Не хочешь попробовать? Получить это ощущение полной свободы?
Она непонимающе посмотрела на него.
- В смысле?
- А ты позвони своему Воронцову, скажи, что заболела, попроси день на отлежаться и мы получаем целый день полной свободы.
- Макаров! Ты совсем обалдел? Ты на что меня подбиваешь?
Он пожал плечами.
- Ну, нельзя же все время быть примерной девочкой. Это же так скучно, Поль! Нужно же что-то менять в жизни! Ну, Полина!.. Ты же тоже человек! Тоже можешь заболеть!
- Ой, Макаров!.. А тебе самому на учебу не надо, случайно? Тебя же за прогулы выгонят!
Он засмеялся и покачал головой.
- Э, нет! Меня точно не выгонят!
- Почему это?
- Ха! Ты забыла, кто у меня папа?
- Макаров!..
- Что? Можно же хоть иногда прибегнуть к помощи, если не самого папы, то хотя бы его фамилии?
Полина засмеялась.
- Кошмар! С кем приходится жить под одной крышей!
Он тоже засмеялся, потом подвинулся к ней ближе.
- Тебе не нравится такое соседство?
- Не знаю. Макс, что ты делаешь?..
- Целую тебя… здесь… и здесь… Поль, ну так что?...
Она почувствовала его губы на губах, на шее…ниже… опять на губах… Его руки обняли ее, скользнули по спине…
- Макс… Хотя… Это же только один день, да?.. Я же тоже живой человек… тоже могу заболеть… Макс… Подожди, я сначала позвоню Воронцову…
…- Да, Валерий Николаевич, спасибо. Нет, я не буду вызывать врача. Просто отлежусь один день – и станет лучше. Да… До свидания.
Она повернулась к водящему по ее шее и спине кончиками пальцев Максиму.
- Ну, так на чем мы остановились?
- На этом… - ее губы сразу же оказались в его власти, как и она сама…
Глава 74
Весь день они честно провалялись в постели. День же был дан на «отлежаться». Вот они и использовали его по полной. Даже обед Максим принес в постель.
… Полина посмотрела на часы. Шесть вечера. Она сладко потянулась и посмотрела на Максима:
- Да, зря я школу не прогуливала. Хотя, наверное, это было бы не так… - она замолчала, глядя на него, и подбирая слово, - увлекательно, что ли?
Максим ухмыльнулся и провел рукой по ее обнаженному плечу.
- Это да. Так увлекательно точно не было. Поль, - он жалобно посмотрел на нее, - я есть хочу.
Она хитро улыбнулась и покачала головой.
- А я причем? Забыл? Я же болею!
- Ах, так? Ладно! – он сделал обиженное выражение лица и отвернулся. Потом повернулся и подмигнул. – Мне вдруг пришел в голову отличный способ тебя вылечить!
- Да-а? Давай. Интересно послушать.
Он сдернул с нее одеяло.
- Вставай!
- Макаров! – возмутилась Полина. – Зачем это? Верни одеяло!
Он отрицательно покачал головой.
- Вставай, тебе говорят! Одевайся!
- Зачем?
- Лучший способ выздороветь – прогулки на свежем воздухе. Ты разве не знала?
- Так холодно же на улице! – удивилась Полина. – Да и поздно уже.
- Для чего это поздно? – теперь уже пришла очередь удивляться Максиму. – К тому же, мы недолго будем гулять. Я знаю хороший ресторан с отличной кухней и живой музыкой. Убьем сразу двух зайцев – и тебе прогулку организуем, и меня накормим.
Полина заколебалась.
- Не знаю, Максим. А вдруг мы кого-нибудь встретим?..
- Ну, кого встретим? Воронцова? Он же допоздна работает. Давай, Полин, решайся. Гулять, так гулять!
- Макаров, а тебе не кажется, что ты пагубно на меня влияешь? – насмешливо спросила Полина, вставая и подходя к нему.
- А тебе не кажется, что ты слишком долго была очень правильной и очень примерной?
- Вообще-то, не кажется. – Максим вопросительно поднял бровь. – Ну… может быть, чуть-чуть. – Бровь поднялась еще выше. Полина засмеялась. – Ладно, уговорил. Идем.
Через час они уже сидели за столиком в уютном ресторане, с аппетитом поглощали принесенные блюда, которые, как и обещал Максим, оказались действительно отменными, наслаждались отличной игрой музыкантов, обществом друг друга и, время от времени, наблюдали за танцующими на танцполе парами.
Вдруг зазвучало танго. Максим какое-то время следил за танцем, потом повернулся к Полине и неожиданно широко улыбнулся.
- Что смешного? – Полина неуверенно посмотрела на него.
- Да ничего, - поспешил ее успокоить Максим. – Поль, а ты меня во сне когда-нибудь видела?
- Что? – рука с вилкой застыла в воздухе.
- Во сне, спрашиваю, когда-нибудь видела?
- Максим, а с чего вдруг такие вопросы?
Он рассмеялся.
- Да расслабься. Ничего провокационного. Я вот видел. Смотрел сейчас на танго, и вдруг вспомнил.
Полина отодвинула от себя тарелку и заинтересованно посмотрела на него.
- Ну-ка, ну-ка, что ты там вспомнил?
- Как мы с тобой чабу-чабу танцевали!
У Полины округлились глаза.
- Что танцевали?
Он рассмеялся еще веселее.
- Чабу-чабу – танец мексиканских рыбаков.
Если бы было куда, глаза Полины округлились бы еще больше. Видя ее недоумение, Максим развеселился окончательно.
- Ну, что ты на меня смотришь так? Это сон все был! Заснул я как-то у тебя на уроке, если вдруг помнишь?
Она кивнула головой и улыбнулась.
- Помню.
- Твой голос звучал так чарующе. Не знаю, ты, наверное, о танцах что-то рассказывала… Вот… И снится мне чудный сон…
Он начал рассказывать ей сон. Слушая его, Полина изо всех сил старалась не рассмеяться. Он вдруг остановился.
- Ну, и что дальше? – с нетерпением спросила Полина.
- Дальше? Не поверишь!... На самом интересном месте, в самый, так сказать, эротический момент, когда моя рука скользила по твоей вниз к груди, ты вдруг вырвалась из моих объятий и начала кричать: «Макаров! Что вы делаете, Макаров?» Открываю глаза – а ты на самом деле это кричишь, тряся меня за плечо, с совершенно обалдевшим видом. – Он вздохнул. – Такой танец загубила.
Полина, в конце концов, не выдержала и рассмеялась.
- Макаров, я, конечно, знала, что у тебя буйная фантазия, но чтобы до такой степени… Да, не ожидала!
- Ужас! – он сделал обиженное лицо. – Ну, вот ни капли сочувствия, ни грамма сострадания! Я ей, понимаешь, поведал свою заветную мечту, а она смеется!
- Мечту? – все еще смеясь, спросила Полина. – Какую мечту?
- Танго с тобой, золото, станцевать. Танго…
- Танго? – удивилась Полина. – Макаров, только не говори, что ты еще и танго танцевать умеешь.
Он усмехнулся.
- Представь себе!
- Откуда?
Он склонил голову ниже, приблизил к ней лицо и таинственно зашептал:
- А хочешь, я открою тебе страшную тайну?
Полина, улыбаясь, покачала головой.
- Ну, ты, точно, невозможен. Какую тайну?
- А ты понимаешь, что, если я тебе ее расскажу, ты просто навсегда окажешься связана ею навеки со мной и больше никуда и никогда не сможешь уйти?
Она сделала вид, что задумалась.
- Я готова пойти на такой риск…
- Тогда рассказываю… в 8 лет родители затащили меня на бальные танцы и заставили меня заниматься этим целых два года… Так что… - он выпрямился, - не переживай, солнце мое, основы я знаю. Такое с возрастом до конца не искореняется.
Она недоверчиво посмотрела на него.
- Не верю. Почему же я не заметила твоей танцевальной подготовки, когда мы танцевали?
Он опять наклонился и прошептал:
- Я очень тщательно это скрываю… А вообще, - добавил он уже нормальным голосом, - ну, какая подготовка? Я же говорю – основы.
- Слушай, ну ты меня заинтриговал.
- Правда? – он испытующе посмотрел на нее. – Ну, так что? Воплотишь мою мечту в жизнь? Как там?.. Мужчина устанавливает с женщиной, с которой хочет танцевать, зрительный контакт… Пристально на нее смотрит… Если женщина хочет с ним танцевать, она отвечает ему таким же пристальным взглядом…
- А если нет?
- Делает вид, что не замечает этого взгляда… Ну, Полина, - разочарованно произнес он, - я так не играю. Что значит, нет?
Полина засмеялась.
- Что, уже и спросить нельзя?
- Спросить? Можно. Но только спросить…
- Ну-ну… И что же дальше?
- Дальше? Эти двое поднимаются со своих мест и встречаются на танцполе…
- Увы, - улыбаясь, проговорила Полина.
- Что «увы»? – не понял Максим.
- Танго закончилось еще минут десять назад.
Максим хмыкнул.
- Нашла проблему. One moment, please… - он встал и зашагал по направлению к музыкантам. Полина с интересом наблюдала, как он о чем-то с ними разговаривает. Потом он вернулся, сел на свое место и небрежно проговорил:
- Делов-то!..
На какое-то мгновение повисла пауза…
Приглашающий взгляд…
Первые звуки мелодии…
Одна рука в его руке, другая обвивает его шею…
Крепкие объятия и близость на грани единства…
… Они двигались, прижавшись друг к другу ровно и слаженно, как будто ощущая все потаенные мысли друг друга. Его ноги перемещались с ее ногами, в некотором сложно аранжированном ритме, и, когда их тела прижимались друг к другу, Максим ощущал запах ее кожи и щекочущее прикосновение ее волос, касавшихся его лица. Даже когда мелодия на мгновение прекращалась, они стояли на танцевальной площадке, прижавшись друг к другу и боясь оторваться друг от друга хотя бы на мгновение, чтобы не утерять то неуловимое чувство, которое возникло в этот вечер между ними…
… Войдя в ресторан, Вадим заметил, что на танцполе как-то необычно. Он всегда приходил сюда, когда бывал в Твери, но, чтобы люди, покинув свои столики, столпились на танцполе… Там явно должно было происходить что-то необычное… Движимый любопытством, усмехаясь про себя, он тоже пошел на танцпол посмотреть, что же привлекло туда всех этих людей и… застыл на месте, не в силах отвести взгляд. Двое танцевали танго. Так проникновенно, так страстно… Лица их было плохо видно, но действо завораживало. Держа партнершу одной рукой за талию, другой сжимая вторую ее руку, танцор выставил ногу вперед и опрокинул девушку назад… Так они и застыли, не шевелясь и глядя в глаза друг другу. Затем парень склонился чуть ниже и запечатлел на губах девушки поцелуй… Раздался шквал аплодисментов. Парень одним движением привел девушку в вертикальное положение, она подняла голову, посмотрела перед собой и… Вадим лишился дара речи… Перед ним была Полина…
Он понимал, что нужно уходить, но не смог сдвинуться с места. Взявшись за руки, Полина с парнем неумолимо приближалась к нему. Наконец, они его тоже заметили. В глазах Полины появилось сначала удивление, потом испуг, потом разочарование и еще что-то, чего он не смог определить. Парень нахмурился.
- Полина, - проговорил Вадим, когда они с ним поравнялись, - здравствуй. А это, надо полагать, Максим, - он потер скулу. – Здравствуйте.
- Привет, Вадим, - проговорила Полина. Максим лишь молча кивнул головой.
Вадим попытался улыбнуться Полине.
- Вот видишь, я же говорил.
Полина подняла глаза к потолку.
- Что ты говорил, Вадим?
- Что он тебя любит. – Он вздохнул. – Полина, Максим, я прошу вас извинить меня за тот инцидент. Пожалуйста. Максим, вам очень повезло с девушкой. Я вам завидую. И… - он повернулся к Полине, - искренне желаю счастья. Правда, Полин, извини. Я очень ценил нашу дружбу и сам же ее и уничтожил.
Полина улыбнулась уголками губ, взяла Максима под руку и прижалась к нему.
- Ладно, Вадим, не знаю, как Максим, но я тебя прощаю и тоже желаю тебе счастья.
Максим посмотрел на Полину и хмыкнул.
- Я тоже. Извините, нам нужно идти.
Он увлек Полину к их столику, оставив Вадима стоять, глядя им вслед.
Максим усадил Полину за столик, потом наклонился и коснулся ее губ своими.
Полина подняла на него смеющиеся глаза.
- Бывший суворовец Макаров, вы что сейчас сделали?
Губы Максима тоже расплылись в улыбке.
- Поцеловал девушку, которая мне нравится. Очень нравится. А точнее, которую я люблю. – Он удивленно посмотрел на нее. – Ты и это помнишь?
Улыбаясь, она кивнула головой.
- У меня вообще очень хорошая память, - она показала глазами на стул. – Садись.
Максим сел, посмотрел куда-то за ее спиной и нахмурился. Даже не оборачиваясь, Полина поняла, что, а, вернее, кого он там увидел. Вадима, конечно же. Надо было Максима потихоньку отсюда уводить, пока настроение у него не испортилось окончательно.
Она посмотрела на Максима.
- Ну, что, воплотил ты свою мечту в жизнь?
- Мечту? – Максим перевел взгляд на Полину, сначала не поняв, что она спросила. Потом до него дошел смысл ее вопроса и он улыбнулся. – Конечно! Это было гораздо лучше, чем во сне! Спасибо огромное за танец и за сбытие моей мечты… то есть за сбычу… - Он засмеялся. – Короче, ты поняла. Кстати, а как правильно, не знаешь?
Смеясь, она пожала плечами.
- Самой всегда интересно было.
- Полин, - инстинктивно он протянул руку и взял ее руку в свою. – А тебе самой-то понравилось?
- О, да! Признаться, такого я не ожидала! Макаров, в тебе масса скрытых талантов!
Максим довольно улыбнулся.
- Что есть, то есть.
- Макс, а давай уже пойдем отсюда? Ты не против?
Максим еще раз взглянул туда, куда его взгляд притягивало, как магнитом, и с готовностью кивнул головой.
- Идем. Меня покормили, мечту мою сбыли – теперь тебя прогуляем.
Полина засмеялась.
- Ну, давай, прогуляем.
Они расплатились, оделись и вышли на улицу. Шел небольшой снег. Полина вдохнула воздух полной грудью, потом вытянула руку и поймала несколько снежинок.
- Здорово-то как! Всегда любила смотреть на падающий снег.
- И я. – Он подставил ей руку.- Идемте, сударыня. Простите, сани с лошадьми предложить не могу, так что придется прогуляться своим ходом.
Полина, улыбнувшись, вздохнула.
- Жаль. Я бы сейчас прокатилась на санях, да с бубенцами!
Максим засмеялся.
- Еще и с бубенцами! Хотя бубенцы могу организовать в следующий раз. Куплю где-нибудь колокольчик, прицеплю себе на шею и буду звенеть.
Полина тоже рассмеялась.
- Представляю себе картину! Ладно, идем уже, - она взяла его под руку и они медленно направились к дому.
- Полин?
- Что?
- А ты в детстве любила на санках кататься?
Она сразу же кивнула головой.
- Конечно. А кто ж этого не любил? А еще на коньках, и, даже, на лыжах…
Максим с удивлением посмотрел на нее.
- Да ты что? Никогда бы не подумал!
- Представь себе!
- А в снежки играть любила?
Она хмыкнула.
- Да. Только когда я бросала в кого-нибудь, а не наоборот. Хотя… я всегда удачно уворачивалась.
- Правда? – он повернулся к ней и в его глазах заплясали смешинки.
Он выпустил ее руку и медленно пошел в сторону.
- Максим, ты куда? – удивилась Полина. Потом вдруг сообразила. – Макаров, только попробуй!
Но Максим уже наклонялся к снегу.
- Ах, так? Ладно! – она сразу же присела, взяла в руки снег, слепила снежок и, как только Максим повернулся, бросила снежок в него.
- Ничего себе, какая меткость? Предупреждать же надо! – возмутился Максим, отряхиваясь и даже забыв про собственный снежок.
- Счастливо оставаться! – засмеялась Полина и быстрыми шагами зашагала вперед.
- Эй, ты куда? – Максим оторопел на мгновение, потом бросился ее догонять.
- Солнце, куда это ты собралась без меня? – догнал, схватил за руку, развернул. В этот момент Полина поскользнулась, попыталась за него задержаться, но, увы, Максим тоже не сумел удержать равновесие и она оба рухнули в снег, а, точнее, Максим в снег, а Полина – на него.
- Живой? – Полина с беспокойством посмотрела на него.
Максим поморщился, потом прислушался к себе.
- Да, вроде живой.
Полина попыталась встать, но он сразу же удержал ее обеими руками.
- Не так быстро, солнце. А первую помощь оказать?
Полина забеспокоилась еще больше.
- Что-то ушиб? Максим, не шути. Давай встанем, осмотрим, - она посмотрела ему в глаза и обнаружила, что в них пляшут смешинки, - Макаров!..
- Что? – невинным голосом спросил он. – Не знаю, почему, но болит здесь, здесь и здесь, - он показал пальцем на глаза, щеки и губы. – И только чудодейственный поцелуй может меня исцелить…
- Макс…
Он крепко удерживал ее своими руками, а его лицо было в такой непосредственной близости от ее губ, что через мгновение, отбросив все мысли, она коснулась губами его глаз… щек… губ… Он с готовностью приоткрыл губы, и ее язычок проскользнул внутрь. Они полностью растворились в поцелуе, пока Полина, наконец, не опомнилась и не оторвалась от него, одновременно вырвавшись из его рук и пытаясь встать.
- Максим, давай, поднимайся, а то простудишься. Что я потом делать с тобой буду?
- Лечить, - смеясь, проговорил он, но, тем не менее, встал и помог подняться Полине.
…- Помощь не нужна?
Прямо напротив них стояла и насмешливо на них смотрела Рита.
- Блин, - вполголоса проговорил Максим, - сегодня вечер встреч, что ли? Привет, Рита, - уже нормальным голосом обратился он к ней. – Что ты здесь делаешь?
- Гуляю. А вы?
- И мы. Извини, Рит, нам идти уже пора. Пока, – он отряхнул свою одежду от снега, помог отряхнуться Полине, взял ее за руку и повел, как можно дальше и быстрее от того места, где стояла Рита.
Идя следом за Максимом, Полина решила просто не обращать внимания на эту встречу. Зачем зря нервы портить? А вот Рита просто так это дело оставлять не собиралась.
- Поглядим еще, Полина Сергеевна, чья возьмет…
Когда Рита увидела идущую впереди пару, она совсем не обратила на них внимания. Потом увидела, как парень отошел на приличное расстояние, наклонился зачем-то, девушка тоже… И, как только парень выпрямился и повернулся, она бросила в него снежком. Потом парень закричал и… Рита замерла. Знакомый голос… Максим. С кем это он? Она ускорила шаг, пытаясь рассмотреть. Максим к тому времени погнался за девушкой, догнал, схватил за руку и, не удержавшись, они оба упали в снег. Что было потом, Рита не очень поняла, но, когда она подошла к паре совсем близко, девушка самозабвенно целовала Максима, а тот отвечал ей с не меньшей страстью. Сердце заколотилось. «Меня он так никогда не целовал», - пронеслось в голове. Она попыталась взять себя в руки. «Совсем стыд потеряли! Хороша девица, нечего сказать! Интересно, кто?»
Наконец, они перестали целоваться и девушка попыталась встать.
- Максим, давай, поднимайся, а то простудишься. Что я потом делать с тобой буду?
Рита сдвинула брови. Голос показался знакомым. Где-то она его недавно слышала. Где? Максим с девушкой начали вставать, девушка подняла голову… Не может быть! Та самая Полина Сергеевна? Этикетка, фото которой он хранил даже, когда встречался, с ней, с Ритой? Но она же учительница! Старая она для него! Да и она такое вытворяет с ее, Ритыным, парнем. Пусть даже и бывшим. Этого просто не может быть!
К счастью, она быстро смогла справиться с обуревавшими ее эмоциями.
- Помощь не нужна? – она стояла и насмешливо смотрела на них. Предполагалось, что от ее презрительного взгляда они, как минимум, сгорят на месте от стыда, ну, или, на худой конец, отпрянут друг от друга, опустят глаза в замешательстве и будут ее умолять никому не рассказывать о том, что она видела. И она очень удивилась, когда ничего этого не произошло. Наоборот, бросив пару фраз, Максим схватил свою Этикетку за руку и поспешил как можно быстрее отделаться от нее, Риты.
Это просто не укладывалось в голове. Ей, умнице и красавице, предпочли какую-то Этикетку! Этого просто не может быть! Ведь она, Рита, и красивее, и умнее. Да моложе, в конце концов! Может, этот Макаров просто извращенец какой? Предпочитает дам постарше?
От обиды она даже топнула ногой, но сразу же поскользнулась и еле удержалась на ногах. Стало еще обиднее. Значит, так, да? И даже, когда он был с ней, с Ритой, он все время морочил ей голову, а сам все время думал, как бы заполучить свою Этикетку. Ладно. Может быть, он и не будет больше с ней, но она приложит все усилия, чтобы и с Этикеткой у него ничего не вышло. Она усмехнулась. «Так не доставайся ж ты никому!» Уж она постарается.
- Поглядим еще, Полина Сергеевна, чья возьмет… - произнесла она вслух.
Глава 75
- Максим, может, ты уже, наконец, остановишься? – Полина остановилась и посмотрела на Максима. – Что случилось? Ты убежал от этой Риты, как черт от ладана.
Он отрицательно покачал головой.
- Ничего не случилось. Просто не хочу ее видеть – и все.
Полина внимательно посмотрела на Максима и нахмурилась.
- Есть что-то еще, что я должна знать?
Максим улыбнулся. Такая формулировка вопроса его вполне устраивала. О его встрече с Ритой она знать совсем не должна. Значит, ответив отрицательно, он совсем и не соврет. Просто не скажет того, что ей знать совсем необязательно.
- Поль, ну, что ты должна знать? – он подошел к ней вплотную и честно посмотрел в глаза. – Просто неприятно ее видеть. Вообще, неприятно вспоминать о том, что пытался кем-то заменить тебя.
Полина улыбнулась.
- Максим…
- Веришь?
- Верю.
- Вот и хорошо. – Максим решил, что пора от этой темы уходить. Он подмигнул. – Ну, что, Полин, мы тебя по-честному прогуляли?
Она засмеялась.
- По-честному. Завтра могу с чистой совестью на работе говорить, что выздоровела.
Он тоже засмеялся.
- Вот видишь. Ну, что? Тогда идем домой? А то ты, наверное, устала?
Полине стало весело.
- Конечно. Целый день ничегонеделания – это же ого-го! Так что идем домой, - она взяла его под руку и они неторопливо двинулись к дому.
Максим улыбнулся про себя. Есть надежда, что тему с Ритой можно считать исчерпанной.
Они пришли домой, разулись, разделись и прошли в комнату. Максим включил ночник и вопросительно посмотрел на Полину:
- Ну, что? Продолжим наше ничегонеделание? Телевизор, музыку?..
Она улыбнулась.
- Все равно. Я в душ схожу, ладно?
Он согласно кивнул головой.
- Конечно. Поль, - крикнул он ей вдогонку, - ты кофе хочешь?
Она пожала плечами.
- А почему бы и нет?
- О’кей. Ты тогда иди в душ, а я кофе сварю.
Когда Полина вышла из душа, по квартире уже разносился аромат кофе. Она села рядом с Максимом, взяла свой кофе, сделала глоток и с удовольствием откинулась на спинку дивана.
- Максик, ты золото. – Она поставила свою чашку на столик и положила голову Максиму на плечо. – Макс…
- Что?
- Если я потом забуду тебе это сказать, спасибо тебе. Мне было очень хорошо сегодня.
Он обнял ее за плечи и улыбнулся.
- Мне тоже.
Они сидели и просто молча наслаждались тишиной. Когда через несколько минут Максим посмотрел на Полину, то увидел, что она сидит с закрытыми глазами.
- Поль, - осторожно позвал он.
- Что? – проговорила она сквозь сон.
- Ты спишь, что ли?
- Угу.
Максим вздохнул и улыбнулся. Продолжение романтического вечера, похоже, закончится романтическим сном. Он аккуратно убрал ее голову, пошел, расстелил постель и вернулся за Полиной.
- Идем спать, солнце, - он взял ее на руки и отнес в кровать. Уложил, накрыл одеялом, наклонился и коснулся губами ее губ. – Спокойной ночи, Поль.
Полина только улыбнулась в ответ.
Глава 76
Утром Полина проснулась первая. «Странно, - пронеслось в голове, - а почему в халате? Ну, ладно». Встала, приняла душ. Заглянула в спальню. Максим еще спал. Посмотрела на часы. «Время позволяет, так что сегодня, пожалуй, моя очередь кофе готовить. А, точнее, завтрак». Приготовив завтрак, опять заглянула в спальню. Максим все еще сладко спал. Вздохнув, подошла к кровати. У него было такое умиротворенное выражение лица… Стало так жалко будить… Но что же делать?
Присела на кровать, склонилась, слегка подула… Максим только отмахнулся. Покачала головой и решительно потрясла за плечо.
- Максик…
Он, нехотя, открыл глаза.
- Что?
Она улыбнулась.
- Я пришла к тебе с рассветом,
Рассказать, что солнце встало…
- А обратно оно сесть не хочет?
Полина засмеялась.
- Нет, не хочет. Вставай. Тебе на занятия пора, помнишь? Да и я на работу уже скоро опаздывать начну. Так что, давай. Быстренько в душ и завтракать. Я тебя на кухне жду.
- Поль, я спать хочу. Я не пойду никуда, - он натянул на себя одеяло и опять закрыл глаза.
- Ну, уж нет, Макаров! Я, значит, работать буду, а ты в постели валяться? – она стянула с него одеяло. – Давай, шагом марш!
- Какая ты все-таки злая, Полина…
Через пятнадцать минут Максим, приняв душ, присоединился к Полине на кухне.
- Что, возвращаемся к серьезной ответственной жизни?
О